Новости Владивосток

Во Владивостоке обсудили второй этап программы инвестиционных квот

Инвестиционные квоты планируется расширить на различные виды водных биологических ресурсов под более обширный список проектов, которые с их помощью можно и нужно будет реализовать. Рыбохозяйственный комплекс, похоже, уже смирился с неизбежностью «второй волны» и планирует ввести в программу как можно больше проектов.

Для Дальнего Востока рыбохозяйственный комплекс – одна из важнейших отраслей экономики. Здесь добывается большая часть водных биологических ресурсов России. В 2017 году был создан механизм «инвестиционных квот», или «квот под киль», – программа, которая позволит получить квоты на вылов не за деньги, а за обязательство построить суда или заводы.

В рамках реализации первого этапа уже построено 11 рыбоперерабатывающих заводов, создано 2,5 тысячи рабочих мест. В 2020 году инвестиции в рыбохозяйственный комплекс Дальнего Востока достигли 36 млрд рублей – это в пять раз выше, чем в 2015 году, напомнил вице-премьер Юрий Трутнев. Началось возрождение отечественного судостроения. Заключены контракты по строительству 30 рыбопромысловых судов и 35 судов-краболовов общей стоимостью около 150 млрд рублей.

«Не всё и не на всех верфях в порядке со сроками, – уточнил Трутнев. – Об этом мы тоже сегодня поговорим. Мы сегодня пригласили и Росрыболовство, и Минпромторг. Нам надо вместе посоветоваться о том, как должна идти дальнейшая реализация механизма инвестиционных квот для того, чтобы она принесла максимум пользы и рыбохозяйственной отрасли, и возрождению отечественной судостроительной промышленности».

Руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков подвёл промежуточные итоги первого этапа инвестквот. Сейчас объём инвестиций по реализации механизма инвестиционных квот находится на уровне 215 млрд рублей, из которых около 190 млрд рублей – в строительство флота, что в целом по стране позволит построить 58 рыбопромысловых судов, шесть судов уже построено и передано заказчикам.

«Это заявленные при отборе проектов инвестиции. Сейчас мы ведём актуализацию объёмов вложений рыбодобывающих компаний в связи с увеличением объёма инвестиций. Кроме того, в 2019-2021 годах состоялись аукционы по продаже права на добычу крабов с инвестиционными обязательствами. В качестве инвестиционных обязательств запланирована постройка 41 краболовного судна, два судна уже построены и переданы заказчикам. В соответствии с принятыми инвесторами обязательствами, реализация последних объектов должна завершиться в 2024-2025 годах», – сказал Илья Шестаков. Объём реализованных инвестиций глава Росрыболовства не уточнил.

Помимо предложения вывести на аукционы оставшиеся крабовые квоты и квоты на самые ценные биоресурсы (гребешок, трепанг, трубач, морской ёж), ФАР хочет выставить на торги и прочие квоты на водные биологические ресурсы.

«С учётом того, что по итогам реализации первого этапа инвестквот мощности для Северного бассейна будут обновлены на 80%, а для Дальнего Востока лишь на 40%, предлагаем выделить ещё 20% инвестиционных квот на Дальнем Востоке для строительства судов и рыбоперерабатывающих заводов. При этом, конечно, необходимо соблюсти баланс распределения ресурса по объектам инвестиций с учётом эффективности всего рыбохозяйственного комплекса и специфики морского промысла, поскольку рыбоперерабатывающие фабрики прежде всего должны быть ориентированы на работу с охлаждённым сырьём», – сказал Шестаков.

Анализ ФАР показал потребность в строительстве заводов мощностью 700-800 тысяч тонн охлаждённого сырья. Поэтому те 20% квот предлагается разделить поровну: 10% на промышленные мощности, 10% – на новые промысловые суда.

«Понятно, что в случае реализации второго этапа инвестиционных квот участники первого этапа понесут определённые потери в рамках тех квот, которые ими были запланированы для работы на новых инвестиционных объектах. В связи с этим предлагаем для защиты инвесторов первого этапа при изъятии квот для второго возместить потери в размере 20% от объёма уже закреплённых инвестиционных квот в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне», – пояснил Илья Шестаков.

Новый этап инвестиционных квот позволит построить порядка 30 высокоэффективных рыбопромысловых судов, 10 из которых крупно- и среднетоннажные для промысла минтая и сельди, построить до 35 судов-краболовов, 8 современных рыбоперерабатывающих объектов на Дальнем Востоке.

Предложение в рамках второго этапа также позволит обеспечить дополнительный доход федерального бюджета за счёт аукционов с инвестиционными обязательствами порядка 200 млрд рублей, привлечь около 300 млрд рублей инвестиций в обновление производственных фондов, а также создать до 4 тысяч рабочих мест.

После совещания Юрий Трутнев пояснил, что механизм оживил местные верфи, которые «до этого занимались судоремонтом, вообще-то влачили существование от заказа к заказу».

«В принципе практически все участники этого совещания высказались за продление механизма, за работу дальнейшую, – подытожил вице-премьер. – Вообще, хочу сказать, что рыболовное сообщество на Дальнем Востоке сильно изменилось. Я помню наши первые встречи, когда наши уважаемые рыбаки чуть ли не до рукопашной доходили. Сегодня тон иной. Да, есть нюансы, например, высказывались предложения о том, что надо строить меньше крупнотоннажных судов и больше – судов малых и средних. Но тем не менее в целом сообщество гораздо более организованным стало за это время».

О судах среднего и малого тоннажа рыбопромышленники говорят, кстати, с самого первого дня обсуждения инвестиционных квот. Например, об этом говорил директор ГК «Доброфлот» на ВЭФ в 2018 году. Но тогда Росрыболовство считало, что такие суда менее эффективны с экономической точки зрения. Возможно, ко второму этапу эту позицию получится преодолеть.

Судостроение, впрочем, на совещании не обсуждалось. По словам Трутнева, этот вопрос пришлось перенести, потому что те, кто готовил доклад, «сделали это достаточно небрежно». Обсуждение перенесли на другое время. Зато с предложением о поддержке на этот раз выступают сами верфи.

«Бизнес со своей стороны говорил о том, что сегодня в рамках субсидирования мы поддерживаем заказчиков – поддерживаем их риски. А они [представители верфей] говорили, что надо поддерживать и исполнителей. Я считаю, что это логично. Заказчики несут риски, когда размещают заказы на верфях, которые до этого не строили такие суда. Но когда они уже построили и справились с задачей, то нам надо и их поддержать. Количество доков здесь увеличивать нужно. Это большая и важная работа. Судостроение на Дальнем Востоке начало оживать. Только начало, его ещё надо дальше поддерживать. Но уже целый ряд предприятий работают и осваивают новую продукцию», – заметил Юрий Трутнев.

Было также внесено предложение установить срок возможной эксплуатации судов – не более 30 лет. Сейчас компании, чтобы снизить издержки, ввозят подержанные суда из-за рубежа. «Ходят они до тех пор, пока не затонут и не преградят морские пути, а мы их потом за счёт федерального бюджета поднимаем», – посетовал полпред. Предложение было учтено, хотя ещё не принято.

Приморский край также является участником программы по инвестиционным квотам. В августе «Восточная верфь» спустила на воду первый краболов. Предполагается, что через несколько лет построенные на местных предприятиях суда вернутся на ремонт.


Пришлите свою новость
Полная версия сайта