Новости Владивосток

Много денег, мало эффекта: аудиторы пересчитали меры поддержки на Дальнем Востоке

Министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексей Чекунков выступил в Совете Федерации с докладом о положении дел в «подведомственных» регионах. Он перечислил оказываемые меры поддержки, некоторые их результаты, ответил на вопросы сенаторов и озвучил планы на ближайшие годы. Однако, по мнению Счётной палаты, Дальний Восток «заливают» деньгами при минимальной эффективности качества управления.

Начал министр уже практически со стандартных положений – за последние восемь лет было принято столько-то законов, столько-то нормативных актов, утверждено энное количестве мер поддержки и так далее. Инвесторы реализуют 2600 проектов в ДФО, это в два раза больше, чем три года назад.

«Резиденты преференциальных режимов и проекты с мерами господдержки уже фактически вложили более 2,2 трлн рублей. 451 предприятие введено в эксплуатацию. Создано почти 87 тысяч новых рабочих мест. Только четверть новых инвестиций пришли в добывающие отрасли, 75% – в глубокую переработку, машиностроение и судостроение, логистику, транспорт, сельское хозяйство, туризм. Цели по создаваемым резидентами рабочим местам заложены в нашу государственную программу. Это один из ключевых индикаторов, и даже несмотря на пандемию, эти цели выполняются. Мы приближаемся к 100 тысячам новых рабочих мест. Вместе с членами семей это четверть миллиона человек», – заявил Алексей Чекунков.

Режимы, о которых говорит министр, это территории опережающего развития и свободный порт Владивосток – это несколько тысяч резидентов с различными проектами. В ТОРах реализуются крупные проекты, вроде строительства заводов, терминалов, портов и прочей многомиллиардной инфраструктуры. А вот резиденты СПВ, которых насчитывается около 2 тысяч, предпочитают заниматься стройками поменьше – более трети из таковых в Приморья являются застройщиками и девелоперами. Реальной открытой статистики по данным о ТОР и СПВ нет – приходится верить министрам на слово.

В ключевой для Дальнего Востока рыбной отрасли правительство реализовало механизм «квоты в обмен на инвестиции». Данный механизм, по версии чиновников, дал существенный толчок рыбной отрасли: построено 13 новых рыбоперерабатывающих заводов, на дальневосточных верфях строится 6 рыболовецких судов и 16 краболовов. Поступления в бюджет Российской Федерации от продажи квот на вылов крабов составили более 99 млрд рублей, что сопоставимо с уплатой крабовой отраслью всех налогов за предыдущие 30 лет. Правда, сами участники отрасли, за исключением тех, кто квоты у себя консолидировал, радости от таких перемен не ощущают. И продолжают бороться уже с наступлением второго этапа программы, притом что и первый-то толком не завершён. Кстати, правительство гарантировало, что «Инвестквоты 2.0» не будут вводиться до окончания первого периода, но потом передумало. Что касается поступлений в бюджет от аукционов, то в 2020 году озвучивалась цифра 142 млрд рублей, а теперь она стала почему-то почти в полтора раза ниже. Счётная палата ранее находила многочисленные нарушения в проведении торгов и самом механизме.

Отток населения никуда не делся, хоть и сократился с 2013 года по 2020 год более чем в два раза. Отметим, что, по официальным данным, со времён распада Союза население Дальнего Востока сократилось, по сути, на треть, то есть на 2 млн человек. Чекунков перечислил основные проблемы, которые гонят дальневосточников искать лучшей жизни в других регионах – высокая стоимость жизни (топливо, ЖКХ, продукты, жильё), обветшание социальной инфраструктуры, в три с половиной раза больше грунтовых дорог, чем в среднем по стране, низкий уровень собственных доходов субъектов региона.

В каждой четвёртой школе нет водопровода, и каждая пятая нуждается в ремонте. В каждом четвёртом ФАПе тоже требуется ремонт. Качество и доступность медицины тоже оставляют желать лучшего, особенно в труднодоступных населённых пунктах, которых в округе 1600. Все регионы, кроме Сахалина, являются дотационными. И если дотаций на большинство из них выделяется примерно 10% от общего бюджета, то Камчатский край, например, дотационный на 50%.

Чекунков перечислил направления, по которым ведётся предметная работа, – это единая бюджетная субсидия, которая за год позволила регионам отремонтировать около 400 объектов социальной инфраструктуры. В 2022 году планируется ремонт ещё 500. По доступности авиаперевозок – заработало автоматическое субсидирование полётов, это около 19 млрд рублей на 2020 год. Льготники смогут летать по специальному тарифу по два раза в одну сторону, а авиакомпании обязали выделять 30% мест для такой категории пассажиров в любой сезон.

Дальневосточных гектаров выделено уже почти 100 тысяч. Сенатор от ХМАО Эдуард Исаков спросил, какова доля осваиваемых участков, что сделано для развития инфраструктуры и какова вероятность того, что, не освоив гектар, граждане начнут от них отказываться? Чёткого ответа он, впрочем, не получил.

Доклады об освоении гектаров Минвостокразвития только начало получать – до этого у людей было пять лет на освоение. Сейчас таких докладов около 2 тысяч.

«Мы видим, что примерно пятая часть всех гектаров активно осваивается получателями и около трети использования – ИЖС. Мы распространили «Дальневосточную ипотеку» на строительство своего дома на гектаре, можно взять льготный кредит. И около трети гектаров – это бизнес, малый бизнес, связанный с туризмом и сельским хозяйством. В части создания инфраструктуры к гектарам мы совершенствуем программу с тем, чтобы концентрировать новых получателей и стимулировать создание поселений, чтобы стоимость создания инфраструктуры в пересчёте на одного жителя была ниже. На сегодня определены два таких поселения – это село Дальневосточное в Хабаровском крае, второе – в пригороде Читы. Но в развитии программы будем методом информирования граждан и направлению их на сайте программы «Твой гектар» направлять как раз в такие поселения», – сказал Чекунков.

Что делать людям, которые не смогли освоить гектар по причине отсутствия вообще всего, кроме полей и лесов вокруг, министр не сказал. Зато отметил, что «Дальневосточная ипотека», которая подстегнула рост цен и «съела» льготную ставку, будет распространена на врачей и учителей.

Чекунков отметил, что в России цены на жильё за 2021 год выросли на 18%, а на Дальнем Востоке – только на 13,6%. Это значит, что началось строительство и включился рынок – есть спрос, работает предложение. Но для дальнейшего стимулирования отрасли будет работать программа «Дальневосточного квартала» – участки под застройку будут выставляться на конкурс, а побеждать будет тот застройщик, который предложит больше квадратных метров по ценам Минстроя, то есть ниже, чем по рынку.

«21 января правительство внесло в Госдуму пакет законопроектов, запускающий программу «Дальневосточный квартал». Программа направлена на комплексную застройку в режиме ТОР, с применением единого современного стандарта. Уже отобраны пилотные площадки в восьми регионах, на которых будет построено более 2,5 млн кв. м жилья. А жители будут обеспечены всей социальной инфраструктурой. Следующим шагом готовится масштабный проект по реновации 25 городов Дальнего Востока. В текущем году города готовят мастер-планы. Первые победители будут определены к Восточному экономическому форуму», – подытожил министр. Отметим, что Приморский край входит в оба этих проекта.

Отвечая на вопросы сенаторов, Алексей Чекунков вкратце прошёлся и по другим проблемам: невыполнение нацпроекта БКАД на Дальнем Востоке при общем недостатке дорог, сорванный северный завоз и «работа над ошибками», и недостаточно качественное образование. Но это всё было как бы вскользь, а вот конкретики добавила Счётная палата РФ.

По данным аудиторов, с 2012 года все институты развития Дальнего Востока получили 120 млрд рублей из бюджета, а с 2022-2024 годах получат ещё 88 млрд рублей. При этом итоговых эффектов, которые должны быть достигнуты, в программе развития регионов нет. Представитель Счётной палаты Наталья Трунова отметила, что показатели эффективности институтов развития краткосрочны и не связаны со стратегиями их развития. Кроме того, не сформирована комплексная политика привлечения инвесторов, как и требования к качеству создаваемых ими рабочих мест. Есть сложности и с планированием развития инфраструктуры для привлечения инвесторов. То есть резидент сперва получает статус, а потом уже на местах начинают думать, как дать ему инфраструктуру, а не в предварительном порядке.

В сфере обрабатывающих производств отражено 22% инвестиций, что почти в три раза больше, чем в 2015 году, когда механизмы только заработали. Принятые меры поддержки существенно уменьшили, но не переломили тенденцию оттока населения. Почти за 3 года миграционный отток составил 30 тысяч человек. Средняя заработная за 10 месяцев 2021 года составила около 60 тысяч рублей по всему ДФО, но разрыв между регионами огромный. Так, в Бурятии заработная плата в три раза ниже, чем на Сахалине, а в ключевых центрах – Приморском и Хабаровском краях – она равна среднероссийской. Говорить о конкурентоспособности с учётом уровня цен и их удалённости в такой ситуации крайне сложно, уверены в Счётной палате.

Необходимо решить ряд системных задач: в первую очередь, по мнению аудиторов, нужно пересмотреть качество управления институтами развития. К декабрю 2021 года не были утверждены 5 из 22 планов развития ТОР, а в части свободного порта Владивосток перспективное планирование вообще не предусмотрено, а это может помешать полноценному мониторингу эффективности налоговых расходов.

В завершение выступления Наталья Трунова напомнила, что действующие особые режимы финансируются не только из федерального, но и региональных бюджетов, только это не учитывается в отчётности. А их стабильная работа напрямую связана с финансовыми возможностями субъектов Дальневосточного федерального округа.

«По итогам 2021 года дальневосточные регионы получили свыше 160 млрд рублей дотаций на выравнивание – это 40% от суммы всех трансфертов. Поступления от ТОР и свободного порта Владивосток за весь период функционирования принесли региональным бюджетам 52 млрд рублей. Считаем, что одним из базовых вопросов повышения эффективности этих территорий должен стать как раз вопрос их результативности для бюджетов регионов. Этот вопрос мы будем в наших дальнейших экспертно-аналитических мероприятиях обязательно рассматривать», – подытожила аудитор.


Пришлите свою новость

Загружаем комментарии...

Пришлите свою новость
Полная версия сайта