Новости Владивосток

Губернатор катастроф: как Олег Кожемяко в четырёх регионах с природой боролся

18 декабря исполняется ровно два года с того дня, как Олег Кожемяко занял пост губернатора Приморского края, избавившись от приставки «врио». И, как назло, то ледяной дождь пойдёт, какого 30 лет не было, то ураган, каких не случалось полвека. Впрочем, Кожемяко не привыкать – за 15 лет губернаторства в четырёх разных дальневосточных регионах регулярно происходили погодные явления из категории «старожилы не припомнят».

Корякский автономный округ — землетрясение

Первый раз Олег Кожемяко стал губернатором в 2005 году в Корякском автономном округе, которого уже не найти на карте России. После того, как был провален северный завоз и разморожены несколько корякских посёлков, глава региона Владимир Логинов был отправлен в отставку, а Кожемяко назначили врио губернатора. В апреле 2005 года он возглавил субъект Федерации, а ровно через год, в апреле 2006 года, произошло разрушительное землетрясение в Олюторском районе Корякии. Тогда пострадали дома и социальные объекты в сёлах Корф, Тиличики и Хаилин.

Стоит отметить, землетрясение ожидалось совсем в другом месте и в другое время – летом 2005 года МЧС выдало сейсмопрогноз, согласно которому на юге полуострова должно случиться сильное землетрясение. Прошли масштабные учения под руководством министра Сергея Шойгу, однако землетрясение произошло не на юге, а на севере — и гораздо позже. На вопрос, насколько пригодились отработанные прошлым летом методы спасения, в камчатском управлении ГО и ЧС отвечать отказались.

Землетрясение произошло днём в зоне, где не было высотной застройки, - может, поэтому в результате не было погибших и тяжело раненных. По сообщениям МЧС, в 12:25 по местному времени в районе Корякского нагорья на полуострове Камчатка произошло землетрясение силой 7,8 балла по шкале Рихтера. Эпицентр находился в 70 километрах к востоку от посёлка Тиличики. За первым толчком последовал второй силой 6,2 балла по шкале Рихтера. Всего в зоне бедствия оказались три населённых пункта – Корф, Оссора и наиболее пострадавший посёлок Тиличики, где колебания составили 5,5 балла. Ещё несколько недель в Корякии происходили уже более мелкие и незаметные подземные толчки, которые тем не менее «добивали» разрушенную инфраструктуру.

Частичным разрушениям подверглись школа, детский сад, жилые дома, теплотрассы и электросети, по взлётно-посадочной полосе местного аэродрома пошли трещины. Также были остановлены котельные из-за разрушения дымовых труб. Дизельные электростанции были заглушены, обесточены посёлки. 31 человек был ранен, но никто из почти двенадцати тысяч жителей Корякии, оказавшихся в районе землетрясения, не погиб. Через три часа после землетрясения в районе бедствия уже находился губернатор Кожемяко. Из Владивостока и Хабаровска на место происшествия вылетели группы спасателей.

В регионе сразу же объявили региональный режим ЧС, а когда через несколько дней в округе ударили морозы, ему поменяли статус на федеральный. Эвакуация жителей из пострадавших районов и зоны бедствия длилась более двух недель, до 5 мая. Были эвакуированы 1163 человека, в том числе 604 ребёнка и 11 тяжелобольных. Всех разместили в социальных учреждениях и оздоровительных комплексах. Пострадавшим было предложено переселиться в другие населённые пункты, получив жилищный сертификат. При этом были и люди, которые наотрез отказывались покидать насиженные места.

По свидетельствам очевидцев, местное отделение МЧС и власти региона были не готовы к работе. Склады пусты, инвентаря и имущества для ЧС не оказалось.

«Подать свет в 95% жилого фонда мы не могли, по причине разрушения домов и коммуникаций, пожары неминуемы, – писал работник электростанции в селе Тиличики. – Электростанцию ДЭС-8, где я отработал дизелистом 15 лет, удалось восстановить и частично запустить в тот же день. За восстановление и запуск станции в работу в первые часы и дни, дабы не разморозить её и посёлок, нам дали по 800 рублей от Родины в конвертах. Как собакам кость. Отметило руководство МЧС наш коллектив чисто формально. По НТВ сообщили, что МЧС «героически спасли» электростанцию и посёлок… Хотя первые, самые нужные и сложные работы восстановления и запуска ДЭС провели именно наши сотрудники. Никакого МЧС в помине тогда не было. Все сидели на сопках, остальные прибыли из Петропавловска-Камчатского лишь через несколько дней. Толчки продолжались постоянно. Здание станции было сильно разрушено, и была опасность его обрушения. Комиссия из Москвы позже признает его аварийным и не пригодным для эксплуатации. Зато наше руководство и различных служб власти получило крупные премии и медали… За то, что отсиживались на сопках, за то, что допустили анархию в районном центре, разграбление имущества в брошенных людьми домах».

Для эвакуации людей использовалось футбольное поле села Тиличики — открытое, продуваемое место. Люди стояли часами на морозе в ожидании вертолётов, вывозивших их на «большую землю». На просьбу к руководству развернуть одну-две армейские палатки на поле (их выгружали с каждого вертолёта) ответили, что есть угроза цунами и строительство посёлка ведётся на сопке.

На распределение сухпайков, печек, одеял и прочего были «назначены» люди с «коммерческим прошлым», что привело к колоссальным хищениям. Лишь после многочисленных жалоб жителей в Красный Крест выехала на место комиссия. Сразу началась раздача всего, что скопилось на складах.

Через несколько месяцев провели прокурорскую проверку об исполнении законодательства о чрезвычайном положении. Было установлено, что в сёлах Корякии, подвергшихся разрушительному землетрясению, действительно отсутствовал необходимый запас для ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. В результате эвакуация населения и оказание необходимой помощи были организованы своевременно только благодаря вмешательству спасателей МЧС и экстренных мер, принятых администрацией автономии.

С мая по июль посёлки трясло ещё несколько раз, разрушая то, что успевали отстроить. В результате было принято решение закрыть для проживания эти населённые пункты. Жителям давали сертификаты на приобретение недвижимости в других районах округа. Те, кто отказался переезжать, получили жильё в новом посёлке, построенном на сейсмобезопасной возвышенности — Новые Тиличики или Верхние Тиличики. Его отстроили в течение года после землетрясения, к сентябрю 2008 года посёлок был заселён. Но Олег Кожемяко руководил регионом до 1 июля 2007 года.

Амурская область — смерч, землетрясение и наводнение

Губернатором Амурской области Олег Кожемяко был с октября 2008 по март 2015 года. За это время в Амурскую область наведался смерч (июль 2011-го), произошло землетрясение (октябрь 2011-го). В апреле 2012 года разгорелся сильнейший за десятилетие пожар, уничтоживший в итоге 83 дома в посёлке Тыгда. По иронии судьбы, именно в Тыгде располагался региональный штаб по тушению пожаров, а за день до пожара Кожемяко посетил местных жителей и пообещал, что у них ничего не сгорит. Также в это время на Дальнем Востоке произошло самое серьёзное наводнение за 115 лет. Сильнее всего пострадала как раз Амурская область.

По данным Росгидромета, причиной наводнения стали интенсивные ливневые дожди, охватившие весь бассейн Амура и продолжавшиеся около двух месяцев (июль-август).

«Трудно сейчас установить, что именно спровоцировало «паническую атаку». В городе стремительно распространялась информация о том, что треснула плотина Зейской ГЭС или что там не могут закрыть шлюзы, что от людей скрывают правду, что на город идёт 8-метровая волна цунами, и вообще, есть приказ из Москвы город затопить. Сегодня читать это смешно, а тогда нашлись люди, принявшие всё за чистую монету. Генетическая память погнала благовещенцев в магазины скупать стратегические запасы продуктов, воды, «мыла, соли и спичек». Новые времена и не припомнят таких пустых полок в магазинах. Недаром спонтанно возникла шутка: «Спонсор паники в Благовещенске — супермаркет Х». В соцсетях даже появился новый пользователь «Трещина Зейской ГЭС», — рассказывали в Амургидрометцентре.

В Амурской области оказалось подтоплено 126 населённых пунктов в 15 муниципальных образованиях. Было затоплено около 8000 жилых домов с населением 36 339 человек (из них более 10 тысяч детей). Также наводнением были затоплены более 20 тысяч дачных участков и огородов. В Благовещенске пик паводка был достигнут 16 августа, когда уровень Амура достиг 822 см, и начал сходить с 19 августа. Так или иначе пострадал каждый восьмой житель региона, затопило седьмую часть области.

Режим повышенной готовности ввели в регионе 7 июля. Датой начала наводнения официально считают 20 июля 2013 года, когда из берегов вышла река Уркам и затопила дома и участки в селе Ивановка Зейского района. Режим ЧС регионального уровня ввели тремя днями позже, 23 июля, а федеральный статус он получил 7 августа и был снят только через год.

В течение месяца люди бежали от большой воды, а она стремилась за ними, захватывая всё новые объекты. Минобороны перебрасывало в Благовещенск спасательную технику.

Газета «Комсомольская правда» писала, что во время наводнения и после поступило 102 сигнала об уголовных преступлениях от амурчан в связи с ЧС. В том числе 38 – по фактам нарушений при выплате компенсаций, мошенничества со стороны чиновников, 4 – по фактам нецелевого использования финансовых средств, выделенных на строительство дамб, 3 – по фактам мародёрства, 57 – жалобы на действия чиновников. 12 уголовных дел было возбуждено после рассмотрения всех этих жалоб, 1653 пострадавших от наводнения амурчанина обратились в органы прокуратуры с просьбой помочь защитить их права.

Претензий к чиновникам после наводнения и правда было очень много – люди не получали компенсации, другие, напротив, получали двойные. Жаловались, что цены на недвижимость резко пошли вверх, а компенсации, наоборот, уменьшились. Новые посёлки взамен уничтоженных паводком построили быстро, за год. Олега Кожемяко запомнили борьбой с алкоголизмом — на территории региона был введён «сухой закон», который УФАС посчитало незаконным. Спиртное во время режима ЧС продавали с 11 утра до 19 вечера, причём многие жители этот закон поддерживали.

Больше никаких претензий к губернатору обнаружить не удалось. В целом, кстати, люди отмечали, что он стабильно наведывался в затопленные посёлки, где оставались жители, и контролировал ход ликвидации последствий.

Региону пришлось брать кредит в 3,5 млрд рублей, чтобы обеспечить первоочередные меры по ликвидации последствий наводнения. Часть кредита закрылась после выделения федеральных средств, но на это потребовалось около месяца.

По итогам наводнения с поста полпреда президента в ДФО был уволен Виктор Ишаев, на его место пришёл Юрий Трутнев. Суммарный ущерб от ЧС оценили в 40 млрд рублей. Работу Олега Кожемяко в правительстве оценили высоко.

Сахалинская область — два циклона с ураганом и тайфун

Самым спокойным в «погодном» плане регионом для Олега Кожемяко стал островной Сахалин. Туда он был назначен врио губернатора в марте 2015 года, но и тут не обошлось без катастроф.

В октябре 2015 года на Сахалинскую область налетел ураган. За сутки выпала треть месячной нормы осадков. Корсаковский район на юге острова оказался полностью обесточенным. Дороги в самом Корсакове были размыты и затоплены. Уровень воды достигал одного метра, а волны у побережья — до четырёх метров в высоту. Были закрыты паромные переправы, порывы ветра в Южно-Сахалинске достигали 35 метров в секунду, а в самой южной точке Сахалина, на мысе Крильон, — до 63 м/с.

В гавани Холмска штормовой ветер повалил портовый кран: 30-метровая конструкция обрушилась с причала в воду. Люди не пострадали, однако кран заблокировал подход судов к причалу. В результате сильного шторма в море и большой нагонной волны затоплена территория Корсаковского морского порта и улицы Вокзальной. Также были затоплены дороги, связывавшие населённые пункты. Ураган «выкорчевал» 400 опор ЛЭП, в результате чего без света остался каждый пятый житель острова. Тогда же повалились и свежеустановленные по требованию Олега Кожемяко элементы благоустройства, среди которых были любимые пластиковые вазоны.

Режим ЧС был введён в Южно-Сахалинске, Корсаковском и Долинском городских округах. Были погибшие и пострадавшие. Без света оставались более 100 тысяч жителей региона, из-за опасности селей закрывали часть дорог. Олег Кожемяко был в это время на форуме в Сочи, но спешно вернулся.

Через неделю на остров обрушился новый циклон, который затопил несколько населённых пунктов. Вера Щербина, бывшая тогда на Сахалине первым зампредом областного правительства, озвучила сумму ущерба от двух тайфунов в полмиллиарда рублей. Пострадавшим раздавали деньги, уголь, корма для животных. Сорванные крыши чинили до зимы, а ЛЭП восстанавливали до февраля.

В 2018 году, под конец пребывания Олега Кожемяко на острове в качестве губернатора, на область обрушился тайфун «Джеби», оставив часть районов без света и транспортного сообщения. В области ввели режим ЧС. Этот тайфун жители сравнивали с «Филлисом», бушевавшим на Сахалине в 1981 году.

6,5 тысячи жителей Макаровского района остались без воды, в Южно-Сахалинске падали деревья, дорожные знаки и биотуалеты. 4,5 тысячи человек оставались без света. Паромные переправы закрыли, занятия в школах отменили, машины спасали из-под завалов. Транспортное сообщение с пострадавшими районами восстанавливали несколько дней.

Примечательно, что режим ЧС вводить не стали, в отличие, например, от Приморского края, куда тайфун переместился после Сахалинской области.

Приморский край — мазут, тайфун и ледяной дождь

В Приморье режим ЧС того или иного уровня — довольно частое явление: его вводят при наступлении пожароопасного периода, вспышках африканской чумы свиней, после осадков, которые смывают населённые пункты, и во время различных техногенных аварий.

Но за два года губернаторства Олега Кожемяко здесь произошло несколько масштабных бедствий. Например, в 2019 году режим ЧС ввели из-за тайфуна «Кроса», причём аккурат перед Восточным экономическим форумом. Владивосток напоминал кадры военных кинохроник, а в крае снова «посыпались» мосты. Самую жуткую картину представляло собой восточное побережье региона, где от тайфуна спрятались тысячи лодок северокорейских браконьеров. После паводка в Приморье сменили главу департамента гражданской защиты. Информации о том, что Олег Кожемяко посещал подтопленные населённые пункты, не было.

В марте 2020 года произошёл взрыв на котельной в Находке. Была повреждена ёмкость с мазутом, и чёрное топливо разлилось по берегам и озеру Солёному. Олег Кожемяко сразу выехал на место и руководил оперативным штабом. Потом уехал, конечно, ведь устраняли последствия разлива мазута ещё два месяца. Режим ЧС в Находке сняли только в конце мая.

В сентябре 2020 года на Владивосток обрушился тайфун «Майсак» с ураганным ветром, какого не видели в Приморье 50 лет. Осадки отрезали несколько населённых пунктов от «большой земли». Во Владивостоке летали крыши, ветром срывало контейнеры с большегрузов, закрывали движение по Золотому и Русскому мостам. В Приморье в нескольких районах ввели режим ЧС, электричество по краю восстанавливали ещё неделю. Олег Кожемяко ездил в Хасанский район, где посёлки пострадали сильнее всего. Кстати, здесь с выплатами компенсаций тоже не всё проходит гладко.

Ну а в ноябре Владивосток стал жертвой обледенения, которого не случалось уже 30 лет. В ночь на 19 ноября в городе и нескольких районах края прошли интенсивные осадки в виде снега с дождём. Режим чрезвычайной ситуации во Владивостоке ввели в тот же день. А когда в крае начали массово отключаться от электроэнергии целые посёлки, то ввели режим ЧС и на региональном уровне — его уже сняли. Во Владивостоке всё ещё действует.

VL.ru подробно писал о словах и делах в эти «чрезвычайные» дни и задавался вопросом — а есть ли вообще план в регионе на случай ЧС. Тем временем Олег Кожемяко практически неделю сидел на Русском острове, где без света остались почти все посёлки. Снимал видео для своего Instagram ночью на Морском кладбище, где спасатели и энергетики восстанавливали упавшие опоры ЛЭП. Заглядывал губернатор на Чуркин, ездил в Артём, колесил по разным районам Владивостока и, конечно, много ругался на энергетиков, чьи ветхие сети устроили многодневный блэкаут в столице Дальнего Востока. Помогло ли «сотрясание стен» белого дома ускорить процесс ликвидации последствий стихии, можно лишь предполагать. Но губернатор продолжает требовать и поручать в своей привычной манере — то город быстрее убрать, то интернет скорее восстановить. А ведь минул уже почти месяц с того дня, как начался ледяной дождь.

И все эти «казни приморские» 2020 года происходят на фоне пандемии COVID-19, которую, конечно, нельзя назвать региональной историей, но в каждом регионе России именно губернаторы самостоятельно устанавливают и снимают ограничительные меры для населения.

Губернатор чрезвычайных ситуаций

Во всех четырёх регионах лично к Олегу Кожемяко претензий у жителей особо не было — быстро реагировал на происшествия, приезжал на место, с людьми общался, помогал, организовывал и так далее. Но, как говорится, вас много — а он один. Так что основной вопрос к губернатору заключается в умении организовать свою собственную команду и наладить взаимоотношения между ведомствами, чтобы не пришлось стоять над душой у каждого работника и чиновника. Или того хуже, на ходу «переводить стрелки» народного гнева то на энергетиков, то на местечковых чиновников. Элегантный пассаж министра по развитию Дальнего Востока Алексея Чекункова о том, что в первую очередь надо поддерживать губернатора, а потом людей, конечно, не в счёт.


Губернатор Корякии Олег Кожемяко инспектирует процесс подготовки к отопительному сезону в посёлке Тиличики. 2 сентября 2005 года. Фото - ТАСС — newsvl.ru Наводнение в районе Благовещенска. 16 августа 2013 года. Фото - ТАСС — newsvl.ru Губернатор Амурской области Кожемяко и глава МЧС Владимир Пучков осматривают последствия наводнения. 18 августа 2013 года. Фото - ТАСС — newsvl.ru Олег Кожемяко инспектирует наводнение в сахалинском селе Сокол. 10 октября 2015 года. Фото - Сергей Красноухов/Sputnik/Scanpix/LETA — newsvl.ru Последствия урагана на Сахалине. Фото - Tjornal — newsvl.ru Губернатор Приморского края Олег Кожемяко награждает энергетиков, принимавших участие в ликвидации последствий ЧС. Фото - правительство Приморского края — newsvl.ru
Губернатор Корякии Олег Кожемяко инспектирует процесс подготовки к отопительному сезону в посёлке Тиличики. 2 сентября 2005 года. Фото - ТАСС — newsvl.ru Наводнение в районе Благовещенска. 16 августа 2013 года. Фото - ТАСС — newsvl.ru Губернатор Амурской области Кожемяко и глава МЧС Владимир Пучков осматривают последствия наводнения. 18 августа 2013 года. Фото - ТАСС — newsvl.ru Олег Кожемяко инспектирует наводнение в сахалинском селе Сокол. 10 октября 2015 года. Фото - Сергей Красноухов/Sputnik/Scanpix/LETA — newsvl.ru Последствия урагана на Сахалине. Фото - Tjornal — newsvl.ru Губернатор Приморского края Олег Кожемяко награждает энергетиков, принимавших участие в ликвидации последствий ЧС. Фото - правительство Приморского края — newsvl.ru
Полная версия сайта