Новости Владивосток

«Клоунада удалась»: как задерживали участников акции и обыскивали политических активистов 6 февраля

В субботу, 6 февраля, утром у шести участников протестных акций и политических активистов прошли обыски. Днём перед акцией у Дома молодёжи в поддержку политических заключённых задержали ещё шесть человек.

Как уточняет депутат Думы от КПРФ Наталья Кочугова, всего на подходе к Дому молодёжи до и в начале акции задержали шесть человек. Пятерых из них повезли в отдел полиции № 5 (Узбекская, 15а), а уже известного читателям VL.ru электрика Юрия – в Центр по противодействию экстремизму (Марченко, 40).

«После завершения акции, примерно в 13:30, наша группа поддержки из восьми человек, куда входили также [депутат] Артём Самсонов, [активист] Юрий Кучин и адвокат Наталья Касилова, приехала к задержанным, в отдел полиции № 5. Дежурный со мной разговаривать не хотел, несмотря на депутатский мандат, пускать к начальнику отказывался. Мы передали задержанным воду и чипсы, но их так и не отдали», – говорит Наталья Кочугова.

По её словам, всех пятерых выпустили примерно в 15:30-16:00, по одному, стараясь уложиться в трёхчасовой интервал, положенный по закону.

«ОВД-Инфо» сообщает, что среди задержанных были Борис Бутко, Роман Зименок, участник движения «Волонтёры свободы» Михаил Васильченко. По информации VL.ru, там был и велосипедист Анатолий, которого задерживали также 31 января. 6 февраля он тоже был на велосипеде. Имя пятого задержанного неизвестно.

«Сотрудники полиции в синей форме не представились, документы не показали, опознавательных жетонов на них тоже не было. Сначала сказали, что на меня есть ориентировка. Якобы есть подозрения в совершении мною преступления. Но показать ориентировку отказались, я думаю, что у них её на самом деле не было», – уточняет Анатолий.

Участник акции говорит, что показывал паспорт, но его и других всё равно затолкали в машину и повезли в ОП № 5. В помещении, где пришлось сидеть задержанным, со слов Анатолия, были низкие потолки, поэтому приходилось постоянно наклонять голову, и воняло нечистотами. Мужчина говорит, что у него пытались снять отпечатки пальцев, изъять документы, сфотографировать с табличкой. Анатолия и других задержанных допрашивали по уголовному делу, возбуждённому за перекрытие проезжей части 23 января.

Дольше всех в полиции держали электрика Юрия Вологодского, которого уже задерживали на акциях 23 и 31 января. Из центра по противодействию экстремизму он вышел спустя шесть часов после задержания. 

«Сначала меня закинули в автобус, там провели осмотр, после этого посадили в УАЗ «Патриот» и отправили в отдел «Э». Спрашивали о том же – о перекрытии проезжей части 23 января. Я сказал, что по тротуару шёл, когда меня задерживали в тот день. Мне ответили, что если бы шёл по дороге, уже бы в камере сидел», – говорит Юрий.

После допроса примерно в 18:00 Юрия отпустили. Никаких дополнительных протоколов не составляли. У мужчины взломали страницы в соцсетях, он считает, что это могли сделать люди, связанные с правоохранительными органами.

Всех шестерых задержанных 6 февраля отпустили, протоколов о доставлении и задержании не оформляли.

Ещё шесть человек до акции не дошли, даже если бы собирались в ней поучаствовать. У них ранним утром прошли обыски. В их числе зампред регионального отделения «Яблока» Марина Железнякова, учёный Антон Расин, журналист Геннадий Шульга, активисты Максим Хозяйкин, Роман Беломестнов и Георгий Какабадзе. 

Марина Железнякова рассказала, что принимать участие в акции 6 февраля около Дома молодёжи не планировала и призывала в соцсетях туда не ходить. А поводом для обыска стало уголовное дело о перекрытии проезжей части 23 января.

«6 февраля примерно в 7 утра ко мне в квартиру постучали сотрудники полиции и Росгвардии, – вспоминает Марина. – После того как я открыла, двое гвардейцев прошли в спальню. Мужу, который только начал просыпаться, сказали лечь, а когда он спросил, зачем, бросили на пол и ударили. Потом с сарказмом один из сотрудников предложил ему сходить в ванну и смыть кровь – якобы он сам о батарею ударился. Мы ездили в травмпункт и в больницу на Русскую. Сотрясения нет, но есть рваная рана около 1,5 см в диаметре от воздействия чего-то тяжёлого».

Как она считает, формально обыск проходил для того, чтобы найти фото или видео с негативными комментариями о сотрудниках правоохранительных органов и действующей власти.

«У меня изъяли телефон и рабочий компьютер. Я сейчас работаю удалённо, и компьютер – мой основной рабочий инструмент. Предлагала его разблокировать и показать, что внутри только рабочая информация, но это не помогло. В итоге я вынуждена была написать заявление на отпуск, потому что работать без компьютера я сейчас не могу. По поводу оснований для обыска и нанесения удара моему мужу мы составили обращения в Следственный комитет и суд», – рассказывает Железнякова.

Как утверждает Максим Хозяйкин, на митинги он не ходит с ноября, не было его и на акциях 23 и 31 января. Однако 6 февраля в 06:30 с обыском пришли и к нему.

«Меня повалили лицом в пол, наставили четыре автомата в спину. Напугали семью. У дочери, которой 11 лет, от волнения потом кровь носом пошла. Залезли к ней в шкаф с нижним бельём и в её школьный рюкзак. Забрали телефоны у всех членов семьи, все флешки, SD-карты и ноутбук дочери. Примерно в 08:00 меня повезли на Марченко, 40. Накинули посильнее мой же капюшон мне на голову, скрутили руки и давили на голову вниз, чтобы видно не было, куда едем. Там меня допросили как свидетеля по делу о перекрытии улиц 23 января. Я в тот день отсутствовал на акции, что они хотели узнать, я не знаю. Понятно, что цель мероприятия была напугать – «маски-шоу». Клоунада удалась», – вспоминает Хозяйкин.

У электрика Юрия Вологодского тоже должны были пройти обыски, но его не застали дома. А день, как уже говорилось, он провёл в отделе «Э».

«Были подписаны документы на обыск моей квартиры. Но полиция не знает, где я живу, поэтому они пришли к моему брату. Там перевернули всё вверх дном, искали электронные устройства. Но на этой квартире только моя одежда была, её не тронули. Брата вещи тоже не забирали», – отметил Юрий.

К журналисту NewsBox24 Геннадию Шульге, свидетелю по уголовному делу о перекрытии дороги 23 января, вломились в квартиру, когда он пришёл с ночной смены. Есть видео, на котором человек в камуфляже и шлеме повалил голого по пояс мужчину на пол у собачьих мисок и потребовал представиться.

«Ко мне постучали сотрудники ОМОНа, Росгвардии и Центра «Э» с двумя понятыми. В общей сложности человек семь-восемь. Повезли на Марченко, там допрашивали. Это полный правовой беспредел, когда к обычному гражданину, который не боится выражать своё мнение, приходят вооружённые люди, кладут лицом в пол, снимают на видео. Наверняка сотрудники полиции подумали, что такой картинкой они унижают меня, но по сути такими действиями они унизили сами себя», – прокомментировал Геннадий Шульга.

Правоохранители в то утро приходили и к Гие Какабадзе. Домой к активисту выехал адвокат Алексей Ананьев, которого не пускали к подзащитному 1,5 часа.

«Несколько часов он находился лёжа на полу, проводили обыск, как он говорит, в разных помещениях одномоментно, понятые не везде присутствовали. Ему сообщили, что он задержан. Я пытался выяснить, кто они такие, спрашивал, куда его везут, его сопровождал человек в каске, спецформе и с оружием. Увезли его в неизвестном направлении. Позже выяснилось, что Какабадзе доставили на Марченко, 40. В отношении него составили протокол допроса свидетеля. Он отказался давать показания, и его отпустили», – рассказал адвокат.

Известно, что провести обыски разрешил Первореченский районный суд. Копия постановления есть в распоряжении редакции. Все обыски проходили в рамках одного уголовного дела по ч. 1 ст. 267.


Последние новости

18:00, 27 февраля 2021
Рубрика: Общество
Астрологический прогноз на воскресенье

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта