Новости Владивосток

Пушки острова Аскольд: история батареи № 26

В 1930-е годы во Владивостоке и его окрестностях началось новое военное строительство. Первый этап фортификационных работ в городе затих вместе с революционными событиями и остановкой рабочих процессов на крепостных сооружениях. Саму крепость упразднили в 1923 году. Но спустя совсем немного времени оборона Владивостока снова стала важным вопросом. При этом концепция несколько изменилась, а масштаб территорий, на которых располагались новые оборонительные сооружения, увеличился.

VL.ru уже писал про историю 981-й батареи, известной больше как Ворошиловская. Помимо этого, мы вспоминали про железнодорожную артиллерию и самые большие пушки Владивостока. Но есть и несколько других крупнокалиберных батарей, оставшихся в крае с того времени. Речь пойдёт о 180-мм батареях.

Всего батарей такого калибра в Приморье было построено семь. Пять из них имели на вооружении одноорудийные установки МО-1-180, четыре из которых можно увидеть на позиции 982-й батареи рядом с фортом № 10 крепости на Русском острове. Две же вооружались двухорудийными башенными установками МБ-2-180.

Остров Аскольд своим расположением оказался удобен для создания оборонительной позиции, прикрывавшей подходы к Владивостоку как раз с той стороны, откуда к нам любили морем подбираться японцы. Последний раз оттуда в самом начале 30-х в советские воды заходил корабль ВМФ Японии.

Вообще история башенной батареи на Аскольде начиналась не на острове и не с башен. Строительство в том районе новых батарей крупного калибра было очевидной вещью для военных. Поскольку к тому времени промышленностью были освоены одноорудийные установки МО-1-180, то изначально было принято решение вооружить планируемые батареи ими. 

Первым решением было построить 180-мм батарею № 903 в районе мыса Сысоева – вооружить её собирались пятью орудиями. Но вскоре от этой идеи отказались в пользу строительства уже двух батарей: у мыса Сысоева – № 903 и у мыса Лихачёва – № 905; решение было принято наркомом по военным и морским делам Климентом Ворошиловым. По новой задумке вооружить эти батареи планировали уже тремя орудиями каждую.

Внезапно планы изменились: нужного количества установок «прямо сейчас» в распоряжении не было. Планировалось взять две установки с двух таких же в пользу батарей на Русском острове, которые позднее довооружили бы. Но и этот план пришлось менять весной 1933 года. 

Тогда командующий Морскими силами Дальнего Востока (которые в 1935 году станут Тихоокеанским флотом) Михаил Владимирович Викторов предложил построить 903-ю батарею на Аскольде. Как результат – две пушки для батарей Русского острова № 902 и № 982 опять назначили на них, а вот 905-ю решили уже строить четырёхорудийной.

Но и это решение было не окончательным. Постановление правительства СССР от 13 апреля 1933 года гласило, что батарею № 903 должны сдать к 1 сентября 1934 года, а 905-ю – к 1 мая того же года. Но вот если к работам на 905-й приступили, то на 903-й ничего сделано не было. Это было связано как раз с предложением Викторова. Вот что он писал командующему особой Краснознамённой Дальневосточной армией Василию Константиновичу Блюхеру:

«Эта батарея была предложена мною к установке вместо 180-мм батареи м. Сысоева. Позиция по условиям местности открытая и располагается на 180 м над уровнем моря. Вынесенная вперёд, эта батарея хорошо взаимодействует с батареями Русского острова и 180-мм батареей залива Америка».

Колесо выбора позиции делает очередной оборот.

И вот в конце 1933 года постановлением Комиссии обороны СССР было предписано окончательно определить место для батареи, ввести в строй – в 1935 году. Здесь стоит напомнить историю железнодорожной артиллерии в Приморье: как раз в то время в районе посёлка Дунай строилась ж/д ветка для одной из крупнокалиберных железнодорожных батарей, № 8. На вооружении её были три транспортёра с 12/40-дм пушками (калибр 12 дюймов, или 305 мм, с длиной ствола в 40 калибров), что уже давало защиту входу в Уссурийский залив со стороны, противоположной Владивостоку.

В декабре 1935 года на территории Ленинградского металлического завода была собрана первая двухорудийная башенная установка МБ-2-180. Так что и аскольдовскую батарею решили строить башенной – с этими установками.

При этом военные, естественно, знали о работах над новыми установками. В августе 1935-го специальной комиссией был осмотрен остров Аскольд для выбора позиции. Работы эти проводили тогда заместитель начальника отдела инженерных войск ТОФ, военный инженер 1-го ранга Карл Андреевич Розе, помощник начальника этого же отдела Александр Иванович Васильков, помощник коменданта ВУРа (Владивостокского укрепрайона) Иван Афанасьевич Кустов. О результате этой поездки Карл Андреевич доложил командующему ТОФ, а он – начальнику Штаба РККА Александру Ильичу Егорову. 

Егоров в ответной шифровке запросил уточняющую информацию, которая вскоре была предоставлена ему Викторовым. Из той самой переписки выходит, что командующий ТОФ лично побывал в августе на острове и участвовал в выборе позиции. Добавим, что рекогносцировочная комиссия тогда вдоль побережья перемещалась на том самом «Красном вымпеле», что сейчас стоит у Корабельной набережной в качестве музея. Поэтому, поднимаясь на его палубу, стоить помнить, что этот небольшой корабль тоже причастен в определённой мере к той огромной оборонительной системе, которая создавалась здесь в советское время.

Вернёмся ненадолго к самим башенным установкам. Первая батарея, на вооружение которой они поступили, располагалась на острове Кильдин в Мурманском Уре. Комиссия приняла эту батарею осенью 1936 года. В процессе эксплуатации выявились некоторые проблемы, в результате которых конструкция установок была доработана. Так, пневматические досылатели в дальнейшем были заменены на цепные пробойники. Но вот на владивостокской батарее установлены были башни ещё с пневматическими досылателями.

Работы начались, но не всё шло хорошо. В период строительства на Аскольде располагался лагерь для заключённых, которые занимались добычей рыбы и золота. Это соседство военных, мягко говоря, не устраивало. В один «прекрасный» момент это привело к достаточно серьёзному конфликту – в 1937 году. 

Тогда военные проводили очередные учения по отражению высадки неприятеля на остров. И вот по тревоге на территорию лагеря вводятся военные с целью увести всех заключённых внутрь шахты для добычи золота. Вместе с заключёнными красноармейцы попытались задержать и отправить в штольню начальника лагеря, у которого была привычка ходить в гражданской одежде. А он, в свою очередь, отреагировал на это просто – отдал приказ на занятие охраной лагеря боевых позиций. От столкновения военных и охраны лагеря со стрельбой спасла лишь сдержанность личного состава с обеих сторон. Естественно, последовал разбор полётов, и через некоторое время лагерь с острова убрали.

Строительные работы на огневой позиции начали со второй башни, дальней от командного поста. Бетонные работы там успели начать ещё в сезон 1936 года, залить блок – осенью того же года. Блок первой башни был посажен только к концу сентября 1936-го, а размечен на месте – в начале октября. Основные работы на нём шли позднее, чем на втором, и закончились в декабре. 

31 декабря 1936 года были взяты бетонные кубики для проверки на блоке № 2. С первого блока они были взяты позднее, в начале 1937 года. Отметим, блоки заливались не сразу целиком, а в несколько этапов. Происходило это потому, что в процессе в бетон было необходимо ставить стационарные неподвижные детали артиллерийской установки.

В том же году материальная часть установок попала на остров, хотя жёсткие барабаны и некоторые другие детали по первоначальным планам должны были доставить годом ранее. Но сроки были сорваны.

Первые детали доставили на остров только летом 1937-го, тогда же приступили к их монтажу на бетонных блоках. Сначала ставился жёсткий барабан, на который опиралась башня через специальный шаровой прогон. Сам барабан представляет собой стальной цилиндр, установленный в бетонный массив. Следом началась установка броневой кирасы, представляющей собой установленные под углом броневые плиты внутри верхней части бетонного блока. Финальные работы по установке материальной части МБ-2-180 закончились в 1938 году. Приёмка прошла в октябре – 28-го числа провели практический отстрел орудий. После проверки и приёмки всех систем батарею приняли в состав действующих.

В комплекс батареи входили не только два бетонных блока с башенными установками, но и командный пункт (КП), а также силовая станция. К моменту, когда башни были испытаны, КП и силовая ещё достраивались.

КП был построен впереди и несколько ниже позиции, недалеко от четвёртого уже по счёту маяка. Кстати, в башне маяка, в нижней её части, есть проём, закрытый деревянными щитами, а в полу вмонтировано основание для командирского визира ВБК-1. Сам КП начали строить в 1937 году, а официально закончили только в 1940 году. В 1938-1939 годах шли работы по системе дренажа, а в 40-м закончили гидроизоляцию. При этом работы на позиции дальномера проводились в 1939 году.

Силовая станция строилась с осени 1936 года. В тот год был вырыт котлован под фундаментную плиту блока станции. При этом качество плиты, похоже, вызвало сомнения, так как контрольные кубики бетона были взяты с неё дважды: в марте и апреле 1937 года. Дальнейшие бетонные работы по заливке блока прошли в мае 1937 года. Эксплуатация силовой началась в январе 1939 года. Дооборудование и оставшиеся работы на ней шли ещё и в 1940 году. При этом в 1938-м в бетонном массиве станции были обнаружены волоскообразные трещины. Конечно, принималось решение о заделке их и дополнительной гидроизоляции снаружи. Но работы эти сделаны не были по ряду причин, одной из которых стала начавшаяся война. Да и эксплуатация силовой не выявила каких-либо проблем. В одном из документов, отправленных главному инженеру инженерного отдела ТОФ в июле 1941 года, было написано следующее:

«Сооружение, находясь в эксплуатации с 1938 года, никаких признаков появлений трещин (внутри сооружения), а также проникновения через стену сырости не имеет. Поэтому устраивать над трещинами битумные гидроизоляционные шпонки нет никакой необходимости».

Параллельно с этими работами шла прокладка заглублённой потерны, которая соединяла командный пост, оба блока и силовую станцию. Внутри неё прокладывались линии водоснабжения, отопления, электропитания. Также к потерне была пристроена насосная станция с артезианской скважиной. Прокладывали потерну в несколько этапов, последним из которых стал участок от первого башенного блока до командного поста. Строилась она с помощью нескольких штолен, которые пробивались в склон сопки ниже позиции и из которых уже навстречу друг другу пробивались участки потерны. Три из них выступали в роли дренажных отводов из коммуникаций батареи – они сохранились до сих пор. При этом длина потерны практически километр.

Другими объектами, относящимися к батарее, стали прожекторная позиция и туманный пост. Пост до сих пор располагается на скале мыса Елагина. Сделан он был из местного камня и железобетонного перекрытия. При его строительстве были опасения, что искусственное сооружение, стоящее на скале, будет хорошо видно с моря. Но как раз использование дикого камня сыграло роль в том, что туманный пост сливается с местностью. Прожекторная позиция располагалась над мысом Пальчатый. Первоначальные укрытия на ней были сложены из каменной кладки на цементе. Позднее уже были сделаны новые – из железобетона.

В 1944 году позади батареи, на возвышенности, начались работы по оборудованию позиции для радиолокационной станции орудийной наводки. Сама станция была копией британских GL MK-II, которые поставлялись в СССР. Работы эти затянулись и закончены были в декабре 1945 года. Сам блок сохранился до сих пор. И даже после того, как станция была заменена на более современную, «Залп-Б», для которой у командного поста был построен дополнительный бетонный блок, массив старой станции использовался под разные нужды.

Батарея, строительство которой началось накануне войны, продолжила свою службу и после. В 1951 году её переименовали в 1563-й отдельный артиллерийский дивизион. А спустя четыре года, в 1955-м, в 517-й башенный артиллерийский дивизион. И прослужили башни на острове до 1995 года, когда батарея была расформирована.

До нашего времени дошли командный пост батареи с броневыми рубками управляющего огнём и дальномера (при этом Аскольд сейчас одно из двух мест в крае, где эти рубки сохранились на КП крупнокалиберных батарей), оба орудийных блока с башенными установками, силовая станция с остатками оборудования. Сооружения туманного поста и прожекторной позиции также сохранились до нашего времени. Помимо этого, дорога на маяк и батарею идёт через руины бывшего городка артиллеристов, а недалеко от берега бухты Наездник в зарослях стоит дом, в котором сначала жил комсостав 20-й пулемётной роты, выполнявшей задачи противодесантной обороны острова, а в период 60-90-х годов уже командирский состав батареи (в то время артдивизиона).

Труднодоступность острова позволила материальной части сохраниться в том состоянии, в котором в других реалиях или в другой стране был бы сделан военно-исторический музей. Но, к сожалению, в нашем случае приходится переживать за то, чтобы металл башен не был разворован, как это произошло с одной из подобных башен на полуострове Гамова.

При этом Аскольдовская батарея № 26 не стала единственной подобной, построенной в крае. Так, в 1941 году, незадолго до начала войны, на полуострове Гамова недалеко от одноимённого мыса началось строительство другой батареи с такими же башнями, получившей № 220. В июне она отметила 80-летний юбилей.

В июне 1940 года, согласно директиве N’16730СС от 21 мая 1940 года главного морского штаба, Военный Совет ТОФ приказал коменданту БО ГВМБ ТОФ генерал-майору Малаховскому и начальнику инженерного отдела ТОФ военинженеру 2-го ранга Бродецкому назначить комиссию для выбора и посадки позиции 180-мм башенной батареи в Хасанском секторе береговой обороны на полуострове Гамова в районе одноимённого мыса.

Огневая позиция была выбрана на террасе над мысом. Позицию командного поста разместили впереди батареи и несколько ниже. Причиной такого выбора послужило то, что позиция башен чаще закрывается туманом. Начать строительство в том же году не смогли из-за отсутствия финансирования. Приступили к работам на Гамова только в июне 1941 года, практически за несколько дней до войны.

Начавшиеся боевые действия привели к тому, что батарею возводили в ускоренном режиме и по упрощённому проекту. Отличием стало отсутствие потерн между орудийными блоками и КП. Силовую станцию также построили в более простом и менее защищённом варианте. Казематы отопительных котлов были построены отдельно и располагаются рядом с блоками через дорогу, идущую вдоль них. В состав действующих батарея вошла осенью 1942 года. Командный пост батареи достроили уже ощутимо позже. В результате этого часть оборудования управления огнём, которое должно было стоять в КП, разместили в казематах первого блока.

Ещё одним отличием 220-й батареи на Гамова от № 26 на Аскольде стало увеличение толщины стен самого блока. Внешние стены на хасанской батарее 3 метра, а толщина покрытия – 2 метра. Кроме того, между башнями большое расстояние. К выходам из сквозников орудийных блоков на Гамова пристроили крытые ходы сообщения. Так и получилось, что на Аскольде к сквознику надо спуститься по лестнице под маскировочным покрытием, а на Гамова – пройти по своеобразной галерее. Также на 220-ю изначально установили орудия с лейнерами глубокого нареза, в то время как на Аскольде лейнера мелкой нарезки использовались до 70-х годов.

По линии бухта Троицы – мыс Льва были устроены долговременные огневые точки и полевая фортификация, которые защищали выход с материка на полуостров Гамова.

Сектор ведения огня по целям для этой батареи составлял 208’. В тактических задачах была защита входа в залив Посьет, подступов к западному побережью залива Петра Великого. Также 220-я батарея контролировала правый фланг минной позиции.

Во время войны у 220-й батареи был дубликат. На расстоянии чуть больше километра возвели ложную позицию, к которой даже пробросили отдельную, хорошо просматриваемую с воздуха дорогу. Макеты башен были сделаны из дерева.

После войны служба батареи продолжилась. Но в отличие от 26-й модернизации она подвергалась в меньшей мере из-за более свежего артиллерийского вооружения. Через капитальный ремонт батарея прошла во второй половине 50-х годов. Далее работы были уже менее масштабные и чаще всего касались замены электрооборудования.

В 1951 году 220-я переименовывается в 1562-й отдельный башенный дивизион. Позднее уже в 516-й башенный артиллерийский дивизион.

Окончательно расформирована батарея была в 1996 году. Последние учебные стрельбы всех приморских башенных батарей прошли в 1991 году. По результатам тех стрельб 517-й дивизион (бывшая 26-я батарея) получил оценку «отлично», 516-й дивизион (бывшая 220-я батарея) – «удовлетворительно», а 122-й (бывшая батарея № 981) – «хорошо». 


Башенная установка МБ-2-180 на втором орудийном блоке — newsvl.ru Башенная установка МБ-2-180 — newsvl.ru Блок РЛС орудийной наводки позади огневой позиции — newsvl.ru Башенная установка первого орудийного блока — newsvl.ru Интерьер зарядного погреба — newsvl.ru Интерьер силовой станции — newsvl.ru Вид на казённую часть пушки Б-1-П в башенной установке МБ-2-180 — newsvl.ru Маяк на острове, в башне которого располагается место для командирского визира ВБК-1 — newsvl.ru Один из баков для воды системы пожаротушения батареи — newsvl.ru Остатки дизель-генератора в силовой станции — newsvl.ru Позиция средств ПВО между огневой позицией и командным постом — newsvl.ru Одно из зданий бывшего городка артиллеристов — newsvl.ru Руины здания, в котором в 1960-90-е годы жили офицеры батареи с семьями — newsvl.ru Сохранившиеся двери в башенном блоке — newsvl.ru Участок коммуникационной потерны — newsvl.ru Части механизма подачи полузарядов из погреба к орудиям — newsvl.ru
Башенная установка МБ-2-180 на втором орудийном блоке — newsvl.ru Башенная установка МБ-2-180 — newsvl.ru Блок РЛС орудийной наводки позади огневой позиции — newsvl.ru Башенная установка первого орудийного блока — newsvl.ru Интерьер зарядного погреба — newsvl.ru Интерьер силовой станции — newsvl.ru Вид на казённую часть пушки Б-1-П в башенной установке МБ-2-180 — newsvl.ru Маяк на острове, в башне которого располагается место для командирского визира ВБК-1 — newsvl.ru Один из баков для воды системы пожаротушения батареи — newsvl.ru Остатки дизель-генератора в силовой станции — newsvl.ru Позиция средств ПВО между огневой позицией и командным постом — newsvl.ru Одно из зданий бывшего городка артиллеристов — newsvl.ru Руины здания, в котором в 1960-90-е годы жили офицеры батареи с семьями — newsvl.ru Сохранившиеся двери в башенном блоке — newsvl.ru Участок коммуникационной потерны — newsvl.ru Части механизма подачи полузарядов из погреба к орудиям — newsvl.ru
Полная версия сайта