Новости Владивосток

Шесть банальных причин: куда и почему люди уезжают из Приморья

В 2018 году население Дальнего Востока России сократилось на 30 тысяч человек. В 2017 году – на 17 тысяч. При этом каждый год представители власти от губернатора до президента «принимают меры», «утверждают программы» и «предусматривают в бюджете деньги». Но Примстат неумолим - несмотря на все обещания, прогнозирует ежегодное уменьшение численности населения в крае в среднем по 8000 человек вплоть до 2036 года. Житель Владивостока поделился предположениями, почему так происходит.

Рождаемость падает, иммиграция остановилась

Начнем с естественной убыли населения. Сейчас на 1000 жителей Приморья приходится 10,4 родившихся и 13,1 умерших. Еще в 2013 году число родившихся и умерших в крае было приблизительно равно. В ближайшие 15 лет, по мнению статистиков, цифры будут непрерывно ухудшаться и к 2036 году составят 9,4 родившихся и 14,3 умерших на 1000 жителей. В то же время показатель смертности достаточно стабилен и колеблется на уровне 13-14 человек на тысячу последние 15 лет. Соответственно никакого «резкого роста продолжительности жизни», анонсированного при принятии пенсионной реформы, в отдельно взятом Приморье не ожидается.

Прогноз по причинам смертности также носит крайне «консервативный характер» − 54,5% всех смертей будет вызвано сердечно-сосудистыми заболеваниями, раковые заболевания – 16%, несчастные случаи, убийства, отравления и иные внешние причины – 11,5%.

В 2019 году естественная убыль населения Приморья составит 5150 человек. В дальнейшем убыль будет расти и к 2036 году составит 8600 человек в год.

Иммиграционный поток из республик Средней Азии, который в «тучные годы» обеспечивал прирост резидентов края от 5000 до 8000 человек в год, в 2018 году полностью иссяк. В настоящий момент число приезжающих и уезжающих на родину гастарбайтеров практически сравнялось. Переезд в Приморье и получение российского гражданства перестали казаться привлекательными даже для уроженцев горных кишлаков и аулов. Миграционные потоки замкнулись на страны Персидского залива, Казахстан и Европейский союз.

Приморье теряет людей «городами»

На начало 2019 года численность населения Приморья составляет 1 905 000 человек (практически соответствует населению Приморья в 1981 году). К 2036 году за счет превышения смертности над рождаемостью она сократится до 1 771 000 человек. То есть за 17 лет край потеряет еще 135 тысяч человек (практически население Уссурийска). Это при условии, что не будет миграции с территории края. Каждый год, по данным Росстата, из Приморья в другие регионы России уезжает 4500-5000 жителей. Таким образом, за следующие 17 лет Приморье потеряет еще около 60 тысяч жителей.

Отметим, что на 1992 год население Приморья составляло 2 301 000 жителей. За последние 17 лет (с 2000 по 2017 год) Приморье уже потеряло 212 тысяч жителей (население края сократилось с 2 130 000 до 1 918 000 человек). Это все равно, как если бы из края уехали полторы Находки.

К традиционным для уезжающих из Приморья «на Запад» Москве и Санкт-Петербургу в последние годы добавились Уфа, Калининград, Краснодар и Казань. Главное преимущество этих городов – низкие цены на жилье при сравнительно развитой инфраструктуре и хорошем уровне здравоохранения и образования. Готовность к переезду не только в «столицу», но и из одного провинциального города в другой говорит о неэффективности и некомпетентности местной власти.

По мнению Росстата, никакие программы, льготы, гектары и «стимулирующие меры» не дадут ровным счетом никакого результата, и сокращение населения и дальше продолжится неизменными темпами. Логичным результатом бегства жителей стало снижение уровня безработицы с 12% (в 2000 году) до 5% (в 2017 году). Уровень безработицы в 4-5% означает, что дефицита рабочих мест нет вообще – работают все, кто хочет и согласен работать за небольшие деньги. Дальнейший отток населения вызовет серьезный дефицит рабочей силы.

Впрочем, долгосрочные прогнозы Росстата парадоксальным образом противоречат текущей демографической ситуации в крае. В самые «благополучные» с демографической точки зрения годы (2013-2014) прогнозы оттока населения на 2020-2031 годы были хуже. По долгосрочным прогнозам 2013 года к 2031 году население края должно было сократиться до 1 736 000 человек. Чем хуже становилась текущая демографическая ситуация, тем лучше оказывался долговременный прогноз – теперь речь идет уже о населении 1 771 000 человек в 2036 году. Другим серьезным упущением статистиков является очевидно «некорректная» информация об эмиграции из Приморья за рубеж. При том, что в Австралии, Канаде, Новой Зеландии и США есть целые землячества выходцев с Дальнего Востока России, официальные цифры за последние 5 лет совершенно смехотворны (от 700 до 85 эмигрантов в год).

Почему уезжают из Приморья

За 27 лет с момента развала СССР Приморский край потерял 20% населения. Главным образом трудоспособных возрастов. Так ли уж это много? Для примера, за все время Великой Отечественной войны СССР потерял 17% населения.

Говорят, самая сложная медицинская специальность – ветеринар. Потому что некому задать сакраментальный вопрос «на что жалуемся, больной?»

Политикам в этом плане проще – желающих им рассказать, «где болит», более чем достаточно. Но все равно даже на самые простые вопросы у политиков нет ответов.

Уже лет двадцать на круглых, квадратных и прочих форм «столах» мусолится вопрос «почему люди уезжают с Дальнего Востока?» Дяди в пиджаках с отливом толкают длинные речи по бумажке, регулярно принимаются «революционные» законы – про гектар, про СПВ и резидентов, про субсидии на авиаперелеты. Между тем практически в каждой семье есть «уехавшие» - знакомые, родственники, соседи. И процесс этот только набирает обороты: бегут с севера на юг, из деревень в города и из столицы ДВФО «на Запад» и даже за границу. И на их мотивы «меры поддержки» влияют мало. Итак, почему люди покидают «форпост России на Дальнем Востоке»:

1. Банальная причина – растущая мобильность населения. Чем выше уровень образования, доходов и меньше семья, тем больше возможностей для смены места жительства. Среднестатистический американец переезжает за свою жизнь 12 раз. И работает на одном месте в среднем только 2,5 года. Каждый третий молодой американец, еще не купивший свой собственный дом, переезжает от одного арендодателя к другому не реже раза в год. Это «новая реальность». Население больше не является «придатком» территории, и за него надо бороться − иначе оно просто разъедется из «неудачного» города, как это случилось с Детройтом. 100% населения Дальнего Востока приехало сюда за последние 100 лет. Причем больше половины – во время или после Великой Отечественной войны. Все дальневосточники − потомки «пионеров освоения», которые приехали сюда в рамках Столыпинской реформы, бежали от Советской власти, Мировой войны или приехали за длинным рублем и романтикой − осваивать Дальний Восток. Модель поведения дальневосточников намного ближе к американской, чем к патриархально-родовой, характерной, например, для Кавказа. Проблема не в том, что из Приморья уезжают, – проблема в том, что сюда больше не хотят приезжать.

2. Длинный рубль в Приморье закончился – значит больше нет и причин жить на окраине. Верните сюда высокие доходы − и население сюда потянется. Опросы показывают, что средний житель Владивостока хочет «для полного счастья» 208 тысяч рублей, но согласен работать и за половину этой суммы. При средней «официально-статистической» зарплате в Приморье 29 500 рублей и падении реальных доходов за год на 14% желание уехать вполне понятно.

Какие бы законы пока ни принимались, главная проблема остается – это дисбаланс покупательной способности. При зарплатах вдвое ниже столичных мы имеет цены на большинство товаров на 30-50% выше, чем в центральной России. В Калининграде проблема была решена отменой НДС и пошлин на импорт. В анклав хлынули дешевое продовольствие и стройматериалы из Евросоюза, а невысокие зарплаты скомпенсировались смешными ценами на жилье, продовольствие и бытовую технику. Восстановить порто-франко во Владивостоке – задача куда более хлопотная и опасная бюджетными потерями. Верните хоть романтику!

3. Первопроходец, пионер – это прежде всего предприниматель. Увы, большинство «народных» бизнесов за последние 20 лет сошло на нет – вымерли челноки и «помогайки», мелкие контрабандисты и уличные торговцы. Закрылись почти все ларьки, «левые» заправки и «черные» лесопилки. Стали редкостью даже уличные сапожники. При смерти «квартирная розница» и риелторы. Из раритетов 90-х – остались только придорожные проститутки и бабки-валютчицы на «Торговой». Каждый раз, когда по телевизору рапортовали про очередную победу цивилизованного (считай, крупного) бизнеса над серыми схемами, на улице оказывались тысячи мелких коммерсантов. Когда 10 лет назад практически убили главный «народный» приморский бизнес − на подержанных японских автомобилях, то одним росчерком пера превратили половину приморских мелких предпринимателей в лишнюю рабочую силу. Кто-то пошел морячить, кто-то смог уйти в другой бизнес или стал чиновником. Но большинство оказались перед выбором – устраиваться на работу или переезжать. И они поступили так же, как их деды и прадеды, – поехали за длинным рублем…

4. Мне очень нравится смотреть программы про «диких» старателей и охотников Аляски. Как они моют золото, копают самоцветы, ловят рыбу и охотятся. Валят лес и тут же из него строят избы. Иногда проскакивает и про субсидию – 400 долларов в месяц, которые получает каждый житель Аляски – долю в нефтегазовых доходах самого холодного штата США. Замечу, что среднегодовая температура Анкориджа равна среднегодовой температуре Хабаровска. На Аляске в среднем на 7 градусов теплее, чем на Чукотке, и на 3 градуса теплее, чем в Магадане. Да, Аляска – это вам не Калифорния, но по крайней мере ее жители могут вести независимый образ жизни и наслаждаться всеми природными богатствами – включая даже нефтяные. Уверен, что попытка мыть золото или самоцветы у жителя российского Дальнего Востока тоже закончится телепередачей, но называться она будет «Дежурная часть».

Отшельники на Аляске могут не заморачиваться соблюдением множества бюрократических правил. Например, не надо получать разрешение на строительство за чертой городов. Раздача бесплатных гектаров (16 га в руки) закончилась только в 1987 году, но и сейчас земля на Аляске примерно в 10 раз дешевле, чем во Владивостоке. Почтовые и грузовые перевозки, цены на снегоходы, лодки и квадроциклы на Аляске субсидируются правительством США. Налога с продаж (8,5%) на Аляске нет. Поэтому цены в магазинах, даже в глуши, не сильно отличаются от «среднеамериканских».

5. «Неправильные» призовые места. Владивосток стабильно входит в пятерку самых дорогих городов России по стоимости жилья, ЖКХ и ценам в ресторанах. Мы чемпионы по коррупции, раковым заболеваниям, загрязненности почвы и множеству других сомнительных достижений. Этим, конечно, можно гордиться, но давайте зададим себе вопрос – насколько реально купить обычной молодой семье из Владивостока «золотые квадраты» и насколько такая покупка вообще разумна? Что такого «волшебного» в городе у моря? Не проще ли купить равноценное жилье за сравнимые деньги в Крыму, Краснодаре или на берегу Азовского моря? Там хоть «южный климат». Или вдвое дешевле за квадрат новостроя в другом «городе у моря» − Калининграде?

6. Между «болтовней по телевизору» о приоритетах и векторах в развитии и желанием создавать благоприятную среду для жизни на Дальнем Востоке – большая разница. По официальным статистическим данным 2018 года, средний москвич доживет до 73 лет. Москвичка – до 80 лет. Для жителей Приморья эти цифры − 64 года (мужчины) и 74 года (женщины) соответственно. Данные по Дальневосточному федеральному округу в целом – еще хуже. Вы спрашиваете, почему отсюда уезжают? Да просто не хотят умирать на девять лет раньше срока. Не знаю, как в Москве, но во Владивостоке после завершения пенсионной реформы пенсионеры мужского пола просто исчезнут «как вид».

Текст - Олег Кучма


Последние новости

18:00, 26 марта 2019
Рубрика: Общество
Астрологический прогноз на среду
16:06, 26 марта 2019
Рубрика: Афиша
50 лет «Машина времени» отметит во Владивостоке

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта