Новости Владивосток

«Артисты работают на износ»: главный балетмейстер Приморской сцены Мариинского театра Эльдар Алиев о подготовке балета «Тысяча и одна ночь»

14 августа V Дальневосточный международный фестиваль «Мариинский» откроет балетная премьера — роскошный спектакль «Тысяча и одна ночь» по мотивам знаменитых арабских сказок. Музыка к нему была написана азербайджанским классиком Фикретом Амировым в 1979 году и имела большой успех во многих странах. Во Владивостоке балет «Тысяча и одна ночь» будет представлен впервые, в хореографии главного балетмейстера Приморской сцены Мариинского театра Эльдара Алиева. В период подготовки спектакля он рассказал VL.ru о новой постановке.

– Вы ставили балет «Тысяча и одна ночь» и ранее. В каких странах и с какими труппами?

– Это вообще первая моя работа как хореографа. Я никогда в жизни не собирался ставить спектакли, но оказался в таких условиях, при которых спектакль был объявлен и ставить его было нужно. В то время я ещё танцевал и незадолго до постановки был назначен директором американской труппы. Мои друзья и художники по спектаклю Семён Пастух и Галина Соловьёва, с которыми задумывалась работа, убедили меня приступить к постановке балета. И я действительно поставил этот спектакль и исполнил партию Шахрияра в премьерном спектакле. Должен признать, что спектакль оказался очень сложным для исполнения.

Балет «Тысяча и одна ночь» имел очень большой успех и у публики, и у критиков. Получил номинации и награды, вошёл в альманах Wall Street Jornal как «Лучший балетный спектакль года» в США.

Затем последовали приглашения на постановки в другие театры, такие как Atlanta Ballet, Cincinnati Ballet, Festival Ballet. Совсем недавно спектакль поставили в Софийской опере, где премьера намечалась на конец марта этого года, но из-за пандемии была перенесена на 20 ноября.

– Когда возникла идея поставить балет «Тысяча и одна ночь» во Владивостоке?

– Этот балет в моей хореографии живёт счастливой жизнью. Он не стоял в первой очереди постановок, когда я возглавил балетную труппу театра. Сначала на Приморской сцене мной были поставлены «Щелкунчик», «Корсар», «Лебединое озеро», «Жизель», «Спящая красавица».

Для постановки «Тысячи и одной ночи» я ждал момента, когда труппа станет масштабной по количественному составу, чтобы осуществить новую редакцию моего прежнего спектакля, но уже с мариинским размахом. И вот тогда-то я и предложил Валерию Абисаловичу Гергиеву [художественному руководителю — директору Мариинского театра. — Прим. VL.ru] поставить этот спектакль на нашей сцене. Идея ему понравилась, он охотно согласился. Мы стали рассматривать возможность создания сценографического решения — совершенно иного, чем это было раньше в моих постановках. Так художником спектакля стал главный художник нашего театра Пётр Окунев. Его работа оказалась прямым попаданием в мой замысел.

– Чем отличается постановка «Тысячи и одной ночи» для Приморской сцены от ваших предыдущих версий этого балета?

– У спектакля Приморской сцены будет крайне отличный от других постановок облик. Это новое костюмное и декорационное решение. Появились эффекты, которые мы ранее не использовали: видеоряд, проекции, световые проекционные подсветки декораций. И, как положено для придания театральности спектаклю, зрители увидят спецэффекты, включая полёт ковра-самолёта, без которых такая сказка, как «Тысяча и одна ночь», обойтись не может. И, конечно же, основная нагрузка ляжет на плечи наших замечательных артистов.

Сегодня балетная труппа Приморской сцены Мариинского театра насчитывает около 90 артистов. Это уже тот состав, при котором можно осуществлять постановки масштабных полотен. В Америке, например, труппами такого размера могут похвастаться, возможно, только New York City Ballet и ABT [American Ballet Theatre. — Прим. VL.ru]. Поэтому на первый план в нашем новом балете выводится масштабность. Всё это в совокупности — другое оформление и новая хореографическая версия — рождает совершенно иной спектакль, более современный, красочный и хореографически более насыщенный.

– А чем отличается «Тысяча и одна ночь» от других знаменитых восточных балетов - «Баядерки» и «Корсара»?

– В оригинале «Корсар» поставлен Мариусом Петипа, а музыкальной основой служит произведение Адольфа Адана. Музыка к «Баядерке» написана Людвигом Минкусом, хореография — также Петипа. При постановке этих балетов авторы стремились создать классические спектакли, и цели их, как показало время, были полностью достигнуты: оба произведения вошли в сокровищницу балетной классики. Если же говорить о музыкальном материале, то в музыке этих балетов порой прослушивается восточная тема, но, к примеру, в акте «Теней» из «Баядерки», который считается хореографическим шедевром, или в сцене «Оживлённого сада» из «Корсара» тема Востока полностью отсутствует.

Для балета «Тысяча и одна ночь» музыка специально написана выдающимся азербайджанским композитором Фикретом Амировым. Музыка потрясающе красивая, танцевальная, балетная и очень колоритная. Восток прослушивается в каждой теме произведения, в каждом аккорде. Поэтому этот спектакль особенный, не классический. Он решён в неоклассическом стиле в пластике, соответствующей Востоку. Для характерных танцев таких персонажей, как Марджана, например, я даже пригласил консультанта по исполнению восточных танцев, который работает с девушками труппы над освоением этой непростой техники. Весь спектакль насквозь пронизан многоцветной палитрой красок восточной культуры.

– В чём сложность «Тысячи и одной ночи» для танцовщиков - какие у них сверхзадачи в этой постановке?

– Задачи, а точнее, сверхзадачи, здесь действительно серьёзные, планка поднята очень высоко. В спектакле 13 солистов. Очень сложные прежде всего дуэты. У ведущих солистов их три, они все разные, один сложнее другого. Есть такие элементы поддержек, что по десятибалльной шкале я, наверное, дал бы оценку сложности десять. Очень сложные танцы: вариации и монологи солистов, а также танцы женского и мужского кордебалета.

У ведущих солистов: партия Нуриды отличается глубоким драматизмом, сложной техникой, искусством перевоплощения; партия Шехерезады — лиризмом, филигранной техникой вращений, отточенностью мелкой техники. Шахрияр настолько сложен по характеру, партия настолько насыщена эмоционально, что добавление к этому сложнейших прыжков, вращений и дуэтов делает эту роль физически немыслимо тяжёлой. Я спрашивал у исполнителей партии Шахрияра, танцевали ли они что-либо более тяжёлое? Ответ был однозначным - нет. Так что хореографический материал в спектакле очень сложный.

Но вы можете сами видеть, как работает труппа, с какой самоотдачей. Вообще, труппа — это индикатор отношения к спектаклю. Если артисты работают на износ и их из зала не выгнать, если массовые сцены репетируются со стопроцентной отдачей всей труппой, значит, спектакль труппе нравится. А когда спектакль нравится, это и есть одна из составляющих успеха спектакля.

Узнать программу фестиваля и купить билеты можно на "Афише" VL.ru.

Беседовала Наталья Рогудеева

На правах рекламы


Полная версия сайта