Новости Владивосток

Пустые дороги, закрытые мосты и один паром на всех: итоги года дорожно-транспортного состояния Владивостока

В 2020 году произошло немало событий, которые повлияли на все сферы жизни, в том числе и в дорожной отрасли. VL.ru вспоминает, как дороги и транспорт Владивостока и Приморского края переживали пандемию, два режима ЧС и недостаток финансирования.

Дороги

В 2020 году Владивосток получил самую маленькую сумму за последние три года на капитальный ремонт дорог – около 300 млн рублей. Олег Кожемяко сказал Олегу Гуменюку, что за подрядчиками нужно присматривать получше, потому что уже стёрлась разметка, которая должна была быть пластиковой, а тактильная плитка по прошлогодней БКАД уже сломалась.

По нацпроекту должны были отремонтировать пять улиц: Монтажную, Крыгина, Сабанеева, Каплунова и частично Успенского. После проведения аукционов оказалось, что денег хватает ещё и на Казанскую. А потом из федерального бюджета добавили средств на ремонт улицы Успенского целиком.

Контракты расторговали весной, в мае приступили к работам и, на удивление, справились гораздо лучше, чем раньше. В конце октября незавершённым остался только участок на Успенского – он такой и сейчас. А все остальные улицы, не считая строительного мусора, получились очень неплохо. Разве что заборы для пешеходов понаставили зря, да приподнятые переходы провоцируют пробки.

Нескольких подрядчиков по итогам прошлых лет признали недобросовестными, прокуратура инициировала возбуждение уголовных дел о халатности, УФАС нашло сговор на 800 млн рублей между подрядчиками.

Из хорошего стоит отметить ремонт улицы Маковского, который сделали с опережением графика, доделанный ремонт на Снеговой, который бросил недобросовестный подрядчик в прошлом году. Много светофоров как для машин, так и для пешеходов установили на улицах города. Перенесли, наконец, пешеходный переход на Фокина, сделали аварийный ремонт дороги на Змеинке, а также залатали ямы на Русской от кольца Багратиона до путепровода.

В крае сделали по нацпроекту БКАД часть дороги от трассы до Тавричанки, часть дороги на Находку, кусочек дороги вдоль Горностая и возле аэропорта. Отремонтировали дорогу Суражевка – Кролевцы, дорогу в Соловей-Ключе, начали реконструкцию участка трассы в Пожарском районе. Правда, ремонт собирал многочасовые пробки в Шкотово и Вольно-Надеждинском.

Плохого, впрочем, тоже хватало. Например, до сих пор не работает лифт для маломобильных граждан на виадуке на улице Олега Кошевого. Говорят, заработает в 2021 году, но верится с трудом. Или, вот, пешеходная зона на проспекте Красного Знамени превратилась в парковку.

Знаки приоритета, как мы ни просили правительство Приморского края, отвечающее за этот участок трассы, так и не появились на Фадеева. Зато город понаставил знаков «Остановка запрещена» с толком и без.

Весной утонула капитально отремонтированная ливнёвка на Борисенко. А когда после очередного дождя в городе затопило почти все ливнёвки, мэрия ответила, что строить большие коллекторы – экономически нецелесообразно.

Яму на Котельникова, которую должен был заделать подрядчик ещё в 2019 году, в итоге сделали городские службы и только в апреле 2020 год.

Трасса Седанка – Патрокл начала разрушаться, а заделывать ямы в городе не помогло даже присвоение им имени Фургала. Пункт весового контроля на Заре не успели запустить как тут же свернули, поскольку его оборудовали только знаками и ничем больше. На Окатовой в результате взрыва паропровода пострадали десятки машин, владельцы которых до сих пор не могут получить компенсации.

Некрасовский путепровод

Отдельной главы заслуживает ремонт Некрасовского путепровода. Он должен был начаться ещё в 2019 году, но не случился. Перенесли на 2020-й, обещали сделать капитальный ремонт. Контракт расторговали со второй попытки – подрядчики не хотели идти на этот объект из-за огромного объёма работ и недостаточного финансирования. Но в конце концов ООО «Автобан ДВ» решился и начал ремонт в июне. Для проезда открыли грунтовую дорогу Нефтеветка – мыс Кунгасный, но она имела смысл только для тех, кто ехал из центра в сторону Второй Речки. В обратном же направлении, в город, собирались огромные пробки.

Затем мы заметили, что техническое задание контракта не соответствует реальному положению дел на объекте. Чуть позже наши выводы подтвердила и прокуратура. К тому моменту было уже ясно, что ремонт путепровода нельзя назвать капитальным. Не были сделаны тротуары, которые оказались неремонтопригодными, чего не отразили в техзадании. Не отремонтировали деформационные швы, не заменили металлические ограждения у краевых полос. Словом, много чего не сделали. Положили только новый асфальт, да и тот волнами и без разметки. Вероятно, подрядчик будет отстаивать свою правоту в суде. На конец декабря из 303,2 млн рублей общей стоимости работ было выполнено на 229,6 млн рублей, а оплачено только 116,1 млн рублей.

Мосты

В апреле в Романовке после проезда грузовика обрушился очередной старый мост. По нему в этот момент ехал Toyota Prius, водитель которого получил травмы. Через месяц мост отремонтировали и запустили по нему движение.

Открыли движение по нескольким новым мостам – в Большом Камне, в Кавалеровском районе и между Штыково и Шкотово, через реку Артёмовка. Не обошлось, правда, без странностей – отремонтировали мост в Трудовом, ведущий к частному сектору. И тут же повесили кирпич, запретив по нему ездить. Оказалось, что объект не прошёл освидетельствование. Также сделали ременный мост в Фокино, отремонтировали мост в Золотой Долине, сделали временный проезд по мосту через реку Дачную в Арсеньеве. Приступили к разборке мостов в Осиновке и в Фокино.

Во Владивостоке начали ремонтировать мост на улице Тимирязева, реконструировали небольшой мостик на улице Успенского. Аварийный ремонт Рудневского моста ненадолго сделал проезд лучше. Также жители края сообщили, что под угрозой обрушения мосты в Соловей-Ключе и в Яконовке. А администрация Владивостока не хочет ремонтировать аварийный мост на Волжской.

Общественный транспорт

В 2020 году в сфере общественного транспорта Владивостока произошли некоторые подвижки в положительную сторону. Приехали трамваи из Москвы, хоть уже и бывшие в употреблении, но всё равно гораздо более новые, чем колесили по единственному городскому маршруту до этого. Их выпустили на линию 8 марта. Обещают ещё и троллейбусы прислать – тоже из Москвы.

Закупили два электробуса, которые, правда, очень долго не выходили на маршрут – они прибыли в марте, для них обучали водителей. На маршрут № 90 электробусы вышли в сентябре.

Также в 2020 году ввели новую маршрутную сеть общественного транспорта. Горожане были не в восторге – в автобусах началась давка, расписание изменилось, некоторые остановки исчезли с карты. Какие-то маршруты администрация Владивостока поменяла, а какие-то – отказалась. В итоге со всеми недостатками сеть утвердили в конце октября. Для части маршрутов, которые раньше были прямыми, а теперь сделались с пересадками, ввели специальный пересадочный тариф. Правда, оказалось, что пересадка не бесплатная, а за полторы стоимости проезда.

Морской транспорт

2020 год показал, насколько важен морской транспорт для Владивостока и как мало внимания ему уделяется. Вот, например, в начале года городу пообещали суда на воздушной подушке, потому что единственный такой катер, «Влад-Регул», всё время ломается. Новым СВП выбирали всем городом имена, выбрали, а они так и не приехали – и это выяснилось только в конце года. Подрядчик рассказал, что судно «Барс» было построено, но из-за весенних ограничений регистр не выдал вовремя документы. В июне, когда документы были получены, администрация Владивостока принимать его отказалась, понадобились деньги на другое. Все лето уговаривали забрать судно, писали мэру, губернатору, но бесполезно. Аванс вернули обратно в казну.

Кроме «Влад-Регул» есть ещё теплоходы «Пассат», «Лотос» и «Москва». Все они постоянно приходят в нерабочее состояние из-за поломок, оставляя жителей островных территорий без транспорта. Жители острова Попова, например, говорят, что после переправы через пролив Старка им ещё приходится преодолевать непреодолимое – грунтовку от бухты Боярин на Русском острове. А поездки на морском транспорте, между прочим, подорожают в 2021 году.

Есть немало частных катеров и яхт, которые порой занимаются перевозками пассажиров. Но морскому транспорту в 2020 году вообще не везло. Так, навигацию не открывали до средины мая. Открыли только 16-го числа после многочисленных просьб и обращений. Отметим, что и закрыли её задним числом в ноябре, когда люди помогали перевозить пассажиров с островных территорий после ледяного дождя, о котором мы тоже вспомним.

Коронавирус и ЧС

Пандемия и два режима ЧС за одну осень тоже внесли свои коррективы в работу дорожной инфраструктуры. Когда в марте ввели режим самоизоляции, из хорошего вспоминается только отсутствие пробок. А всё остальное было совсем плохим.

В начале апреля собирались закрывать транспортное сообщение между районами края и вводить пропускную систему. Автобусам и такси предписывали проходить предрейсовый контроль, из-за которого они сильно опаздывали. Транспорта стало мало, и люди набивались в него как селёдки.

Но усиленные проверки транспорта так и не начались. Зато на карантин закрывали Находку и Хасанский район. Карантин якобы вводили также и в Подъяпольском – но корреспонденты VL.ru без проблем заехали в посёлок и выехали оттуда, так и не обратив на себя внимания сотрудников ДПС.

Когда установилась тёплая погода, городские и краевые власти решили ограничить въезд на островные территории. За посещение острова Русский без уважительной причины выписывали штрафы. В лесах ставили бетонные блоки и перекапывали въезды. Потом их, кстати, так и не убрали – горожане сами освобождали себе проезд.

В начале сентября по Приморью ударил тайфун «Майсак». Он смыл часть дорог в Хасанском районе, отрезав его от остального края. Дороги восстанавливали несколько месяцев. Без транспортного сообщения 10 дней был Ханкайский район, а также несколько посёлков в Анучинском и Яковлевском районах. ЧС вводили из-за размытых дорог в нескольких муниципальных районах и округах. Из-за штормового ветра закрывали проезд по Русскому и Золотому мостам, но ненадолго.

Надолго природа закрыла Русский мост во время ледяного дождя в ноябре. Тут-то и оказалось, что на все островные территории есть только один паром 1974 года постройки. И лишь через несколько дней после обледенения моста привлекли военных с их десантными катерами.

Мост открыли для проезда только 6 декабря. Причём пока очередь из машин стояла с обеих сторон, губернатор прямо на мосту награждал причастных и торжественно разрезал ленточки.

Также ледяной дождь «закатал» весь транспорт под тостую корку льда. Под этим же льдом оказались и городские улицы – их до сих пор не могут очистить. Мы пытались уговорить мэрию рассказывать про уборку улиц, чтобы своевременно предупреждать людей о ней – тогда бы в спальных районах могло быть меньше машин, и очистка дорог была бы оперативнее. Но увы, оказалось, что у города нет никакого плана по уборке улиц даже на сутки вперёд.

Границы

Говоря о коронавирусе, нельзя не вспомнить закрытые границы и всевозможные транспортные ограничения. 30 января закрыли воздушные границы с Китаем, потом прекратилось железнодорожное сообщение. В марте авиаперевозки вообще оказались под запретом.

Через Приморский край везли транзитом граждан КНР с коронавирусом, но почему-то о них сообщали только китайские власти, а наши молчали. Но при этом нехорошую морскую практику продемонстрировал порт Владивосток, не пустив круизный лайнер Costa NeoRomantica к причалу, чтобы пополнить запасы пресной воды.

На автомобильной границе с Китаем бастовали дальнобойщики – после ограничения въезда через МАПП Пограничный стало понятно его ужасающее состояние. Забастовки происходили до конца года.

Проекты

Вот чего в дорожно-транспортной сфере много каждый год, так это разнообразных проектов, которые, правда, не всегда осуществляются.

Например, в начале 2020 года город собрался заказывать научное исследование транспортной инфраструктуры, чтобы потом разработать на её основе программу комплексного развития дорог и транспорта. Предполагается, что в центре Владивостока уберут одностороннее движение. Цена этому исследованию – 76 млн рублей.

Ожил в этом году и проект ВКАД, правда, пока только первый его этап – от Верхнепортовой до Русского острова через остров Елены по мосту. Для моста даже делали инженерные изыскания в районе Токарёвского маяка. Проект моста на Елены был представлен на обсуждение в конце декабря, и до 22 января правительства Приморского края принимает пожелания и предложения по концепции.

Если брать проекты помельче, то во Владивостоке хотят перенести опору виадука на Некрасовской и построить ещё два новых – на Гоголя и в районе «Радиоприбора».

Заказывали корректировку проекта моста через Вторую Речку в районе Гамарника, который должен связать две части улицы Бородинской. Несколько районов города распланируют под многоуровневые развязки с неизвестным сроком реализации. Сделали планировку территории и показали примерный проект реконструкции Рудневского моста, пока он ещё не упал.

Есть у нас в проекте и парковки для граждан – даже со сроком реализации в 2021 году. Шесть механизированных парковок должны установить в разных районах города. В общей сложности они дадут 96 парковочных мест. Ещё одна многоуровневая парковка будет капитальной – её построят на бывшем трамвайном кольце на Верхнепортовой. Она также рассчитана на 96 мест.

Запланировано строительство съездов с трассы Седанка – Патрокл и дорога к ней от нового микрорайона в районе авторынка «Зелёный угол». Но в ходе проектирования выяснилось, что на бумаге осталось очень много неучтённых «оврагов» в виде исторических объектов, частных территорий и прочего. Когда и как это будут реализовать, пока неясно.

В той же степени ясности и дороги к участкам для многодетных в районе станции «Спутник». Участки в районе бухты Лазурной так и стоят без дорог уже много лет. Там уже разрослись деревья и пришлось заказывать корректировку проекта. Многодетным предлагают только ждать.

И под ёлочку правительство Приморья объявило об участии шести городов в непонятном проекте – выступить пилотными территориями по адаптации международных практик проектирования дорог и городской мобильности. По факту это означает, что формирование транспортной и пешеходной инфраструктур должно осуществляться с учётом мнения жителей. Механизм реализации не уточняется.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта