Новости Владивосток

«Самая сложная ситуация – на Дальнем Востоке»: президент Российского топливного союза о нехватке бензина и дизеля

Второй год пандемия коронавируса вмешивается в упорядоченные планы во всех сферах жизни. По мнению экспертов, топливная отрасль не стала исключением. Куда делся бензин и почему он не перестанет дорожать, рассказывает президент Российского топливного союза Евгений Аркуша.

Компании, производящие топливо, столкнулись с резким ростом спроса, которого не было даже в «докоронавирусные» времена. Вместе с этим нестабильность спроса привела к ошибкам планирования производства в начале года. Об этих и других проблемах с топливом рассказал в эфире радио «Серебряный дождь» президент Российского топливного союза Евгений Аркуша. Справедливость его доводов VL.ru подтвердил и президент Приморского топливного союза Владимир Чирсков.

В оптовом звене с начала года наблюдается рост цен на все виды бензинов и дизель. Он к сегодняшнему дню уже прирос на 25-30%. При этом на заправках в среднем по России цена поднялась на 5-6%. Отметим, что на Дальнем Востоке ситуация гораздо сложнее, чем в центральных регионах, – здесь рост уже обогнал инфляцию, причём в некоторых случаях – в несколько раз.

«То, что происходит с начала года на рынке, первое – это просто банальная нехватка производственных мощностей, – говорит Евгений Аркуша. – Вернее, тех объёмов, которые выходят с НПЗ. В начале года это были ошибки планирования, потому что не ожидали столь резкого спроса. Думали, что пандемия, локдаун – будет низкий спрос. А спрос резко вырос и очень быстро восстановился. При этом планы, которые спускались заводам, они были занижены. Очень были низкие товарные остатки заводов на нефтебазах. И их были вынуждены очень быстро наращивать к маю. И действительно нарастили почти 400 тысяч тонн. Но наращивать стали в те моменты, когда уже бензина не хватало. И вместо того, чтобы бензин шёл в рынок, он шёл в хранилища. Запасы тоже важны, потому что когда наступает период плановых ремонтов, нужно скомпенсировать те объёмы, которые снижаются из-за ухода заводов на плановые ремонты. И сегодня мы видим, что спрос у нас вырос, даже если не брать в расчёт нестандартный 2020 год. Но даже по сравнению с 2019 годом спрос у нас выше. А производство – ниже, причём существенно. В июле 2021 года выпуск бензина на 150 тысяч тонн меньше, чем в 2019 году. Это то, что на поверхности».

Плановый ремонт у НПЗ – это регулярные регламентные работы. Они случаются с определённой периодичностью, чаще всего весной. Но бывают и нестандартные ситуации, как случилась на Дальнем Востоке, например, в начале года, когда закрылся на ремонт Комсомольский НПЗ, это спровоцировало кризис в нескольких субъектах, вплоть до покрытия дефицита из Росрезерва. Весной завод снова закрылся на ремонт, но уже плановый, и это вынудило «Роснефть» перенести свои плановые работы на более поздний срок.

«В прошлом году у нас резко вырос спрос в июле, а предложение соответствовало тому спросу, который был в апреле-мае (-70%), то есть «мёртвому» времени локдауна. Но нефтяники снизили свои планы производства, стали меньше выпускать топлива. И когда в июле начался резкий спрос, они были вынуждены не уходить на ремонт. И в этом году двойная программа. И всё равно никогда летом у нас ремонтов не было. В этом году их тоже не было запланировано. Но, к сожалению, по целому ряду причин некоторые заводы не вышли ещё из ремонтов, которые должны были закончить в июне (два завода на Дальнем Востоке – в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре – сейчас работают. – Прим. VL.ru). И сегодняшняя ситуация – просто нехватка топлива. Поэтому возникает вопрос, что делать – закрывать экспорт, повысить пошлины, повысить нормативы на бирже? Учитывать те покупки, которые биржевые компании совершают сами? Это не запрещено. Ты можешь покупать непосредственно или через третьих лиц. Но есть норма, что эти объёмы, которые ты купил, должны вычитаться из тех объёмов, которые ты должен продать по нормативу. Если норматив выполняешь – к тебе претензий нет».

Запрет на экспорт, как указывают эксперты, мера временная, к тому же она может и не помочь. Например, компании могут заключить долгосрочные контракты на поставку топлива за рубеж до запрета, и на поставки по этим контрактам запрет распространяться не будет.

Что же касается демпфера, который компенсирует нефтяникам недополученные доходы, когда мировые цены на нефть растут, то он должен сохранять так называемый экспортный паритет – равнодоходность поставок на внутренний и внешний рынок. Это ориентир для формирования оптовых цен. Снижение экспортного паритета должно привести и к снижению внутренних цен. Но в реализацию налогового манёрва и демпфера заложены такие параметры, которые автоматически из года в год приводят к росту экспортного паритета. И даже при тех же самых внешних ценах, из-за повышения акцизов и базовой цены в расчёте демпфера, стоимость тоже растёт. И это просто приводит к росту внутренних цен.

Но если демпфер должен сдерживать рост цен в оптовом звене, то цены на заправках сдерживаются по соглашению нефтяников и Минэнерго на уровне инфляции. Вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) могут себе позволить такое сдерживание за счёт внутреннего субсидирования и прочих механизмов. А вот независимым заправкам деваться некуда – они поднимают цены или вынуждены работать в убыток, минимизируя издержки, не платя зарплаты, уходя от налогов, считает Аркуша. А АЗС – это опасный объект: любая минимизация издержек приводит к снижению требований по безопасности.

«Самая сложная ситуация – на Дальнем Востоке, где разрыв между крупными холдингами и независимыми заправками в рознице достигает 5-6 рублей за литр. И они практически ничего не продают. Есть опасность того, что многие независимые АЗС начнут закрываться. А за ними потянутся и трейдеры, и банки, которые кредитуют. Уже пошла цепочка неплатежей, кассовые разрывы. Нужно менять государственную политику, налоговую политику», – говорит Евгений Аркуша.

Отметим, что доля бензина, который продаётся в розницу через независимые АЗС, составляет в России около 30%. В заправках – это 60%. При этом независимые заправки часто работают там, где в силу неэффективности ВИНКи работать не хотят – это отдалённые районы и небольшие посёлки, которых в Приморском крае очень много.


Актуальные новости

17:30, 16 сентября 2021
Рубрика: Выборы-2021
Почему мы пойдём на выборы – обращение редакции VL.ru
Полная версия сайта