Новости Владивосток

Юрий Трутнев потребовал у стивидоров решить проблемы с грузоперевозками на Дальнем Востоке

Полпред президента в ДФО Юрий Трутнев потребовал срочно решить проблему с грузами в дальневосточных портах. В ходе выездного совещания во Владивостоке выяснилось, что у Минтранса до наступления кризиса не было системы мониторинга грузов, поэтому ведомство и не спрогнозировало застой на площадках.

Во вторник, 16 ноября, полпред посетил Владивостокский морской торговый порт. Здесь представители компании FESCO признались, что не были готовы к «контейнерному коллапсу», но уже начали добавлять к своим регулярным линиям дополнительные суда.

«Мы уже добавили на направления Чукотка, Магадан, Сахалин три судна и добавим ещё три до конца года, и все наши обязательства, без сомнения, выполним и не подведём», – доложил представитель компании, добавив, что по проблеме собирают рабочие группы, проводят круглые столы.

«Слушайте, я вот извиняюсь, конечно, сильно, – возмутился полпред. – Рабочие группы, круглые столы… Грузы стоят там, на Чукотке работают ледоколы, потому что лёд стал, чтобы довезти продовольствие. Я не этого хочу. Я же сейчас не на компанию приехал нападать. Здесь за вами застенчиво прячется замминистра транспорта. Я хочу динамическую модель по всем грузам, по всем направлениям: что происходит с направлением там грузов в адрес всех дальневосточных регионов, какие узкие места?»

По словам заместителя министра транспорта Александра Пошивая, в портах края находится 5878 контейнеров. А когда «затык» с грузами только начался, было 5300 единиц.

«Я сейчас справки читал перед этой нашей встречей, там ещё у нас проблема на границах на пунктах пропуска, – отметил Трутнев. – Давайте разберёмся с транспортом на Приморье. Что-то здесь не то происходит совершенно. По всем направлениям. Внутрь России, на дальневосточные порты, сколько приходит, сколько уходит, чего надо добавить для того, чтобы всё происходило вовремя и в срок, какой получается период простоя грузов, как он изменяется, по каким причинам, почему не спрогнозировали эти изменения заранее? Почему мы собственно в этот транспортный кризис влезли, а не заранее приняли меры, чтобы его избежать?»

Пошивай ответил, что «задача была поставлена, возникла в конце октября, до этого она не прогнозировалась». Полпред снова возмутился: чиновника направили в регион, чтобы он разобрался с проблемой, не говоря уже о том, чтобы её в принципе не допустить. И тут оказалось, что у Минтранса до этого «судового кризиса» не было системы мониторинга грузов, а создаётся она сейчас.

«У нас в Минтрансе не было системы мониторинга грузов по всей стране, сейчас система создана, она уже работает, – доложил Александр Пошивай. – Каждое утро получаем электронное сообщение о движении грузов. Далее мы до конца месяца эту созданную систему распространим на все наши 8 администраций по всей стране. Далее, в феврале месяце, мы на площадке Росморпорта создаём уже единый сервис, который у нас пойдёт на всю страну. Начнём мы с самых напряжённых участков. Для нас это будет Дальний Востоке, Север, Мурманск, Архангельск».

Юрий Трутнев потребовал разработать динамическую модель по всем основным транспортным потокам – и внутрь страны, и по восточному побережью, и на экспорт. Все эти потоки должны быть расписаны. Далее – лимитирующий фактор. Что, собственно говоря, необходимо для того, чтобы эти потоки беспрепятственно доходили до потребителя. Сроки требуется установить и нормировать, разработать инструменты воздействия.

Полпред упомянул, что министр транспорта Савельев говорил о необходимости создания государственной грузовой компании, но это утверждение не бесспорно.

«Можно, конечно, на всех направлениях создать госкомпании и построить социализм снова, но, видимо, не так хотели. Однако мы видим, что рыночные инструменты не срабатывают, – резюмировал вице-премьер. – Потому что ваш министр жаловался на то, что у него нет рычагов воздействия. Какие это должны быть рычаги? Давайте всё это проанализируем и поймём, что мы должны сделать, чтобы люди получали грузы вовремя, чтобы наши порты росли по производительности, увеличивали отгрузку, чтобы наши компании стивидорные работали. Ведь по сути дела ситуация, которая сложилась, – она, помимо массы деформаций, в себе ещё и возможности несёт. Есть возможность увеличения потока, увеличения прибыли компаний, а значит – роста экономики Российской Федерации. Вот давайте сделаем так, чтобы это был рост экономики, а не люди, оставшиеся без продуктов, и строительные компании, оставшиеся без строительных материалов».

Затем полпред спросил у представителей компаний о том, что правительство делает не так. Те сказали, что всё хорошо. Но хорошо-то хорошо, а контейнеры стоят. Трутнева попытались уверить, что загрузка «не дольше, чем в прошлом, чем в позапрошлом году», а полпред заметил, что «все говорят другое». Небольшой спор «дольше – не дольше» вылился в требование предоставить статистику.

«Вот вы мне эту статистику покажите. И нет, это не мнение – это руководители компаний строительных, которые вкладывают миллиарды рублей в развитие Дальнего Востока. Они говорят о том, что они не могут строить, что у них нет материалов, а вы мне рассказываете о том, что та же норма и в те же сроки. Не в те же. Я не вылажу из регионов Дальнего Востока, вот конкретные компании, которые говорят, три месяца ждём строительных материалов, строить не можем. Давайте мы вам очную ставку проведём в присутствии только транспортного прокурора, чтобы всё уж по-честному было».

Транспортная прокуратура проводит проверки, результаты ожидаются к концу следующей недели. Основных версий кризиса две: не хватает контейнеровозов, и резко увеличилось количество грузов, отправляемых из Китая, что повлияло на транспортные потоки. Но грузы стоят, северный завоз сорван – лёд уже встал, и навигация закрывается. На Чукотке сейчас работают два ледокола. В результате провоз оказывается дороже.

У Восточной стивидорной компании 1482 контейнера на данный момент накоплено на складе. Из них по отправлению на Сахалин – 139, Магадан – 1050, на Камчатку – 339. В период с 16 по 24 ноября ожидается три судозахода на Магадан, которые в общей сложности вывезут 700 контейнеров. По Сахалину – один судозаход (130 контейнеров), и по Камчатке – два судозахода (300 контейнеров). Средний срок хранения на текущую дату – 13 суток. Он уменьшился с 21 суток – такой средний срок был три недели назад. Максимальный срок ожидания с начала кризиса составлял два месяца.

Генеральный директор Сахалинского морского пароходства Алексей Павлов отметил, что при проведении ремонта судов в Китае приходится проходить карантин от двух недель до месяца. В итоге пять ремонтов слились в один общий, срок бесполезного простоя судна составил 100 дней. Если пересчитать на рейсы в сторону Сахалина и Магадана, то на Сахалин – это 10 рейсов, Магадан – 6 рейсов.

«Это мы говорим только про свою компанию, а если взять в общей массе всех дальневосточных перевозчиков, цифра получится достаточно серьёзная, – сказал Павлов. – Мы считаем, это и послужило одной из причин, почему образовался этот ком, который тянется. Как решение, мы считаем, надо серьёзно задуматься о создании своей судоремонтной базы здесь, на Дальнем Востоке».

Эту мысль Трутнев поддержал, назвав толковым предложением. Попросил предоставить идеи о том, что нужно сделать, «чтобы данную ситуацию решить оперативно и чтобы в неё больше не влазить двумя ногами». Помощь правительства полпред обещал, а Минтранс должен всем этим процессом управлять и прогнозировать. Сейчас есть только одна базовая претензия к Минтрансу – вовремя не сориентировались, «прозевали» ситуацию.

В Морском торговом рыбном порту размещается 1500 контейнеров. Затоваривания нет. К тому же есть ещё сухой порт. Но, несмотря на то, что отмечено увеличение поставок на Магадан и Камчатку, поставки на Сахалин снизились. По словам представителя порта, всё дело в конкуренции за каботаж как постоянную и стабильную линию.

В целом проблем в порту не видят. Длительного накопления нет, для контейнеров с социально значимым товаром срок нахождения здесь – 10 дней.

«Проблемы видят те, кто не получает грузы, – парировал Юрий Трутнев. – Я сейчас говорю, что в предыдущем порту утверждают: нет, у нас всё здорово. И я понимаю, у вас всё здорово. У людей плохо: на Чукотке, в Магадане, на Камчатке – они жалуются. Я там был во всех этих территориях, с Магадана две недели назад как вернулся. Надо разобраться в этом. Мы не с проверкой пришли. С проверкой к вам потом транспортная прокуратура придёт. А мы пришли разобраться, что нужно сделать для того, чтобы к людям груз пришёл. Я на Дальнем Востоке работаю уже 8 лет. Этот вопрос возник в первый раз. Не было такого, что приезжаешь на территорию, и говорят, а у нас строят стройки, два месяца контейнеры находятся и сыпучий груз находится во Владивостоке».

После выездного совещания в портах Владивостока у участников было несколько часов на подготовку. Затем Юрий Трутнев провёл совещание в Доме переговоров по решению накопившихся транспортных и грузовых проблем.


Пришлите свою новость
Пришлите свою новость
Полная версия сайта