Новости Владивосток

Через три океана на «Палладе»: история адмирала Путятина

В Приморском крае есть четыре острова, имеющих постоянное население. Три из них находятся рядом с Владивостоком и входят в его состав. Четвёртый же располагается от нашего города через Уссурийский залив. Остров этот – Путятина. Человек, именем которого назван обитаемый остров, оставил великий след в истории освоения Дальнего Востока и Приморского края.

Остров Путятина – не так давно он был на слуху: несколько недель люди сидели без света из-за повреждения подводного кабеля, затем из-за непогоды прекратилось морское сообщение с материком, потом к его берегу отнесло сорванный ветром с места своей стоянки большой десантный корабль проекта 1174 «Александр Николаев». В далёкие 90-е годы мимо острова продрейфовал также сорванный с места швартовки большой разведывательный корабль «Урал».

А сейчас речь пойдёт о том человеке, в честь которого был назван остров. Евфимий Васильевич Путятин родился в 1803 году. Будущий граф и адмирал появился на свет в семье отставного военного, капитан-лейтенанта Василия Евфимиевича.

Морская практика

Родился Путятин в Петербурге, но детство провёл в Новгородской губернии в родовом поместье Пшеничище. Как часто было принято в подобных семьях, юный Евфимий поступил в Морское училище в Санкт-Петербурге, которое окончил с первым результатом в своём выпуске. В марте 1822 года Евфимию Васильевичу присвоили чин мичмана и отправили к первому месту службы, которым стал парусный фрегат «Крейсер» под командованием Михаила Петровича Лазарева. На нём Путятин совершил кругосветное плавание.

Что интересно, недалеко от острова Путятина есть бухта Абрек, в которой базируются корабли Тихоокеанского флота. Там уже много лет стоит на приколе тяжёлый атомный ракетный крейсер проекта 1144.2 «Адмирал Лазарев» (ранее «Фрунзе»). Второе своё имя крейсер получил в 1992 году как раз в честь Михаила Петровича. Вот так и получилось, что два объекта, названные в честь командира и подчинённого, много лет находились рядом друг с другом.

Но вернёмся к Евфимию Васильевичу. То путешествие заняло три года: из России через Атлантику до Южной Америки, где фрегат посетил Рио-де-Жанейро, после чего через мыс Доброй Надежды в Индийский океан до Новой Зеландии. Следующей точкой стали владения Российской империи в Северной Америке. Далее в обход Америк мимо мыса Горн, обратно в Атлантику и в Кронштадт. После этого похода Евфимий Васильевич получил первую награду.

В 1826 году Лазарев назначил Путятина на построенный в том же году линейный корабль «Азов». И в составе его экипажа он участвовал в Наваринском сражении в Ионическом море в 1827 году. Что интересно, в составе экипажа корабля в том сражении находилось много людей, чьи фамилии позже стали знаменитыми, а позднее – известными каждому школьнику. Вместе с мичманом Путятиным на «Азове» служили три будущих героя обороны Севастополя времён Крымской войны: лейтенант Павел Степанович Нахимов, мичман Владимир Алексеевич Корнилов, гардемарин Владимир Иванович Истомин. Командовал кораблём в том бою и Михаил Лазарев.

За участие в сражении Путятин был награждён орденом Владимира IV степени. В период с 1828-го по 1832 год он выполнил большое количество дальних походов между Средиземным и Балтийским морями. В тот период Евфимий Васильевич получил чин лейтенанта. В 1832 году по приказу Михаила Петровича Лазарева, бывшего на тот момент уже командующим Черноморским флотом, занимался промерами глубин в проливах Босфор и Дарданеллы, а также описанием береговой линии. В 1834 году Путятину был присвоен чин капитан-лейтенанта, и его отправили командовать двумя кораблями. Были это сначала корвет «Ифегения», а после – фрегат «Агатополь».

В последующие годы Путятин принимал участие в нескольких военных операциях, в том числе и в высадке десантов. В процессе одного из них, на мысе Субаши, был ранен в ногу. В 1835-м в Пирее командир английского фрегата «Портленд», который считался самым быстроходным в Средиземном море, предложил русскому корвету гонку под парусами. Путятин согласился и неожиданно для англичан победил. Корвет «Ифегения» в этой гонке показал скорость 8 узлов, что для современных судов совсем немного.

В 1841 году уже в чине капитана 1-го ранга Евфимий Васильевич на время оставил военную службы и отправился в Англию за новыми пароходами для Черноморского флота. После этой задачи Николай I в 1842 году отправил Путятина в Персию. Дела были политического и экономического плана. Надо было решить вопросы с упрощением торговли на Каспии и разобраться с пиратами, промышлявшими там. С созданием военной базы в Астрабадском (Горганском) заливе, расположенном на территории Персии (а сейчас – Ирана) в южной части Каспия, вопрос с пиратством был решён военной силой.

Также Евфимий Васильевич сумел убедить шаха снять ограничения в торговле между Персией и Россией, принял меры по разграничению вод для рыбной ловли и настоял на создании пароходного сообщения между Волгой, Кавказом и Персией. За выполнение этой задачи и положительный результат своей поездки Путятин получил чин контр-адмирала.

Экспедиция «Паллады» на Дальний Восток

В следующем году Евфимий Васильевич разрабатывает план серьёзной экспедиции на Дальнем Востоке. В её планах было исследование морских границ с Китаем и Японией. Но, несмотря на полную готовность, экспедиция была отложена. Причиной стал совет Николаю I от Егора Францевича Канкрина. Егор Францевич, он же Георг Людвиг, занимал в то время должность министра финансов и посчитал, что экспедиция может негативно отразиться на кяхтинской торговле. Суть её была в торговых отношениях с Китаем и Монголией, что позволяло развивать разные отрасли в сибирской экономике. Название своё эта торговля получила по имени приграничного города Кяхта, в котором в 1762 году указом Екатерины II была провозглашена полная свобода торговли.

Следующим значимым годом в биографии Евфимия Васильевича стал 1849 год, когда он был произведён в генерал-адъютанты и вошёл в свиту императора. В этом же году Путятин женился. Супругой его стала Мария, дочь британского адмирала Чарльза Ноулза, 2-го баронета.

В 1852 году Россия решается открыть дипломатические отношения с Японией. И вот тут свою роль сыграли старые планы Путятина по изучению Дальнего Востока, которые поддержал великий князь Константин Николаевич. Правда, организация велась в спешке по одной незатейливой причине: выяснилось, что в Америке готовится подобная экспедиция под руководством коммодора Мэтью Перри. Перри, как и Путятин, начинал свой путь на флоте, после чего занялся и политической деятельностью. Тогда стало понятно, что тот, кто первым доберётся до Японии, сможет заключить договор на более выгодных условиях.

В экспедицию отправился знаменитый фрегат «Паллада». Он вышел из Крондштата в октябре 1852 года с 426 матросами на борту. Уже начало экспедиции для судна было неудачным. Сначала фрегат попал в туман в проливе Зунд и выскочил на мель возле датских берегов. Ремонт отнял целый месяц. В Портсмуте к «Палладе» присоединилась шхуна «Восток», которую Путятин купил в Бристоле у англичан. Он планировал, что судно станет посыльным. Командовал «Востоком» капитан-лейтенант Воин Андреевич Римский-Корсаков, старший брат знаменитого композитора. Это его именем названа группа островов в заливе Петра Великого. В той же экспедиции принимали участие гардемарин Гамов, инженер-механик Зарубин, старшим офицером «Востока» был Николай Чихачёв.

Пока «Паллада» стояла в ремонте, погода ухудшилась. Из-за сильных ветров и штормов выйти в Атлантику ей удалось только в январе 1853 года. В это время пройти к Японии мысом Горн уже не представлялось возможным, пришлось менять маршрут. Флигель-адъютант Иван Унковский (ещё одна отмеченная в топонимике Приморья фамилия) предложил идти через мыс Доброй Надежды, что, впрочем, не сильно помогло команде. В Атлантике «Паллада» из-за штормов набрала воды «по самые коечные сетки» – спасло фрегат только улучшение погоды. Кстати, пока судно двигалось к Японии, оно развивало скорость до 12 узлов, что было даже больше, чем в знаменитой Пирейской гонке.

До Африки экспедиция добралась через 78 дней, и «Палладе» снова потребовался ремонт, который занял три недели. В апреле судно было готово продолжать путь, но в ста милях от Африки корпус фрегата снова дал течь. Путятин, глядя на бесконечную борьбу судна за живучесть, направил в Петербург депешу с просьбой заменить старый фрегат на новый – «Диану», спущенный на воду в мае 1852 года. А сам продолжил переход, борясь со штормами и тайфунами. Позднее Путятин писал, что путешествие «…вполне оправдало заслуженную фрегатом репутацию отличного ходока, ибо, сколько известно, этот переход не совершался быстрее ни одним парусным судном…». Переход занял почти 10 месяцев.

К сожалению, но вполне предсказуемо, эскадра Перри оказалась первой, прибыв в июне 1853 года в бухту Урага недалеко от города Эдо (Токио). Русские корабли прибыли в бухту Нагасаки только в августе 1853 года. Переговоры затянулись. И их своеобразный характер стал понятен достаточно быстро. Так, несмотря на прибытие русских 12 августа, письмо российского министра иностранных дел графа Карла Васильевича Нессельроде было принято японской стороной только 9 сентября. События визита в Японию описаны в книге русского писателя Ивана Александровича Гончарова, бывшего в составе экипажа «Паллады» и выполнявшего роль секретаря Путятина.

Глядя на это, Путятин принял решение отплыть сначала в Манилу, а потом в Корею. В планах было также описание восточного побережья Приморья и сбор материалов для составления лоций в том районе. В этой экспедиции был описан и картографирован залив на юге Приморья, названный в честь одного из участников дипломатической миссии Путятина, Константина Николаевича Посьета. В задачи Константина Николаевича в той экспедиции в Японию входила роль переводчика, в том числе и при работе с документами договоров. Тогда же были открыты ныне заповедные бухты Рейд Паллады, Экспедиции, Ольги, Унковского и Лазарева, а также острова Хализова и Гончарова.

Там же, в современном Хасанском районе, экспедицией были описаны острова, получившие название по фамилии командира шхуны «Восток» Римского-Корсакова Воина Андреевича, входившей в состав эскадры. Сейчас острова Римского-Корсакова входят в состав одного из районов морского биосферного заповедника. Самый большой из них в среде приморских военных историков известен тем, что в советский период на нём располагалась одна из береговых батарей – № 62. Причём шхуна спустя почти тридцать лет после этого похода снова оказалась у островов, но уже под командованием Алексея Семёновича Стенина. Тогда базой для картографов послужил самый большой остров архипелага – Большой Пелис, название которого восходит к тому, которое дали ему французы в 1852 году. А вот второй по размерам остров архипелага в дальнейшем был назван по фамилии Стенина.

Но вернёмся к Путятину и его исследованиям Приморья. После работ на юге Приморья эскадра двинулась на север, по пути продолжая изучение береговой линии. Летом 1854 года к эскадре присоединился запрошенный ранее фрегат «Диана», который осенью 1853 года был отправлен из Кронштадта на замену «Палладе». При этом ещё в мае того же года в Императорской Гавани (сейчас Совгавань), на пути к месту встречи с «Дианой», «Паллада» встретила транспорт Русско-американской компании «Князь Меньшиков», которым в то время командовал Иван Васильевич Фуругельм. С «Меньшикова» было передано требование морского ведомства об освидетельствовании «Паллады» для возможности перехода обратно в Кронштадт. Выяснилось, что для этого необходим доковый ремонт. В итоге «Паллада» была поставлена на зимовку в дальней части залива в бухте Константиновской (ныне Постовая). Увы, эта бухта стала местом последней стоянки фрегата.

С июля по сентябрь 1854 года «Палладу» пытались ввести в Амур через извилистый лиман, её нужно было укрыть от английской эскадры адмирала Дэвида Прайса, которая подошла к дальневосточным берегам. Но осадка «Паллады» была слишком велика, даже тогда, когда с корабля сняли всё что могли. Судно пришлось возвращать обратно в Императорскую Гавань. Под охраной 14 матросов во главе с подпоручиком Кузнецовым «Палладу» должно было сохранить, а в случае если неприятель дойдёт до места стоянки, фрегат требовалось сжечь. Экипаж мужественно откачивал воду, обкалывал лёд, заделывал бесконечные течи, но зиму «Паллада» не пережила.

Весной 1855 года в гавань пришли фрегат «Аврора» и корвет «Оливуца» под флагом военного губернатора Камчатской области, которыми командовал генерал-майор флота Василий Степанович Завойко. У него был приказ провести «Палладу» на буксире через Амурский лиман. Но гордый фрегат уже стал развалиной: корпус скован льдом, ют и бак разрушены, ванты обвисли, вода в трюме достигла батарейной палубы. Отбуксировать «Палладу» не вышло. Завойко отдал приказ снять охрану и сжечь судно. «Паллада» погибла в огне в январе 1856 года.

Японские переговоры

В эти же годы разгорелась Крымская война, которая заставила поторопиться с новым визитом в Японию. Переговоры происходили в весьма напряжённой обстановке из-за событий, происходивших между Россией с одной стороны и англо-французским союзом с другой.

Местом проведения переговоров был выбран город Симода, в котором они и начались в декабре 1854 года в храме Гекусэндзи. В процессе переговоров была определена граница между Российской империей и Японией на Тихом океане. На Курильской гряде она должна была пройти между островами Уруп и Итуруп. Сахалин оставался неразграниченным. Для русских кораблей открывались порты Симода, Хакодате и Нагасаки. Договор получил название Симодского трактата. Позднее этот трактат сыграл роковую роль в отношении Японии и России: сегодня в вопросе принадлежности Курильских островов Япония ссылается именно на этот документ.

Во время переговоров произошли события, заставившие русских моряков проявить свою смекалку и навыки. В Японии случилось землетрясение. Подземные толчки вызвали цунами, которым был повреждён фрегат «Диана». Его на буксире попытались оттащить в более спокойную бухту, но в процессе судно было опрокинуто шквальным ветром и затонуло. Во время цунами и перехода экспедиция потеряла трёх матросов.

Русским морякам благодаря чертежам из одного из выпусков журнала «Морской сборник» удалось построить с помощью местного населения шхуну и отбыть в Россию. Для Японии это была первая попытка построить корабль западного образца, поэтому они отнеслись к задаче с великой тщательностью. На борту шхуны «Хэда», названной по имени деревни, где квартировал экипаж «Дианы», Путятин прибыл в Петропавловск. «Хэду» потом, кстати, отдали японцам вместе с приборами и вооружением погибшей «Дианы». Весь экипаж затонувшего фрегата просто не смог уместиться на шхуне, поэтому для оставшихся членов были зафрахтованы два торговых корабля. И если одна часть оставшихся прибыла на американском корабле в Петропавловск, а оттуда в Де-Кастри, то ещё одна часть была взята у Сахалина в плен англичанами и отправлена в Англию.

Дипмиссия в Китае и описание берегов Приморья

Следующая серьёзная задача свалилась на плечи Евфимия Васильевича в 1857 году. Он был отправлен в Китай для заключения торгового договора и получения права свободного въезда для граждан Российской империи. Дважды Путятин пытался пересечь границу с Китаем, и дважды ему это не удавалось. Попасть в Пекин он смог только в составе международного посольства. И в том же году он в очередной раз отправился в Японию, где заключил дополнительный договор о торговле. Договор дал торговцам новые льготы, помимо этого, по нему русским разрешалось приезжать на жительство вместе с семьями.

Договор же с Китаем удалось подписать в Тяньцзине. Помимо торговых вопросов и определения границ, по нему русские миссионеры получили право доступа во внутренние регионы страны. И после этого Путятин снова отправился в Японию. В Эдо по новому договору японцы обязывались открыть вместо Симоды для русских торговых кораблей более удобный порт, упростить саму торговлю. Также по нему давалось разрешение на открытие в Японии православной церкви.

Переходы между двумя азиатскими государствами Путятин совершал на колёсном корвете «Америка». Вместе с приказами о заключении договоров с Японией и Китаем экспедиции было поручено осмотреть попутно ту часть побережья дальневосточного побережья, «которая не была описана фрегатом «Паллада»… и осталась неисследованной английскими судами в 1855 году». В июле 1857 года «Америка» вошла в залив, получивший имя Святого Владимира (сейчас залив Владимира). На следующий день судно вошло в залив Святой Ольги (ныне залив Ольги). После подписания Тяньцзиньских трактатов «Америка» вернулась в Россию. Судно зашло в пролив Гамелена, где Путятин отметил место для дальнейшего изучения. Позже английское название заменили на современное – пролив Босфор Восточный. Тогда же было исследовано устье Суйфуна (река Раздольная) и северный берег неизвестного острова, который позже назвали Русским.

Министр народного просвещения

По возвращении из очередного путешествия по Тихоокеанскому региону Путятин был произведён в адмиралы и получил должность морского агента в Лондоне. Находясь за границей, Евфимий Васильевич начинает интересоваться образованием и публикует книгу «Проект преобразования морских учебных заведений, с учреждением новой гимназии».

В 1861 году Путятин получил должность министра народного просвещения. Находясь на этой должности, он проводил различные реформы в области высшего образования, большей частью неудачные. Им вводятся зачётные книжки и обязательное посещение лекций. При нём высшее образование стало платным, а начальное образование было передано в сферу ведения церкви. Он провёл циркуляр о запрете любых студенческих собраний, после чего в Петербурге и Казани начались столкновения студентов с полицией. Из-за волнений пришлось закрыть Петербургский университет, но стало только хуже. Путятин также хотел ввести в университетах обязательное изучение японского языка, но этого ему сделать не удалось.

Тогда же Евфимий Васильевич входил в состав комитета, который смог продавить создание Обуховского завода не без помощи управляющего Морским министерством Николая Карловича Краббе. Завод стал одним из центров инженерии и производства в Российской империи. Так, продукцию завода можно увидеть на острове Русском на знаменитой «Ворошиловской батарее».

Ввиду очевидной некомпетентности как министра Евфимий Васильевич ушёл с должности в 1862 году (по новому стилю; по старому этой был ещё 1861 год, конец декабря), подав в отставку по собственному желанию, как принято говорить современным языком. После увольнения Путятин некоторое время проработал в составе Государственного совета, высшего законосовещательного учреждения при императоре.

В 1879 году после смерти супруги Путятин уехал в Париж, где и прожил остаток жизни. В мае 1883 года Евфимий Васильевич получил последнюю в своей жизни награду – орден святого Андрея Первозванного, высшую награду в России того времени. В октябре того же года он скончался, как следует из документов Центрального государственного исторического архива, от «прилива крови к мозгу впоследствии ран, полученных обжигом».

Именем Евфимия Васильевича Путятина назван остров у нас в крае, а также мыс в бухте Провидения. Памятники адмиралу установлены в трёх городах России и в одном в Японии.


Евфимий Путятин — newsvl.ru Путятин в Нагасаки. Японский рисунок — newsvl.ru Путятин со свитой. Японский рисунок — newsvl.ru "Паллада" в Нагаски. Рисунок японского художника — newsvl.ru Офицеры "Паллады". Путятин сидит шестой слева — newsvl.ru Гибель "Дианы". Художник Джозеф Остин Бенвелл — newsvl.ru
Евфимий Путятин — newsvl.ru Путятин в Нагасаки. Японский рисунок — newsvl.ru Путятин со свитой. Японский рисунок — newsvl.ru "Паллада" в Нагаски. Рисунок японского художника — newsvl.ru Офицеры "Паллады". Путятин сидит шестой слева — newsvl.ru Гибель "Дианы". Художник Джозеф Остин Бенвелл — newsvl.ru
Полная версия сайта