Новости Владивосток

10 лет «Фукусиме»: что происходило во Владивостоке во время крупнейшей аварии в Японии

11 марта 2011 года в Японии произошло самое мощное в истории страны землетрясение, а через несколько минут после него цунами затопило атомную электростанцию «Фукусима-1». Этой аварии был присвоен максимальный рейтинг по международной шкале ядерных катастроф, как Чернобылю. Учёные, метеорологи и таможенники во Владивостоке следили за развитием ситуации. За три дня владивостокцы скупили весь запас бытовых дозиметров в магазинах. Из-за ажиотажа цены на них выросли в 5 раз. Уровень радиации в городе не изменился, а «фонящую» машину из Японии попытались завезти уже через две недели. Летом во Всероссийский детский центр «Океан» приехали отдохнуть и поправить здоровье ребята из пострадавшей префектуры. А уже в 2012 году в Японское море отправилась экспедиция ДВО РАН.

Борис Кубай, начальник Приморского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды

– В тот день я был в отпуске и находился не в городе. Информацию о случившемся мне передали мгновенно. Сказали, что произвели оперативный расчёт, куда и с какой скоростью радиоактивное облако может пойти. По расчётам стало ясно, что это облако в ближайшее время «не наше». Радиационный фон как минимум в ближайшие трое суток повышаться не будет.

У нас есть режимы: спокойный, тревожный и чрезвычайный. Мне доложили, что поступил приказ перейти в тревожный режим работы. Это означает, что хоть мы и работаем круглосуточно, наблюдение за обстановкой должно стать чаще. В режиме повышенной готовности метеостанции переходят на учащённый режим измерения, автоматы передают информацию каждые 10 минут, а люди каждый час измеряют дозиметрами радиационный фон. Превышения естественного фона в Приморском крае ни разу не было зафиксировано.

Все пробы от Байкала до Чукотки круглосуточно стекались в лабораторию, а мы круглосуточно определяли уровень радиоактивного загрязнения. Каждые три часа мы делали прогноз на несколько суток вперёд. Эти расчёты показывали, что в нашу сторону угрозы нет. Это и март, и апрель, и май. В эти месяцы в нашу сторону ветра не дули.

В марте воздух в атмосфере циркулирует с запада на восток. Вероятность, что ветер поменяет направление и начнёт дуть с юга и юго-востока в сторону Владивостока, была 0,5%. Если бы авария произошла в июле или в августе, когда южные потоки дуют с Японского моря в сторону Приморского края, то было бы о чём переживать.

Наталья Гагаркина-Петрик, бывший замначальника дружины «Парус» по организационно-методической работе, сейчас – директор школы-интерната для одарённых детей ВДЦ «Океан»

– Из Японии в 2011 году к нам приехало чуть меньше отряда, около 30 детей. По ним не было заметно, что они пережили трагедию. Они вели себя культурно и скромно. У них не было летних каникул, и они продолжали удалённо учиться даже в «Океане». Ребята посещали все занятия дополнительного образования. Знакомились с русской кухней, готовили блины с мёдом и икрой – было весело.

Дети хорошо говорили по-английски, кроме того, с ними работала переводчица, и специально для них был разработан курс по русскому языку. Ребята были очень дружны, несмотря на разницу в возрасте. Старшие и младшие находились в одном отряде, хотя обычно отряды формируются из детей одного возраста. Среди них было заметно наставничество, забота, переживания друг за друга.

Во время смены было мероприятие, где дети делились своими переживаниями. Они показали кадры с машинами, оказавшимися на третьих и пятых этажах. Рассказывали, как спасались, куда бежали. После этого руководство «Океана» связалось с МЧС, и нам разработали порядок действий во время цунами. Мы даже потом отрабатывали с русскими ребятами, что делать в таком случае. А вообще японские дети не делали акцент на себе как на пострадавших во время катастрофы. Они, наоборот, старались влиться в детскую жизнь, насыщенную мероприятиями и развлечениями.

В подарок лагерю они оформили шёлковое полотно. На нём на английском и на японском языках написали несколько правил, как действовать во время цунами, а мы перевели правила на русский. После смены мы повесили полотно на стену и на экскурсиях показываем его и рассказываем, что к нам приезжали ребята из Японии.

Вячеслав Лобанов, руководитель экспедиции по Японскому и Охотскому морям, врио директора Тихоокеанского океанологического института им. В. И. Ильичёва ДВО РАН

– В июне-июле 2012 года мы провели специальную экспедицию на научно-исследовательском судне «Профессор Гагаринский». Предварительно промоделировали картину течений с помощью математической модели, куда будет распространяться вода из района «Фукусимы». Экспедиция нужна была для подтверждения этих результатов. Она проводилась в водах Японского и Охотского морей, где наблюдалось незначительное загрязнение, в северо-западной части Тихого океана, от средних Курильских островов до течения Куросио к востоку от Японии.

Близко к месту аварии мы не подходили, потому что в этом не было необходимости, там проводилось хорошее наблюдение японскими коллегами. Мы изучали российские и международные воды, содержание изотопов цезия-134 и -137 в воде на разных глубинах и в морской биоте. Изучали воду на глубинах, потому что после зимы и в результате различных динамических процессов загрязнённые воды с поверхности ушли на подповерхностные и промежуточные горизонты.

Радиоактивные изотопы цезия позволяют посмотреть, как происходит движение воды в океане. Наша модель показала, что вода аккумулируется в определённых структурах, которые называются синоптическими вихрями. Эти вихри «живут» долго, они захватывают воду и переносят её на большие расстояния. Они перемещаются с юга Японии в район Курильских островов, перенося с собой воду на глубинах от 100 до 500 метров. Так и оказалось. Наблюдения подтвердили, что на тот момент район Курильских островов было сравнительно чист, но туда уже направлялись два крупных вихря со стороны Японии.

Мониторинг продолжаем, сотрудничаем с японскими партнёрами из университета Канадзавы. Они обнаружили, что в 2017 году был повторный заход этих вод из океана в Японское море уже через Корейский пролив. Мы проводим мониторинг района между Хоккайдо и Приморским краем, куда эти воды поступают. И действительно видим повышенное содержание цезия. За это время вода прошла по большому круговороту от побережья Японии до побережья Америки и вернулась к нам в район Камчатки. А другая ветвь пошла на юг и снова зашла в Японское море. У побережья Фукусимы концентрация радиоактивных веществ была большая, но потом эта вода размешалась и уже не представляет угрозы для жизни и здоровья.

Александр Борисенко, начальник учебного центра таможенного контроля за делящимися и радиоактивными материалами, кандидат химических наук

– Несмотря на то, что тогда измерения проводили другие ответственные за это организации, мы сами в инициативном порядке проводили измерения и передавали должностным лицам таможенных органов. Начали буквально через пару дней после аварии, когда стало понятно, что она действительно масштабная. Это продолжалось недели две-три, когда был самый пик.

Мы изучали радиационный гамма-фон. Никаких существенных изменений замечено не было. У нас вызывало удивление, когда в средствах массовой информации рассказывали, что обнаружили повышенный радиационный фон на площади или где-то ещё.

Однако прежде всего мы в тот момент выполняли свою основную функцию – готовили таможенников, чтобы они могли противостоять вероятному попаданию радиационно опасных грузов на нашу территорию.

Максим Шестернин, начальник отдела таможенного контроля за делящимися и радиоактивными материалами Владивостокской таможни

– Когда произошла авария на атомной электростанции «Фукусима-1», Владивостокская таможня усилила контроль в отношении товаров и транспортных средств из Японии. В целом наша работа не изменилась, а вот количество автомобилей с повышенным уровнем ионизирующего излучения увеличилось.

Первый такой автомобиль был выявлен уже 1 апреля 2011 года. Основной пик привоза автомобилей пришёлся на 2012 год. Тогда Владивостокская таможня выявила 312 радиоактивных объектов. Всего с момента аварии таможня выявила более 860 радиационно опасных объектов. Все они были отправлены обратно в Японию.

С каждым годом динамика выявления радиационно опасных объектов из Японии снижалась. В 2018 и 2019 годах такие товары не выявлялись, а в 2020 году Владивостокская таможня выявила всего 6 объектов с повышенным уровнем ионизирующего излучения из Японии. В основном это была спецтехника, автомобили и их запчасти.


Пришлите свою новость
Пришлите свою новость
Полная версия сайта