Новости Владивосток

В следующем году зима в Приморье вряд ли будет такой же бесснежной — ученый ДВО РАН Владимир Пономарёв (ИНТЕРВЬЮ)

Настоящую зиму жители Владивостока безуспешно ждали в течение нескольких месяцев. 1 февраля даже появилась шуточная петиция с требованием вернуть снег в Приморье, которую подписали более 100 человек. Во вторник, 12 марта, мечта наконец сбылась. Однако все недоумевают – что же случилось с погодой зимой 2019 года? И главное − будет ли так теперь всегда? О причинах аномальной зимы, проблемах глобального потепления и возможном влиянии человека на климатические изменения корреспондент VL.ru побеседовал с ведущим научным сотрудником Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН, океанологом и метеорологом, кандидатом физико-математических наук Владимиром Пономарёвым.

− Сейчас все больше людей говорят, что происходит перестроение климата по всему миру, и связывают это с глобальным потеплением...

– Климат – это совокупность состояний, различных физических и других процессов в атмосфере, океане, на суше, характерных для конкретных многолетних периодов. Амплитуды и периоды этих колебаний не постоянны и изменяются со временем: 2-3 года, 5-7 лет, 8-15, 18-20, 30-35, 40-50, 60-70 лет, около 100 лет и так далее. В первые десятилетия XXI века произошла очередная смена климатического режима. В умеренных широтах и Арктике продолжается потепление, при этом средняя по земному шару приземная температура воздуха в начале XXI века не растет, а испытывает колебания от года к году. Наступила многолетняя пауза в глобальном потеплении, но увеличилось количество экстремальных явлений погоды, наводнений в одних местах, засух и дефицита осадков в других районах.

– Если вы говорите о паузе в глобальном потеплении, получается, эта концепция сейчас не актуальна?

– Сначала давайте ответим на вопрос, что вообще понимают под глобальным потеплением. Это увеличение средней по земному шару температуры у поверхности Земли и на уровне моря, в приземном слое атмосферы и в целом в нижней тропосфере. С 1914 года наблюдался рост средней температуры у поверхности земли до 0,5 градуса Цельсия.

Тем не менее прогнозы роста глобальной температуры, по крайней мере, в первые 18 лет XXI века не сбылись. С 2000 года средняя температура воздуха у поверхности Земли колеблется с определенной амплитудой и не растет, как в последние десятилетия XX века. Фактически сейчас глобального потепления нет, но площадь морского ледяного покрова в Арктике в конце летнего гидрологического сезона продолжает сокращаться, в основном в арктических морях. Этот процесс связан с усилением переноса тепла из тропиков и субтропиков в умеренные и высокие широты.

Однако площадь ледяного покрова в Арктическом бассейне в зимний сезон регулярно от года к году практически не сокращается. Даже если летнее потепление в Северном Ледовитом океане будет продолжаться с тем же трендом, для полного таяния льда потребуются еще сотни лет, если не больше. Все-таки в изменении климата всегда были и будут сохраняться колебательные процессы.

– Тогда почему же концепция о глобальном потеплении до сих пор так популярна?

– Потому что потепление же было, средняя на земном шаре температура воздуха в приземном слое и температура Мирового океана росли незначительно, но стабильно, от десятилетия к десятилетию.

Здесь скорее нужно говорить о парниковом эффекте и роли увеличения промышленных и других выбросов углекислого газа в атмосферу. Это, по мнению многих ученых, считается основной причиной современного глобального потепления. Предполагали, что в течение XXI века ледяной покров в Арктике и ледники на суше растают настолько, что уровень океана поднимется и затопит многие острова, прибрежные территории и приморские города. По некоторым, наиболее пессимистичным прогнозам, которые давали в конце 70-х XX века, многие острова и приморские города уже должны быть под водой.

Я думаю, потребуется немало усилий ученых, чтобы получить достоверные представления и строгие доказательства об истинных причинах современных изменений климата, о вкладе увеличения СО2, роли изменения солнечной активности, магнитного поля Земли и других внешних факторов.

– Вы говорили об очередном изменении климатического режима. Что конкретно произошло? 

– Во всем мире в пустынных районах осадков стало еще меньше, а в увлажненных районах, где дождей много, – их стало еще больше как во второй половине XX века, так и в начале XXI века, когда эти аномалии усилились. Если говорить об Азиатского-Тихоокеанском регионе, прежде всего, усилились тропические циклоны, перемещающиеся из района образования (с Филиппинского моря) вдоль западной тихоокеанской окраинной зоны к нам на Дальний Восток России. Приморский край тайфуны стали посещать чаще, и наводнений на реках Приморья стало больше. В 2015 году тайфун «Хани» вызвал экстремальный разлив озера Ханка, а на озере Байкал, где климат континентальный, из-за многолетнего дефицита осадков уровень воды, наоборот, стал экстремально низким.

Зимой за последние годы усилились холодные вторжения с континента. В декабре 2017-го, январе и феврале 2018 года их было особенно много. Холодный воздух поступал из Якутии, где расположен полюс холода северного полушария Земли. Мы это ощущали как кратковременные морозные периоды до (-20 °С) с сильным северным ветром. При этом в среднем за сезон зима не была особенно суровой.

– А как в эту схему укладывается наша невероятно мягкая и бесснежная зима в Приморье?

– Изменение климатического режима не исключает экстремальных аномалий, как холодных, так и теплых. В летне-осенний сезон 2017 года тайфуны способствовали аномальному поступлению тепла из океана в атмосферу в северо-западной части Тихого океана и его окраинных морях. Зимой 2018-го холодные вторжения тоже внесли свой вклад в охлаждение западного района океана, прилегающего в Японскому и Охотскому морям. В летний сезон 2018 года в западной части Тихого наблюдалась холодная аномалия температуры поверхности океана. Верхний слой океана в этом районе не получил достаточного тепла от солнца в летний сезон из-за большей, чем обычно, площади облачного покрова, задерживающего коротковолновую солнечную радиацию.

Понижение температуры в западной области Тихоокеанской области привело к уменьшению зимних контрастов температуры «континент – океан» и ослаблению Азиатского зимнего муссона и, в частности, нашего дальневосточного. Поэтому не было южных зимних циклонов, приносящих нам осадки в виде снега. Циклонов с запада тоже не было в Приморье, поскольку Сибирский антициклон этой зимой занимал аномально большую площадь и блокировал путь западных циклонов на восток. Если в Приморье нет циклонов, то нет и осадков.

Зато много снега выпало в европейской части страны и в южных районах Сибири. В Приморском крае и на юге Сибири часто наблюдаются аномалии противоположного знака. То же касается европейской части страны и южной части Дальневосточного региона.

Нынешняя зима на юге Приморья и во Владивостоке действительно была и аномальной теплой, и аномальной по отсутствию осадков. Мой коллега Александр Лазарюк рассчитал суммы градусо-дней мороза (суммы значений средних суточных отрицательных температур) за зимние сезоны различных лет, что тоже является хорошим показателем: в 2017-м эта сумма составляла -1326, в эту зиму - 684, что почти в два раза меньше по абсолютной величине. Согласно информации начальника Примгидромета Бориса Кубая, аналогов нынешней теплой, бесснежной и маловетреной зимы в Приморском крае не было за всю историю инструментальных наблюдений.

Можно предположить, что следующая зима вряд ли будет такой же аномальной. Чем значительнее аномалия, тем реже ее повторяемость, и это радует. Кстати, аномалия, но с противоположным знаком (очень холодная снежная зима), наблюдалась в 2001 году. В ближайшие 10 лет может повториться и такая холодная аномалия.

– Каким образом синоптики дают прогнозы на сезон? Насколько эти данные точны?

– Экстремальные аномалии осадков предсказывать очень сложно. Есть временной предел предсказуемости погоды, оправдываемость уменьшается с увеличением заблаговременности.

Для долгосрочных прогнозов аномалий гидрометеорологических характеристик используются различные статистические методы и метод аналогов – поиск аналогичного аномального события, аналогичных ситуаций в атмосфере и предшествующего развития событий, предвестников значительных аномалий. Берутся электронные архивы метеорологических полей, температуры поверхности океана за период инструментальных наблюдений. Синоптики исходят из определенных предпосылок и имеющихся данных наблюдений, а их с каждым годом становится все больше.

Если говорить об обычных прогнозах до 10 суток, применяются как результаты моделирования по серии различных гидродинамических моделей, так и стандартные синоптические методы, серии карт погоды и спутниковых изображений за разные сроки наблюдений, на которых видны перемещения циклонов, атмосферных фронтов, зоны осадков, штормов и других опасных явлений погоды. Каждый день, получая свежие данные метеорологических наблюдений, прогноз уточняется.

– Насколько аномальное изменение климата может быть опасно?

– Опасными явления, особенно для малотоннажного флота, − усиливающиеся тайфуны, мезомасштабные циклоны, зимние холодные вторжения, вызывающие экстремальное волнение в Японском море, быстрое обледенение судов. К этому нужно быть готовым.

Однако различные природные катаклизмы, включая климатические и геологические, в том числе землетрясения, извержения вулканов и пожары, были всегда. На палеоклиматическом временном масштабе (десятки и сотни тысяч, миллионы лет) были периоды, когда выгорали огромные площади лесов по естественным причинам, были периоды высоких концентраций углекислого газа в атмосфере. Впоследствии вырастали молодые леса, которые более интенсивно поглощали углекислый газа, чем предшествующий многолетний лес.

– В Приморье из-за бесснежной зимы уже сгорело порядка 160 тысяч гектаров. Для начала весны это огромная площадь, в среднем до лета в крае сгорает обычно не больше 80 тысяч гектаров.

– Это неудивительно: снега нет, сухая трава и почва. Но в данном случае действия человека более опасны – пожары в основном, конечно, рукотворные. Поэтому здесь нужны профилактические меры и воспитание с раннего детства, чтобы люди соблюдали законы, касающиеся охраны лесов, и принятые правила обращения с огнем.

Сами лесные пожары на глобальные изменения климата пока практически не влияют, но наносят огромный ущерб, и не только материальный. Леса – легкие планеты, место обитания различных видов микроорганизмов, растений, животных, птиц и насекомых. Леса дарят нам здоровье и красоту.

– Насколько человек в состоянии влиять на климат? Сразу вспоминаются еще советские проекты по изменению русел сибирских рек, превращения Сахалина в полуостров...

– Превращение Сахалина в полуостров может изменить морское биологическое сообщество и местные условия рыболовства, но климат, даже региональный, это не изменит. Да, температура и соленость морской воды в Татарском проливе и прилегающей части Японского моря могут немного измениться в холодный период года. Например, температура и соленость повысятся на один градус и одну промилле соответственно. Но все это – в буквальном смысле капля в море. Годовой ход температуры воздуха и осадков не изменится. Сибирскому антициклону не запретишь гнать холодный воздух на северную часть Японского моря. На региональный климат, а тем более на климат в масштабах планеты влияют крупномасштабные процессы. Климатические условия как в Приморье, так и на Дальнем Востоке обусловлены влиянием муссонной системы Северо-Восточной Азии и крупномасштабными термическими контрастами «океан – материк».

Если к пожарам вернуться, я думаю, что, если сгорят все леса Амазонки и Сибири, тогда да, климат может измениться, но в какой степени – никто не знает. Увеличение количества углекислого газа действительно может влиять на климат, эта теория до конца не опровергнута. Все зависит от того, насколько вырастет концентрация СО2 в будущем.

Однако замечу, что уже сейчас выбросы СO2 растут с той же производной, что и раньше, однако глобального потепления в настоящее время не наблюдается. Также необходимо помнить, что парниковые газы – не только углекислый газ (СO2), но и, например, метан, фреон. При этом наибольший вклад вносит обычный водяной пар, поступающий в атмосферу в основном за счет испарения с поверхности океана. Парниковый эффект водяного пара и непосредственно облачности на порядок больше парникового эффекта углекислого газа. В XXI веке испарение с поверхности океана увеличилось, и содержание водяного пара увеличилось, а средняя температура у поверхности Земли расти перестала.

– То есть климат человечество пока не обуздало…

– Совершенно верно. Однако это не значит, что ничего не стоит делать. Как минимум нужно беречь природу, это аксиома. Высаживать деревья, очищать водоемы, снижать промышленные выбросы, производить электромобили. Это в конечном счете нужно нам самим для нормальной здоровой жизни.


Владимир Иванович Пономарёв – доцент, кандидат физико-математических наук, специализирующийся в океанологии, метеорологии, физике океана и атмосферы и математическом моделировании разномасштабной циркуляции океана.

В 1971 году с отличием окончил Ленинградский гидрометеорологический институт, с 1971 по 1973 год – очный аспирант Всесоюзного научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанологии (Москва). С 1974 по 1988 год работал младшим научным сотрудником отдела динамической метеорологии Главной геофизической обсерватории им. Воейкова (Ленинград). С 1988 по 1989 – старший инженер отдела взаимодействия атмосферы и океана Арктического и антарктического научно-исследовательского института (Ленинград).

С 1989 года – старший, а затем (с 2000 года) – ведущий научный сотрудник отдела Физической океанографии Тихоокеанского океанологического института Дальневосточного отделения Российского академии наук (ДВО РАН). С 1969 по 2019 год участвовал в многочисленных морских экспедициях в различных районах Мирового океана, в том числе в двух морских Антарктических экспедициях с малым кругосветным маршрутом через пролив Дрейка (1980-1981 гг., 1985-1986 гг.), а также в Высокоширотной воздушной Арктической экспедиции «Север 40» (1988 г.).


Корреспондент VL.ru побеседовал с океанологом и метеорологом Владимиром Пономарёвым — newsvl.ru Владимир Пономарёв - кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник ТОИ ДВО РАН — newsvl.ru Как отмечает ученый, в первые десятилетия XXI века произошла очередная смена климатического режима — newsvl.ru Прогнозы роста глобальной температуры, по крайней мере, в первые 18 лет XXI века не сбылись — newsvl.ru Пожары в Приморье, по мнению ученого, на глобальные изменения климата пока практически не влияют, но наносят огромный материальный ущерб — newsvl.ru График увеличения средней температуры в XX веке — newsvl.ru По мнению Владимира Пономарёва, следующая зима в Приморье вряд ли будет такой же аномально теплой — newsvl.ru В ближайшие 10 лет в Приморском крае может повториться аномалия с противоположным знаком (холодная) — newsvl.ru
Корреспондент VL.ru побеседовал с океанологом и метеорологом Владимиром Пономарёвым — newsvl.ru Владимир Пономарёв - кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник ТОИ ДВО РАН — newsvl.ru Как отмечает ученый, в первые десятилетия XXI века произошла очередная смена климатического режима — newsvl.ru Прогнозы роста глобальной температуры, по крайней мере, в первые 18 лет XXI века не сбылись — newsvl.ru Пожары в Приморье, по мнению ученого, на глобальные изменения климата пока практически не влияют, но наносят огромный материальный ущерб — newsvl.ru График увеличения средней температуры в XX веке — newsvl.ru По мнению Владимира Пономарёва, следующая зима в Приморье вряд ли будет такой же аномально теплой — newsvl.ru В ближайшие 10 лет в Приморском крае может повториться аномалия с противоположным знаком (холодная) — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта