Новости Владивосток

Пирожки с китятиной: дальневосточные китобои вспоминают вехи промысла (ФОТО)

Ровно 85 лет назад в Советском Союзе начался китобойный промысел – флотилия из базы «Алеут» и трех судов вышла из Ленинграда 25 октября 1932 года, прошла через Панамский канал в Тихий океан и добыла первых китов. С тех пор, вплоть до 1979 года, несколько китобойных флотилий вносили посильный вклад в промышленность и экономику страны. Владивосток стал портом приписки «Алеута», Курильской флотилии, «Дальнего Востока» и, конечно, антарктической китобойной флотилии «Советская Россия».

Из китового жира и мяса

Китовый промысел был многие годы серьезно востребован экономической и пищевой промышленностью СССР. Практически у каждого жителя Владивостока в холодильнике стояла баночка китового жира – спермацета, незаменимого при лечении ожогов вещества с резким запахом. Из жира делали взрывчатку, использовали его в мыловарении и других косметических продуктах.

Весь Дальний Восток ел пирожки с китятиной, они стоили пять копеек. Во всех магазинах продавалось китовое мясо по 50 копеек за килограмм. Хозяйки готовили котлеты из фарша напополам со свининой – многие до сих пор вспоминают тот вкус. А еще это была геополитическая задача – крупнее наших флотилий не было ни в одной стране, и Советский Союз прочно укрепился в Мировом океане.

Элитная профессия

Китобои считались элитой среди рыбацких профессий. Их зарплаты были крайне высокими, а привозили они из заграничных рейсов много недоступных в Союзе товаров. Дети работников плавбазы вспоминали, как при возвращении «Советской России» прямо во дворах накрывались огромные праздничные столы, а после празднования начинался обмен «дефицитом».

«Когда "Советская Россия" приходила на морвокзал, это был праздник для всех горожан, – вспоминает Георгий Мартынов, президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Приморского края. – Профессия китобоя была сложной и почетной. Для Владивостока и Дальнего Востока эпоха китового промысла создала рыбную промышленность. Ходили различные байки про китобоев. Якобы один из китобоев по имени Георгий заказывал шесть-семь машин такси. В одной ехал он, в другой – его чемодан, в последней – ехала его шляпа. Правда это или нет, история умалчивает, но атмосфера была праздничной. Я был курсантом ДВВИМУ, когда "Советская Россия" вернулась из последнего промыслового рейса. Сколько народу там собралось! Отец моей жены всю жизнь работал на китобойцах. Когда люди приходили после девятимесячного рейса, об этом знал весь Владивосток».

Один из капитан-директоров «Советской России» Виктор Щербатюк с гордостью вспоминает: «Однажды мы зашли в порт Сидней. Естественно, все иностранные суда проверяются властями. Санитарные власти, пограничники, таможенники и администрация порта. Если все они дали добро, можно становиться к причалу. Когда наши суда начали проверять, и базу, и китобойцев, они не могли поверить, что это промысловые суда. Запаха не было никакого. Знаете, палуба на судне металлическая. И чтобы ее не повредить, стелили фальш-палубу деревянную. Когда промысел окончен, фальш-палуба срывалась и выбрасывалась. Сверху стелился чаковый настил из бруса.

Перед входом в порт мы все это снимали, мыли, сушили, красили и стелили обратно. Службы Сиднея признали, что "Советская Россия" в идеальном состоянии, и дали нам место с левой стороны залива под Харборским мостом. Посетителей было очень много. Наплыв был трудно управляемым. Мы договорились с властями, чтобы очередь регулировала полиция. Посетители были в восторге! А перед нашим заходом в Сидней приходила такая же база, "Советская Украина". Ее по санитарным соображениям не пустили».

Будни китобоев

Китобойная флотилия уходила на промысел на девять месяцев. Выдерживали, конечно, не все. Кадры тщательно подбирали – физически крепких, устойчивых во всех отношениях. Но и это не всегда помогало. Чем ближе к Антарктиде подходили, тем сильнее обострялись имеющиеся у людей болезни. И некоторых на транспорте обратно на берег отправляли. Китобои говорят – да, было тяжело, но это была работа.

Китобоев учили прямо на ходу. Парней, у которых был навык, отправляли к наставникам, старшим китобоям. Некоторые из них работали на норвежских судах. По договору на иностранных судах русские не могли быть гарпунерами, только сами норвежцы или немцы. Наших это обижало, они начинали присматриваться к работе иностранцев. У нас было несколько китобойных флотилий, каждая из которых выделяла суда для тренировки и наставников.

История китобойных судов тоже интересна. Например, китобоец «Шторм» до переоборудования был американским военным тральщиком, переданным СССР по ленд-лизу. После окончания войны тральщики нужно было либо вернуть в США, либо переделать под мирные нужды. Анна Ивановна Щетинина выступила с инициативой превратить их в китобои. Капитаном «Шторма» стала маленькая и хрупкая Валентина Орликова, единственная в мире женщина-капитан китобойного судна.

Герой социалистического труда Советского Союза Юрий Сергеев служил сначала под началом Орликовой, а затем и сам встал на мостик китобоя «Жаркий». В последний рейс он вышел в 1976 году, но и сегодня до сих пор видит сны о море.

«Были сильные люди, были послабее, а были и совсем слабые, – вспоминает Юрий Сергеев. – Кто-то не мог работать больше года, а кто-то отдавал всю жизнь. В рейсе никто слабости не проявлял. За мои 26 промысловых рейсов я не встречал ни одного человека, чтобы он сказал "это плохо". Все, кто выходил, всегда стреляли. Когда шла охота и была возможность, люди выходили на мостик и смотрели, как она проходит. Сейчас говорят – выбили китов. Но это глупости, ведь после Великой Отечественной войны был голод и холод по всей стране. А на Дальнем Востоке благодаря промыслу мы ели пирожки с китовым мясом. Особенно малоимущие, они же были дешевыми.

В последний мой рейс на китобое, в 75-76-м году, был очень тяжелый промысел. Погода была плохой, китов не было. Восточнее Новой Зеландии попали в шторм, нас залило, суда начали леденеть. Пошли к югу от экватора и вдруг нашли стаю кашалотов. Мы выполнили план по добыче, а затем увидели еще больше китов – везде, до горизонта, на 360 миль сплошные фонтаны. Сейчас мне это снится иногда. Бывает, что вижу гарпунера своего, Анатолия Кузьмина, возле пушки. Выстрелить пытается».

Добыча, переработка и запрет промысла

«Зачем убивали? – вспоминает Виктор Щербатюк. – Знаменитый китобой и пират Дрейк убивал ради китового уса для корсетов. Убивали позже ради жира – норвежцы, например. По статистике, с 1867 года, когда была изобретена гарпунная пушка, по 1990 год в мире было убито 2 484 000 китов. И мы были далеко не на первом месте. Советские китобои от этого числа добыли примерно 15%. Вместе с нами на промысле были все – норвежцы, аргентинцы, японцы, немцы. Одновременно в Антарктике работало около 22 китобойных баз. Отчет по каждому добытому киту направлялся в Норвегию, в центр учета морских млекопитающих. А норвежцы и японцы до сих пор их добывают».

Перед советскими специалистами была поставлена конкретная задача – максимальное использование добычи. И утилизация китов достигала 99%. За борт уходил только кишечник. И то лишь потому, что не было мастеров, способных работать с материалом. На весь СССР был только мастер кожевенного цеха Котин, который мог делать хоть зонты, хоть перчатки из китового кишечника. Но этого было недостаточно для создания полноценной базы.

«Наша китобойная база "Советская Россия" была технологически подготовлена к полной переработке, – говорит Щербатюк. – Собиралась даже кровь. В пищу в тот период времени, когда мы начинали, шло все. В 70-х годах в мире погибало с голоду около 2 000 000 людей в год. И жир был, и мясо – пищевые, технические. Мы занимали одно из лидирующих мест по производству пушнины. А всех зверьков кормили как раз китовым мясом. Поэтому говорить о напрасной добыче и убийствах – неправильно. Все шло в дело». 

Запрету на промысел Советский Союз подчинился беспрекословно. Китобойную флотилию расформировали, «Советскую Россию» продали и распилили на гвозди, а китобои переоборудовали под рыбодобывающие суда. Некоторых капитанов тоже перепрофилировали. Сейчас они, посмеиваясь, вспоминают, как с позором вернулись из первого «рыбного» рейса. Многие, проработав всю жизнь в китовой флотилии, не имели представления о неводах и тралах. Со временем жизнь вошла в другую колею, популяция китов, по данным исследователей, к сегодняшнему дню полностью восстановилась до безопасного уровня. Однако память о героях-китобоях жива во Владивостоке до сих пор.

Памятник китобоям

Сегодня, спустя без малого 40 лет после последнего промыслового рейса «Советской России», работники отрасли решили поставить памятник героической профессии. Идея эта не нова, ее обсуждали еще в советское время.

«Это было давненько, в период пика китобойного промысла – 70-е годы прошлого века, – вспоминает Виктор Щербатюк. – Еще при советской власти вопрос о памятнике возникал и ставился в крайкоме партии, в исполкоме. Тогда этот вопрос не решился. Появился только памятный знак – МРС на мысе Голдобина. Затем вопрос завял, поскольку промысел тоже закончился в 1979 году. Я работал в китобойном промысле и решил оставить это в истории. Собрал материал, воспоминания всех тех, кто прямо или косвенно был связан с промыслом. Появилась книга "Антарктика за кормой". Китобойная флотилия была огромной: плавбаза "Советская Россия" с экипажем в 565 человек, 220 метров длиной, еще 20 китобойных судов по 32 человека на каждом – негоже это сбрасывать в Лету. Книга вышла в 2013 году, музей им. Арсеньева организовал презентацию и выставку китобойного промысла».

Для создания памятника был учрежден фонд «Альбатрос». Название выбрано намеренно – это был позывной «Советской России». Фонд собрал средства на изготовление памятника. Сдавали кто по 1000 рублей, кто по 50 000, причем даже люди, не связанные с китобойным промыслом.

Первый макет памятника представили в 2013 году. После обсуждения с китобоями скульптор Тимур Дорошенко внес некоторые изменения в фигуру гарпунера, добавил брызги и воду на палубу. Макет в 1/3 размера памятника был представлен в четверг, 21 декабря, в Дальрыбвтузе.

Памятник тяжелой профессии и важной странице в истории жизни Дальнего Востока будет установлен на южной террасе морского вокзала. В скором времени к работе приступят дизайнеры-визуализаторы, которые определят конкретное место, ракурс и размер будущего памятника.

АКФ ''Советская Россия'' - фото предоставлено Виктором Щербатюком — newsvl.ru АКФ ''Советская Россия'' - фото предоставлено Виктором Щербатюком — newsvl.ru Флотилия в море - кадр из фильма "За полтора часа до объятий" Олега Канищева, "Дальтелефильм", 1969 г. — newsvl.ru Рейсы были нелегкими - кадр из фильма "За полтора часа до объятий" Олега Канищева, "Дальтелефильм", 1969 г.  — newsvl.ru Макет памятника китобоям — newsvl.ru Труженикам моря - отважным китобоям посвящается — newsvl.ru Прототипом гарпунера для памятника стал внук одного из китобоев — newsvl.ru Капитн Виктор Щербатюк — newsvl.ru Рукой гарпунер указывает "мостику", что делать — newsvl.ru Скульптор добавил к памятнику брызги воды — newsvl.ru Средства на памятник собирали добровольными пожертвованиями — newsvl.ru Виктор Щербатюк вспоминает китобойные годы — newsvl.ru Президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Приморского края Георгий Мартынов — newsvl.ru Герой социалистического труда, капитан Юрий Сергеев — newsvl.ru Скульптор Тимур Дорошенко — newsvl.ru Ректор Дальрыбвтуза, капитан Николай Зорченко — newsvl.ru Макет памятника установили в Дальрыбвтузе — newsvl.ru Юрию Сергееву до сих пор снится море — newsvl.ru Работы над памятником предстоит еще немало — newsvl.ru
АКФ ''Советская Россия'' - фото предоставлено Виктором Щербатюком — newsvl.ru АКФ ''Советская Россия'' - фото предоставлено Виктором Щербатюком — newsvl.ru Флотилия в море - кадр из фильма "За полтора часа до объятий" Олега Канищева, "Дальтелефильм", 1969 г. — newsvl.ru Рейсы были нелегкими - кадр из фильма "За полтора часа до объятий" Олега Канищева, "Дальтелефильм", 1969 г.  — newsvl.ru Макет памятника китобоям — newsvl.ru Труженикам моря - отважным китобоям посвящается — newsvl.ru Прототипом гарпунера для памятника стал внук одного из китобоев — newsvl.ru Капитн Виктор Щербатюк — newsvl.ru Рукой гарпунер указывает "мостику", что делать — newsvl.ru Скульптор добавил к памятнику брызги воды — newsvl.ru Средства на памятник собирали добровольными пожертвованиями — newsvl.ru Виктор Щербатюк вспоминает китобойные годы — newsvl.ru Президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Приморского края Георгий Мартынов — newsvl.ru Герой социалистического труда, капитан Юрий Сергеев — newsvl.ru Скульптор Тимур Дорошенко — newsvl.ru Ректор Дальрыбвтуза, капитан Николай Зорченко — newsvl.ru Макет памятника установили в Дальрыбвтузе — newsvl.ru Юрию Сергееву до сих пор снится море — newsvl.ru Работы над памятником предстоит еще немало — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта