Новости Владивосток

Не на словах, а на «Благом деле» Геннадий Антропов занимается реабилитацией инвалидов во Владивостоке почти десять лет (ФОТО)

Без малого десять лет Геннадий Антропов создает программы реабилитации через творчество для людей с ограниченными возможностями. Начинал со студии незрячих керамистов «Отражение», после организовал некоммерческую организацию «Благое дело», в рамках которой занимается также с ментальными инвалидами. 15 ноября Геннадию исполнится 55 лет, и накануне юбилея корреспонденты VL.ru побеседовали с ним о том, почему важно работать и с детьми, и со взрослыми, зачем им творчество и как не ходить с протянутой рукой.

От глины до театра

«Началось все с того, что у нас родился ребенок и нам предложили от него отказаться. Сказали, что он будет "овощем". ''Овощ'' сейчас в шестом классе, — так Геннадий Антропов рассказывает, как стал работать с инвалидами. — Когда ребенок болеет, у родителей складывается определенный круг общения. Позанимался я лепкой со своей дочкой, с другими детьми немного, но это было несистемно. В какой-то момент мы познакомились с директором библиотеки для слепых - Еленой Кислицыной, она предложила мне взять группу незрячих ребят. И как-то сложилось, что изначально в ней были и дети, и взрослые. Дети зависят от родителей — приведут, не приведут. Поэтому костяк студии ''Отражение'' составили взрослые, самодостаточные ребята. Все они потом состоялись как профессионалы. С этими людьми было приятно работать. Я даже в нынешних молодых ребятах не вижу такой упертости. Когда шел заниматься со слепыми, не представлял, как они будут лепить и как я им буду объяснять. Потом понял: они даже ошибки совершают такие же, как зрячие».

После «Отражения» Геннадий, профессиональный керамист, стал заниматься с людьми с ментальной инвалидностью, организовал автономную некоммерческую организацию «Благое дело». Сегодня она объединяет художников, театралов, дизайнеров, психологов. Все они работают бесплатно. С помощью волонтеров дети и взрослые с ограниченными возможностями лепят из глины, расписывают изделия, шьют, вяжут, вышивают, рисуют. И даже играют в театре. Режиссер Ольга Таранова на базе благотворительной организации занимается с ребятами с апреля 2015 года. Сначала репетиции были скорее терапевтическими, но сейчас благодаря конкурсной площадке «Энергия участия» полным ходом идет постановка первого спектакля «За синей птицей».

На днях президентский грант выиграл проект инклюзивной театральной студии «Во имя добра», которая объединит детей-инвалидов и здоровых детей. Это проект совместный — «Благого дела» и театра молодежи.

«Когда человек приходит к тебе впервые, ты к нему просто присматриваешься: что он может, чего не может. Исходя из этого и задания даются. От простого к сложному. Есть шаблоны — они как раз для тренировки. И простое, и оригинальное изделие с их помощью можно сделать, — говорит наш герой. — Сейчас у нас идет перестройка. Мастер-классы сводим к тому, чтобы делать на них вещи, которые будут востребованы. Следующим этапом будет создание рабочих мест. Прописываем под это проекты, чтобы подать в край. Как выглядит рабочее место? Обычная мастерская. Столы, где лепят, стеллажи, где стоят формы, сушилки, печи... Докупать постоянно что-то надо. Но плюс в том, что у нас все с профильным образованием, всё — от эскиза до конечной вещи — делаем без привлечения кого-либо со стороны, многое можем сделать сами, даже печь для обжига, если понадобится».

Делать и продавать

«Мы имеем хороший опыт работы с незрячими людьми, специализируемся на людях с ментальной инвалидностью. С последними — потому что после 18 лет они практически никому не нужны, кроме родителей. Детям показана мелкая моторика — это развивает руки и память, все нервные окончания находятся на кончиках пальцев. Но у нас ведь далеко не все студийцы — дети! — рассказывает Геннадий Антропов. — Из старших сейчас человек десять могут работать, показывать мастер-классы и при создании определенных условий зарабатывать. У меня нет сомнений в том, что всех можно чему-то, исходя из индивидуальных возможностей, обучить и вывести на достойный уровень. Но это недешево. Элементарно нужна база, а если у тебя печи в одной части города, склады — в другой, это не дело. Почему важно работать со взрослыми тоже? Во-первых, человеку необходима занятость, самореализация. Во-вторых, ребенок получает от государства какие-то дотации, его приглашают на праздники или концерты. Есть хоть какая-то поддержка. А после 18 лет люди получают разве что пенсию по инвалидности. Словно человек был — и его нет. Хотя есть и в нашей студии люди, которые прекрасно работают. Мы объединили усилия молодых дизайнеров со старшим поколением. Девчонки вырабатывают идеи, у них мозг кипит. Но возиться, вышивать им скучно. А старшие — кропотливые, они шьют стежок к стежку. Так, например, и получились эти сумки — их уже почти раскупили».

В царской России гончарному делу обучали незрячих, но после революции эти традиции были потеряны. А вот ментальные инвалиды склонны к монотонной работе, которую здоровым людям выполнять скучно и тяжело. Они могут заниматься шликерным литьем керамических изделий, делать утилитарные вещи и кашпо для цветов, набивая изделия в гипсовые формы. Многому можно научить, лишь бы желание у человека было, говорит руководитель «Благого дела».

В работе с детьми есть свои сложности: в них надо много вкладывать. Ребенка могут не привести родители, у него может не быть настроения работать. Потому Геннадий и решил ориентироваться также и на взрослых людей. Но всем родителям говорит: надо до 18 успеть обучить ребенка чему-нибудь. Сейчас в стране реабилитация инвалидов держится на плечах энтузиастов, сетует он.

«Мы начинали без поддержки. Сейчас мы производим керамику. Везде слышим, как надо адаптировать инвалидов, заниматься ими, трудоустраивать... Вот мы этим и занимаемся! Но у нас проходят выставки — а чиновников я на них почти не вижу!» — говорит Геннадий Антропов.

Занятия проходят в Обществе инвалидов Первомайского района, а лепить приходят ребята из разных обществ. Воспитанники студии учатся делать изделия в разных техниках: литье, жгут, пласт и другие. Сами готовят глину, могут формировать фигурки вручную, помогают отливать совушек-призов для игры «Что? Где? Когда?». Очень любят лепить по шаблону — в этой технике могут работать даже люди с тяжелой формой инвалидности. «Работаем и с бумагой, и с тканями. Наверное, нет такой области, в которой бы наши ученики себя не попробовали, — рассказывает Геннадий. — Стараемся подходить к людям индивидуально, количество занимающихся людей ограничено, так как керамика дело не дешевое, а дополнительного финансирования у нас нет».

Не ходить с протянутой рукой

«С ростом курса доллара скаканули вверх и цены на материалы, — говорит Геннадий Антропов. — Глину чаще сами копаем — в карьере под Артемом она хорошая. Копаем только с волонтерами, ведь работа эта тяжелая. Порой приходится и мешки таскать на себе. А ребята потом помогают ее разводить, просеивать, сушить, прогонять через экструдер. Сейчас тоже нужно копать, но и транспорта нет, и с людьми не получается. В последнее время пробовали закупать порошковую глину, в целом это дешевле получается, если много берешь, да и готовить проще, но всё упирается в финансы. На заводских глинах некоторые глазури лучше работают, хотя в местных глинах своя прелесть».

Многие сувениры, кружки, тарелки, свистки, куклы, копилки и другие вещи, сделанные руками волонтеров-профессионалов и студийцев с ограниченными возможностями, продаются — потом эти деньги тратятся на занятия с инвалидами. Лучшие работы попадают в фонды. Например, машина «Фольксваген Жук» с космическим рисунком — ее давным-давно слепили, а предполагаемому заказчику изделие оказалось не нужно и осталось в коллекции. Или хулиганский разноцветный кот с прищуренным глазом (конечно, по прямому назначению — как копилку — такую красоту вряд ли кто-то будет использовать). Или лошадь в ковбойской шляпе. Всё это стоит на полках для демонстрации возможностей студии, не на продажу. Но, говорит Геннадий Антропов, если будет туго с деньгами, то и фонды пойдут на продажу.

В 2009 году во Владивостоке проходила биеннале «Арт-терапия. Российский опыт». На ней «Благое дело» заметили японцы, пригласили в Токио. «Там была шикарная выставка, — вспоминает собеседник. — Там я понял, что значит "продавать изделия" за рубежом. Мы приехали с нашими ценами, а мне японцы говорят: "Геннадий-сан, надо бы как-то над ценником поработать". Спрашиваю, намного ли поднять. Немного, отвечают, раза в четыре...»

Были со студией и грустные моменты. В 2013 году «Благое дело» реализовывало проект «Анатомия творчества». В его рамках по пятницам, субботам и воскресеньям все желающие лепили из глины, пластилина, пластики, расписывали изделия, готовили сбитень, делали папье-маше, ковали металлические изделия. «Мастер-классы по литью металла в Приморье никто до нас не проводил. До сих пор у нас сохранились точные копии бохайских амулетов, мы их отливали напоказ для зрителей. Делали все как встарь: керамический горн, ручные меха, древесный уголь, — продолжает Геннадий Антропов. — Чем это закончилось? Нас пригласили в Музей города на Петра Великого, 6, мы там три месяца проработали, помещение оборудовали, как смогли, стоки канализации прочистили. А потом нам показали на дверь, сказали, мол, извините, здание передается из одних рук в другие... А ведь на вырученные средства занимались с детьми с ментальной инвалидностью. То же самое случилось со студией Mori».

Инклюзивную студию Mori открыли в апреле 2015-го. В помещении на Фокина, 7 устраивали мастер-классы и мини-выставки, продавали сувениры, сделанные руками воспитанников «Благого дела», участвовали в «Ночи музеев». Более того — там каждый человек мог сам слепить для себя чашку или фигурку из глины. Вырученные средства, как водится, использовались для занятий. Пошли гости, зазвучали теплые отзывы и от россиян, и от иностранцев. В студию вложили свои деньги, рассказывает Геннадий, закупили стройматериалы, своими руками сделали ремонт, заказали мебель по своим эскизам. Открыться помогло Общество инвалидов Фрунзенского района. Оно же помогло и закрыться — председателя настораживало, что в студии много молодежи (а среди волонтеров есть и студенты, и недавние выпускники вузов). В один прекрасный день студийцы пришли и «поцеловали дверь» опечатанного помещения. Внутри остались фонды и имущество, которое потом долго не отдавали.

Mori проработала месяца два. Под этим брендом и сейчас проходят мастер-классы, и но такого же творческого пространства пока у студийцев нет. Самое страшное, что после каждого такого случая часть молодежи разочаровывается и уходит.

«У нас есть что показать»

«Когда мы начали работать, у меня была иллюзия: вот ты покажешь, что умеешь работать, и тебе начнут помогать. Но это была иллюзия. С другой стороны, есть и плюс: делаешь все сам, развиваешься, как хочешь, свобода — великое дело, — утверждает Геннадий Антропов. — Впрочем, с городом мы работаем легко, входим в реестр социально-ориентированных организаций. Администрация Владивостока выделила нам помещение на Алеутской в безвозмездное пользование. Оно не без проблем, но по крайней мере мы можем оставить там оборудование. Когда пришли, там были гнилые окна — открываешь, а стекло через раму проваливается. Отработали заказ на первом Медиасаммите (нам сделали заявку на сувениры) — вставили пластиковые окна. Чтобы нормально там работать, надо делать гидроизоляцию фундамента. Дом в низине, в помещении влажность. Пока мы это не тянем».

В прошлом году студия Антропова получила субсидии от города — 165 тысяч рублей. Деньги ушли на глазури и краски, на кисти — они недешевые, и лучше сразу брать хорошие материалы. «Собственно, это единственная финансовая помощь, которую мы получили на данный момент, плюс помещение в безвозмездном пользовании и оплата коммунальных платежей, но это всё город, — рассказывает собеседник. — С краем как-то у нас не выходит. Молодежь сегодня привлекают к событийным мероприятиям. Поскакали с флагами, покричали — и вся молодежная политика. Нет воспитания как такового. Людей не учат делать долгосрочные проекты. Вот сделали мы при поддержке московской общественной организации "Перспектива" Департамента внутренней политики Приморья фестиваль "Кино без барьеров". Я не знаю, будет он продолжаться или нет. Мне задали вопрос: какая у него социальная значимость? Получается, если плакаты развесить "Давайте делать добро" - значимость есть. А если филиал международного фестиваля, где реально поднимается проблематика людей с инвалидностью, здесь организовать — нет? Многие вещи у меня в голове не укладываются».

Помещение, в котором идет ремонт, пока не может принимать людей. В один прекрасный момент вопрос с площадями встал, что называется, ребром: студии нужна была постоянно действующая выставка, хотя бы небольшая, чтобы показывать потенциальным партнерам свои возможности.

«Перед тем как в апреле лететь в Москву на конференцию "Мегафона" "Добро", я "запустил в космос программу": сказал знакомым, что места нет, где выставки показывать. Те сказали другим знакомым. В общем, закрутилось колесо, — улыбается Геннадий Антропов. — Сплю в Москве, в три часа ночи звонок: вам помещение нужно? Приехал во Владивосток — заключили договор на год. Помещение на год нашей студии предоставил меценат Дмитрий Панарин. Это действительно шикарный подарок, который уже принес много полезного в нашу жизнь, но такие люди сейчас редкость, нам очень повезло».

Мы встречаемся именно в этой студии на Светланской, 69д. В одной комнате — выставка глиняных, металлических, тканевых изделий, рисунков, фотографий из истории «Благого дела». Другая комната — своеобразная мастерская, где может поместиться пара десятков человек.

В Москве Геннадий Антропов и его соратники хотят открыть студию — аналог Mori. «А почему нет? Мы растем, нам нужно тиражировать свой опыт, ездить на выставки и показывать свои возможности, у нас есть что показать. Когда я был по программе международных обменов в Чикаго, возил туда мини-выставку. Там мне сказали: «Вези больше! Мы все продадим!» Я видел, что делают там — и вижу, что делают наши ребята, у нас достойный уровень. Вот девочка с аутизмом: посмотри, какие художественные вещи, — показывает Антропов. Он уверен: всё у ребят получится. — Я сейчас вспомнил, как мы готовились к выставке в Японии. Тогда на город падал "дождь" из АТЭСовских денег, параллельно росли микрорайоны в пригороде — а мы не могли 35 тысяч на билеты найти. Но мы съездили. Помог нам Виктор Гребнев, гендиректор ЗАО "ТМК". Причем когда я пошел в эту компанию, минимальные суммы мы уже собрали. Так что на оставшиеся деньги купили себе экструдер и материалы на первую печь — мы ее сами собирали, ведь новая стоит гораздо дороже. Самого Гребнева я, кстати, и не видел ни разу. Как и Владимира Сайбеля, на тот момент руководителя "Владивосток-Авиа" - с его помощью нам сделали большие скидки на билеты, авиакомпания перевезла всю продукцию бесплатно. Пока "Владивосток-Авиа" не перестала существовать, у нас были скидки. С помощью авиакомпании летали и в Москву на первый съезд некоммерческих организаций "Госгрант" - делали всю сувенирку для них. Сейчас нам тоже предлагают, но летать в Москву накладно. Когда пришло приглашение на выставку в ООН, мы денег уже не нашли. Хотя рекомендацию давал сам Виталий Иванович Чуркин, представитель России в Организации Объединенных Наций. У нас здесь ни сбыта, ничего. Мы десять лет барахтаемся сами».

Первые воспитанники Антропова разъехались, кто-то сейчас в Санкт-Петербурге, кто-то в Москве. Те, кто живет в столице, зовут благотворительный фонд расширяться, обещают помочь с помещением для студии Mori, с воспитанниками, волонтерами и туристами. Но опять все упирается в деньги — на оборудование и материалы, по подсчетам студийцев, уйдет почти два миллиона. «Чтобы заработать, мы стали участниками проекта "Всероссийский душевный Bazar" на Planeta.ru. Это краудфандинговая платформа. На одно место при отборе претендовали по 70 организаций, мы прошли. Цель наша — собрать 760 000 рублей. Пока собрано чуть меньше 7000. Сейчас, конечно, хочется, чтобы какое-то движение пошло, а не только лайки в соцсетях. Ждем, что родной регион отреагирует».

Сейчас в «Благом деле» занимается 25-30 человек от 5 до 68 лет. Плюс подшефная коррекционная школа-интернат. Помогает молодежь из разных учебных заведений, студенты ДВГИИ и Художественного колледжа, ребята из ВГУЭС, ДВФУ, из православной молодежи — всего около полусотни волонтеров. А цель всей своей работы с инвалидами Геннадий Антропов объясняет просто: развить в человеке способности, чтобы он мог работать дальше и в перспективе зарабатывать себе на жизнь.

Телефон студии MORI: 8(914)676-63-27. Адрес: Светланская, 69д.

Валерия Федоренко (текст), Сергей Орлов (фото)

Максим Борщ занимается в "Благом деле" уже несколько лет. Он кропотливо отливает глиняные изделия и сам лепит красивые вещи — newsvl.ru Таких тигров по прозвищу Добрый Владик в студии делают на продажу — newsvl.ru Маленькие сувениры делаются по шаблонам и расписываются вручную — newsvl.ru Сейчас, говорит Геннадий Антропов, на мастер-классах стараются делать вещи, которые будут востребованы — newsvl.ru Копии бохайских амулетов и монет отливали в рамках проекта "Анатомия творчества" — newsvl.ru Лепка из глины развивает мелкую моторику у детей и помогает людям любого возраста самореализоваться — newsvl.ru Многие работы - в фондах студии, то есть не продаются — newsvl.ru Геннадий Антропов показывает кота, которого сделала одна из волонтеров студии — newsvl.ru Этот кот - копилка. Хотя его, конечно, вряд ли кто-то будет разбивать, чтобы достать деньги — newsvl.ru Все вещи на этом столе сделаны руками ребят с ментальной инвалидностью — newsvl.ru Эти новогодние сувениры тоже дело рук воспитанников студии. Всё продается — newsvl.ru Вырученные от продажи изделий деньги идут на занятия с детьми и взрослыми "с ограниченными возможностями" — newsvl.ru Студия MORI работала во Владивостоке в 2015 году. Сейчас под этим брендом проходят мастер-классы, на которых можно научиться делать такие вот вещи — newsvl.ru Глиняные игрушки сперва должны высохнуть. Только потом их будут обжигать и красить — newsvl.ru Тигры "Добрые Владики" - свистки. У каждого свой характер и свой голос — newsvl.ru В "Благом деле" занимаются люди разных возрастов и с разными умениями. Кому-то нравится лепить из глины, другие умеют делать валяные игрушки или вязать — newsvl.ru "Музыки ветра" в студии стали делать случайно. Ребята решили попробовать - и дело пошло — newsvl.ru Эти изделия находятся в фондах "Благого дела" — newsvl.ru  — newsvl.ru Глину ребята сами раскатывают, вырезают по шаблону изделие, потом придают ему вид того или иного животного — newsvl.ru "Благому делу" в 2018-м году исполнится десять лет. В студии занимаются и ребята с ограниченными возможностями, и здоровые — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru Михаил Бондаревский работает над глиняным изделием — newsvl.ru Илья Князев лепит совушку — newsvl.ru Илья не только вырезал сову по шаблону, но и формирует глаза, крылья, клюв — newsvl.ru Илья Князев и его изделия — newsvl.ru
Максим Борщ занимается в "Благом деле" уже несколько лет. Он кропотливо отливает глиняные изделия и сам лепит красивые вещи — newsvl.ru Таких тигров по прозвищу Добрый Владик в студии делают на продажу — newsvl.ru Маленькие сувениры делаются по шаблонам и расписываются вручную — newsvl.ru Сейчас, говорит Геннадий Антропов, на мастер-классах стараются делать вещи, которые будут востребованы — newsvl.ru Копии бохайских амулетов и монет отливали в рамках проекта "Анатомия творчества" — newsvl.ru Лепка из глины развивает мелкую моторику у детей и помогает людям любого возраста самореализоваться — newsvl.ru Многие работы - в фондах студии, то есть не продаются — newsvl.ru Геннадий Антропов показывает кота, которого сделала одна из волонтеров студии — newsvl.ru Этот кот - копилка. Хотя его, конечно, вряд ли кто-то будет разбивать, чтобы достать деньги — newsvl.ru Все вещи на этом столе сделаны руками ребят с ментальной инвалидностью — newsvl.ru Эти новогодние сувениры тоже дело рук воспитанников студии. Всё продается — newsvl.ru Вырученные от продажи изделий деньги идут на занятия с детьми и взрослыми "с ограниченными возможностями" — newsvl.ru Студия MORI работала во Владивостоке в 2015 году. Сейчас под этим брендом проходят мастер-классы, на которых можно научиться делать такие вот вещи — newsvl.ru Глиняные игрушки сперва должны высохнуть. Только потом их будут обжигать и красить — newsvl.ru Тигры "Добрые Владики" - свистки. У каждого свой характер и свой голос — newsvl.ru В "Благом деле" занимаются люди разных возрастов и с разными умениями. Кому-то нравится лепить из глины, другие умеют делать валяные игрушки или вязать — newsvl.ru "Музыки ветра" в студии стали делать случайно. Ребята решили попробовать - и дело пошло — newsvl.ru Эти изделия находятся в фондах "Благого дела" — newsvl.ru  — newsvl.ru Глину ребята сами раскатывают, вырезают по шаблону изделие, потом придают ему вид того или иного животного — newsvl.ru "Благому делу" в 2018-м году исполнится десять лет. В студии занимаются и ребята с ограниченными возможностями, и здоровые — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru Михаил Бондаревский работает над глиняным изделием — newsvl.ru Илья Князев лепит совушку — newsvl.ru Илья не только вырезал сову по шаблону, но и формирует глаза, крылья, клюв — newsvl.ru Илья Князев и его изделия — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта