Новости Владивосток

Зона отчуждения: от каких радиоактивных отходов будут избавляться в Приморье после строительства центра кондиционирования и хранения

В центре общественного внимания в Приморье после Нового года – бухты Чажма, Разбойник и Сысоева близ Фокино, где уже 19 лет на месте береговой технической базы обслуживания атомных подводных лодок Тихоокеанского флота работает центр по обращению с радиоактивными отходами, которые накапливались там с 60-х годов. Известный приморский журналист, старшина Владивостокского морского собрания Владимир Ощенко специально для VL.ru написал материал о том, какие в Приморье были и есть твердые радиоактивные отходы, откуда они взялись и как их будут утилизировать.

«ДальРАО», предприятие хоть и режимное, но никак не секретное. Многие жители Фокино – очевидцы того, как радиоактивный хлам исчезает впечатляющими темпами. Ржавый ТНТ-50, танкер, который сливал ЖРО в 90-х в Японском море, – его уже нет. Он в твердой упаковке на берегу на 70 лет. Практически вынуты из моря все трехотсечные реакторные блоки разделанных АПЛ. Пункта временного хранения реакторных блоков почти нет – 73 блока на суше, в новой герметизации.

И вот дошла очередь до закопанных в бетонных траншеях твердых радиоактивных отходов, которые скапливались почти 40 лет до полного вывода из Приморья всех атомных субмарин. Как рассказывают сотрудники «ДальРАО», «тут такие чудеса лежат». Чудеса – это костюмы химзащиты, респираторы, противогазы, инструмент – все, что использовали славные советские подводники для обслуживания реакторов своих кораблей. Все это копилось десятилетиями.

Есть на этой территории и трагические памятники холодной войны: могила девяти офицеров и одного матроса, которые погибли 10 августа 1985 года в Чажминской ядерной аварии. Их побоялись хоронить на городском кладбище военного городка Тихоокеанский, как тогда называлось ЗАТО Фокино. Они похоронены тут – как бы цинично это ни звучало, но эта могила – тоже твердые радиоактивные отходы. На схеме красным нанесены зоны радиоактивных загрязнений на БТБ (береговая техническая база) в 90-е и после реабилитации.

К твердым радиоактивным отходам относятся не только респираторы, но и еще 30 000 кубометров зараженного грунта, снятого в Тихоокеанском и в округе после Чажминской аварии на К-431, они упрятаны в «укрытие-2» – бетонную траншею, выкопанную в 1985-м, которая уже протекает и приходит в ветхое состояние.

Будущее строительство центра кондиционирования и хранения радиоактивных отходов, собственно, преследует единственную цель: дезактивировать все, что можно, а что нельзя, убрать так, чтобы никого не тревожило. То есть упаковать в непроницаемые для радиации оболочки и контролировать их безопасность. Нам ничего не надо завозить из Японии или какой другой страны, нам бы свое привести в порядок.

Практически все журналисты, которые бывали на «ДальРАО», делали для наглядности дозиметрические замеры радиационного фона. Они – в рамках естественного природного значения и даже ниже, чем в центре Владивостока. Ввоз радиоактивных отходов сюда из-за границы и из других регионов России невозможен. Любые такие действия запрещены законами Российской Федерации.

Между тем на Северном флоте в 70 километрах от Мурманска с 2006 года работает такой же центр, который планируется строить в Приморье. Ни одной фонящей заграничной железки сюда не завозилось, а программу утилизации списанных лодок Севфлота в Сайда-губе завершают в 2019 году. Это будет печально известная лодка «Курск».

В термине твердые радиоактивные отходы есть что-то угрожающее: из-за схожести со словосочетаниями «твердое ядерное топливо, твердотопливный реактор». Но то, с чем работают в центре кондиционирования, – это обычные материалы и вещи, которые когда-то подвергались радиационному облучению.

Владимир Сергеев, руководитель центра кондицинирования и долговременного хранения радиоактивных отходов «СевРАО» (Мурманск), говорит: «Центр кондиционирования и хранения ТРО – такой, как наш, – это как раз утилизация всего, что было когда-то брошено, бесхозно. То, что образуется в процессе утилизации ядерных установок, где топливо было, и так далее. По-другому как? В процессе утилизации есть определенная цепочка. Сначала делаются замеры, на основании замеров мы этот кусок металла или какого-то материала уменьшаем в размерах, иногда прессуем. Если это не подходит, то дезактивируем, этот металл или материал отправляем на вторичное использование в народное хозяйство».

На Севере, где эту работу начали раньше, выведенные из боевого состава атомные подводные лодки заканчиваются. После 2019-го центр в Сайда-губе будет работать лишь в режиме хранения и наблюдения, производственные операции по поднятию реакторных блоков из воды, их разделке и упаковке прекратятся. К такому же результату стремятся и на «ДальРАО».


Анализ проб жидких радиоактивных отходов — newsvl.ru Сооружение "Укрытие" — newsvl.ru Технический наливной танкер ТНТ-50 — newsvl.ru Выход на стапель — newsvl.ru Новое хранилище твердых радиоактивных отходов на 5000 куб. м — newsvl.ru Технический наливной танкер на стапеле — newsvl.ru Старая техника в Разбойнике хранится не в лучшем состоянии — newsvl.ru 65-метровый японский док «Сакура» — newsvl.ru Реакторные блоки сейчас хранятся так — newsvl.ru Девять офицеров и один матрос погибли 10 августа 1985 года в Чажминской ядерной аварии — newsvl.ru Могила офицеров и матроса, которые погибли в Чажминской ядерной аварии — newsvl.ru
Анализ проб жидких радиоактивных отходов — newsvl.ru Сооружение "Укрытие" — newsvl.ru Технический наливной танкер ТНТ-50 — newsvl.ru Выход на стапель — newsvl.ru Новое хранилище твердых радиоактивных отходов на 5000 куб. м — newsvl.ru Технический наливной танкер на стапеле — newsvl.ru Старая техника в Разбойнике хранится не в лучшем состоянии — newsvl.ru 65-метровый японский док «Сакура» — newsvl.ru Реакторные блоки сейчас хранятся так — newsvl.ru Девять офицеров и один матрос погибли 10 августа 1985 года в Чажминской ядерной аварии — newsvl.ru Могила офицеров и матроса, которые погибли в Чажминской ядерной аварии — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта