Новости Владивосток

Травля приводит к трагедиям: педагоги и медики во Владивостоке ищут способы предотвратить кризисные ситуации в школах

Третий день во всех регионах России обсуждают безопасность школьников после трагедии в Казани. Во Владивостоке на совещание собрали медиков, педагогов, общественников. Обсуждали в основном детскую травлю, которая в конечном счёте может привести к чудовищным последствиям. Выяснилось, что минимум в семи школах города такое происходит, в двух из них не могут справиться с перво- и второклассниками. А пять лет назад, оказывается, ученик грозился расстрелять школу № 38.

В школах нет помощи

Уполномоченный по правам ребёнка Ольга Романова честно сказала – сценариев возможной чрезвычайной ситуации слишком много, их невозможно предусмотреть все. Но в общем есть несколько стандартных решений – например, должны проводиться реальные тренировки для школьного коллектива и учеников, чтобы они понимали, как вести себя в кризисной ситуации. Чтобы предотвратить массовую панику, должен быть чёткий план действий.

Одной из причин, по которой трагедии, подобные Казани и Керчи, могут происходить, является буллинг, или, говоря по-русски, травля. Группа людей пытается морально задавить того, кого считает слабым. Детей, которые подвергаются травле, очень много. Детей, которые участвуют в травле, – ещё больше.

«Я даже не могу говорить конкретные цифры, потому что это часто скрытые процессы, – говорит уполномоченный по правам ребёнка в Приморском крае Ольга Романова. – В марте-апреле этого года в адрес уполномоченного поступил ряд сигналов, на которые мы выезжали. Это школа № 25, 10, 20, 76, 73, 61 и 60. В каждой из этих школ подтверждён факт буллинга. В каждой из этих школ сценарии разные, но есть одно общее. У нас работает на бумаге служба школьной медиации (урегулирование конфликтов). Но по факту она не работает. Её нет. И это к вопросу о том, какую бы мы ни организовали антитеррористическую деятельность внутри и вокруг школы, мы неизменно будем иметь психологические проблемы. Нужно проверить все службы школьной медиации, действительно ли они работают, действительно ли рассказывают о том, что такое медиация. Четыре слова я чаще всего слышу от тех, кто является руководителем или сотрудником такой службы. Четыре слова: «Нам за это не платят». Работа медиации требует большого количества времени. Школа № 25 – это второй класс, где крайне сложная психологическая ситуация. Школа № 10 – это первый класс. Мы не можем справиться с фактами буллинга в первом и втором классе. Коллеги, у нас тут что-то пошло не так».

Ольга Романова предложила провести аттестацию всех работников школьных служб, проверить их профпригодность и реальную работу. И заодно инициировать меры к руководителям образовательных организаций, который допускают, что у них формально люди числятся, но не работают в том звене, которое должно предупреждать конфликтные ситуации.

«Есть случаи, когда инициатором травли становится сам педагог, – продолжила Ольга Романова. – Таких фактов много. Вы понимаете прекрасно, что в школах сложные дети. Это дети родителей, которые родились в 90-е годы. Они в этой ситуации не всегда ответственные и осознанные. Они просто не умеют воспитывать детей. И дети часто приходят в школу психологически не готовыми. И это требует особых усилий от педагогов. Но эти усилия не прикладываются, потому что либо педагог не знает, как быть, либо люди психологически устали. И педагоги обращаются за помощью к родителям. Это бывает и у опытных и заслуженных учителей, и у неопытных. Таким образом буллинг выходит уже на уровень родителей».

Ещё один тип конфликтных ситуаций – когда подростки находят себе развлечение в виде процесса травли. Это самая сложная форма, которую не всегда могут разглядеть даже мотивированные взрослые. Потому что она не проявляется как унижение человеческого достоинства. Это могут быть шутки, безобидные картинки, смешки, которые по факту унижают ребёнка. Например, у ребёнка есть родимое пятно необычной формы, а другие дети ему придумывают прозвища и показывают картинки с жирафом.

Олег Гуменюк живо согласился с тем, чтобы всех проверить, и вспомнил, как в другом регионе создавал при спортивной школе кабинет психологической помощи для спортсменов и какие это имело успех и результаты. Также он предложил создать анонимные почтовые ящики в школах, чтобы дети имели возможность хотя бы письменно сказать, что их обижают, и не оставались с проблемой один на один.

Учителя обезоружены

Руководитель управления образования администрации Владивостока Марина Фролова предложила не сваливать всё на учителей и директоров, применяя только «репрессивные меры». По её словам, сейчас всем трудно жить и понимать друг друга. Время меняется, люди меняются.

«Мы пытаемся во время чрезвычайных ситуаций директоров нагрузить проверками, рапортами и так далее, – сказала руководитель управления образования администрации Владивостока Марина Фролова. – Нашим педагогам и директорам уже самим требуется помощь. Педагогическое сообщество не обучено, оно обезоружено – как работать с детьми, с людьми. Нужна программа по поддержке, а не взыскания по дисциплинарным нарушениям. Это серьёзная проблема. Нужны практики, нужно повышение квалификации, семинары, а не репрессии».

Олег Гуменюк согласился и с этим, правда, отметив, что человек, занимающий пост директора школы, должен осознавать, что он ответственен за всё.

Неутешительная статистика

Главврач КГБУЗ «Краевая клиническая детская психиатрическая больница» Анастасия Горохова подготовила для совещания страшную статистику. Оказалось, что за последний год количество обращений на горячие линии по психологической помощи прогрессивно растёт.

В Приморье работает федеральный детский телефон доверия: 8 (800) 2000-122 – линия круглосуточная, анонимная и бесплатная. Есть и местный, приморский телефон: 8 (423) 207-70-75. Он тоже работает круглосуточно, бесплатно и анонимно. Эти номера есть в школах на информационных стендах.

Анастасия Горохова сказала, что с начала 2021 года на детский телефон доверия поступило в 1,6 раза больше звонков, чем годом ранее. Только на приморскую линию поступило почти 2000 звонков. Активных обращений около 1500. Это 73% от общего количества прошлого года. От детей и подростков поступило 718 звонков. От родителей – 110. По вопросам суицида 106 звонков, это 76% от всех активных звонков. Очень выросло количество звонков в сообщениями о намерениях совершить суицид – 86 обращений. Жестокое обращение и пренебрежение нуждами ребёнка – 81 звонок. По жестокому обращению в семье – 43 звонка, а вне семьи – 3. Буллинг – 26 звонков. Количество звонков увеличилось, тяжесть тоже. По сексуальному насилию 6 обращений.

Очные консультации проводятся чаще на 35%, уже 600 человек прошли за четыре месяца. По вопросу суицида обратилось 469 человек, 82% от общего числа посетителей. Через стационар прошло 20 кризисных детей. Первичных обращений детей 94 – это те, кто пришёл самостоятельно, минуя детского психиатра, сразу к клиническому психологу. Это увеличение почти в 1,5 раза. По вопросам суицида 69 подростков пришло, увеличение в 1,6. После попыток суицида обратилось 22 человека, с самоповреждениями 29 человек, 35 – суицидальные мысли и намерения. Взято под наблюдение 76 человек, из которых первичные – 46. Только в этом году в Приморском крае произошло уже пять суицидов, два из которых – во Владивостоке.

«Мы ещё в ходе своей работы делаем анализ. Все дети, у которых буллинг, суицид, – они внешне из благополучных семей. Они вешаются на поясах от айкидо. Поэтому мы работаем с педагогами основного и дополнительного образования, тренерами, руководителями художественных студий, чтобы они понимали, как опознать первичные признаки суицидальных намерений. Десятки встреч проводим, по 500 человек приходит. Я вам точно могу сказать, что у учителей нет информации, как себя вести. Изменилась ситуация», – говорит главврач Краевой клинической детской психиатрической больницы Анастасия Горохова.

Одной из причин «дестабилизации» ситуации называют попытки обучать детей с ментальными нарушениями в обычной школе. Такая ситуация в школе № 25. По закону лишать ребёнка права на образование и выгонять нельзя. Сгладило бы ситуацию внедрение ресурсных классов, где дети с отклонениями и нарушениями могли бы учиться отдельно. Также Горохова отметила, что педагоги не получают подготовку по дефектологии, родители отказываются проверять детей у психиатров. В результате конфликт разгорается и никто не знает, как правильно его разрешить.

«У учителей большой очень запрос на эту информацию. Мы им рассказываем, как распознать, когда девочки буллят, когда мальчики, что в каком возрасте делают. Нагружая «крышу», мы не даём дозреть ребёнку. В кризисных ситуациях они не понимают, как себя вести. Для них любой кризис – это смерть. К смерти они относятся легко, как к игре. Это подростковый период, он описан в психологии, ничего мы с этим поделать не можем. Надо дать возможность педагогам получить повышение квалификации. Это было ещё распоряжение Миклушевского, но у нас до сих пор нет во всех школах психологов и социальных работников», – отмечает главврач.

Анастасия Горохова говорит, что выявлять и нейтрализовать потенциально опасных детей можно. Например, в 2016 году во Владивостоке мальчик грозился расстрелять школу № 38. Его удалось остановить.

Олег Гуменюк сказал, что раз больница готова сама выходить на такие встречи и обучение педагогов, то администрация будет в этом всемерно помогать. Спортивным школам тоже дано будет такое поручение. Помимо этого, он отметил, что в проектируемых школах, например, на Патрокле, попросят предусмотреть специальные кабинеты для ресурсных классов. А на следующей неделе составят список городских школ, которые могут у себя их организовать.


Совещание по психологической помощи школьникам в администрации Владивостока — newsvl.ru Анастасия Горохова (слева) привела неутешительную статистику — newsvl.ru Уполномоченный по правам ребёнка в Приморском крае Ольга Романова — newsvl.ru Начальник управления образования администрации Владивостока Марина Фролова — newsvl.ru Педагоги, врачи и общественные деятели обсудили проблему буллинга — newsvl.ru После трагедии в Казани тема стала особенно острой — newsvl.ru
Совещание по психологической помощи школьникам в администрации Владивостока — newsvl.ru Анастасия Горохова (слева) привела неутешительную статистику — newsvl.ru Уполномоченный по правам ребёнка в Приморском крае Ольга Романова — newsvl.ru Начальник управления образования администрации Владивостока Марина Фролова — newsvl.ru Педагоги, врачи и общественные деятели обсудили проблему буллинга — newsvl.ru После трагедии в Казани тема стала особенно острой — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта