Новости Владивосток

Экологи и общественники в суде требуют отменить закон об особо охраняемых природных территориях

Уже два месяца во Владивостоке продолжается суд по отмене краевого закона, позволяющего ликвидировать особо охраняемые природные территории в Приморье. По мнению экологов, заповедников и нацпарков и так не хватает, а их сокращение приведёт к катастрофическим последствиям.

Краевой закон № 556 был принят Законодательным собранием Приморья ровно год назад. Нормы вносят поправки в существующий закон об особо охраняемых природных территориях. Теперь их границы можно менять либо вообще упразднять всю ООПТ, если объект разрушается, теряет научную, эстетическую или культурную ценность без возможности восстановления.

К ООПТ в Приморье относятся, например, бухты Новгородская, Экспедиции, Рейд Паллада, Миноносок, тисовая роща в Арсеньеве, метеоритные кратеры в Красноармейском районе, гора Сестра под Находкой, водопад на реке Тигровой, озеро Черепашье под Артёмом, геологический разрез на Тобизина, посадки корейского кедра в районе Шаморы и многие другие природные достопримечательности.

Общественники и экологи уже много месяцев критикуют законопроект: проводили митинги и обращались в прокуратуру, однако закон остался в том же виде. Активисты в лице благотворительного фонда «Элемент» и движения «Право народа» обратились с иском к Законодательному собранию в Приморский краевой суд. Они требуют признать этот закон недействительным.

В конце мая прошло ознакомление с материалами дела, в июне состоялись два заседания. На последнем в качестве свидетелей выступили приморские учёные – доктор биологических наук, профессор Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН Владимир Раков и заслуженный эколог России, руководитель Бюро региональных общественных кампаний Анатолий Лебедев.

Основной аргумент учёных – в федеральном законе нет нормы об изменении границ или ликвидации ООПТ. Задачи государственной политики – сохранение и увеличение площади заповедников и нацпарков, а никак не их сокращение. В новой редакции закона процедура ликвидации ООПТ займёт не больше четырёх месяцев, а чтобы её инициировать, достаточно лишь пояснительной записки, картографического описания границ и ещё некоторых документов, перечень которых устанавливает правительство Приморья. Региональные власти должны обследовать спорную территорию и составить акт. Затем сформировать комиссию, которая и примет решение. А федеральные министерства, научное сообщество и общественники, получается, как бы вовсе отстранены от происходящего – их могут включить в комиссию, а могут и нет.

«Если сравнивать с другими краями и областями, мы далеко не на первом месте находимся по площади ООПТ, в самом конце таблицы. Недостаточно уделяется внимания, несмотря на то, что наша природа уникальна. Мы находимся на широте Рима, Ниццы, на самом юге страны! У нас есть и морское побережье. И при этом шесть несчастных памятников природы, единственный заповедник морской. Потом, в природе существуют сезонные изменения, с ними связана миграция рыбы, птиц – даже школьник это понимает. Годичный срок [для обследования состояния ООПТ] – минимальный. А по-хорошему, чтобы среднюю тенденцию выявить, надо года три-четыре обследовать. А в законе даётся на обследование всего два месяца», – отметил профессор Раков.

По мнению учёного, с антропогенным воздействием практически в любых случаях можно бороться: воспроизводить ценные биоресурсы, проводить рекультивацию, очищать территорию, вводить разного рода ограничения.

«Вымершим считается только тот вид, который не встречался в течение 30 лет. Если сгорела тисовая роща – посадите тис. Обрушилась пещера – в обломках всё равно сохраняется фауна и флора. Свойства ООПТ не исчезают безвозвратно, они могут только в лучшую или худшую сторону измениться, а человек может на это повлиять», – заявил Владимир Раков.

Заслуженный эколог России Анатолий Лебедев указывает на то, что всевозможные процедуры в законопроекте указаны недостаточно детально. Действительно, в случае незначительных корректировок экспертам может хватить и двух месяцев, но когда дело касается больших территорий, сложных вопросов – потребуются годы изучения. Непонятно также для учёного, по каким параметрам оцениваются факторы, лишающие ООПТ её ценности – будь она эстетической или научной.

«Гражданское экологическое сообщество очень сильное, народ грамотен, и когда они видят некие попытки претендовать на упразднение существующих ООПТ... Могу гарантировать, что протесты будут массовыми. С 1989 по 1993 год я был председателем комитета по природопользованию [в Законодательном собрании Приморья]. Мы собирали всех специалистов, существующих на территории, по любому вопросу. Выслушивали всех. Например, мы создали уникальный пакет законов по защите бассейна Бикина в сочетании с интересами коренных народов, и этот пример был распространён потом по миру. Так должно работать Законодательное собрание! Сейчас вопросам защиты природы в России уделяется катастрофически мало внимания, поэтому мы должны цепляться за каждый шанс сохранить то, что есть сейчас», – уверен Анатолий Лебедев.

Свидетели со стороны ответчика, Законодательного собрания Приморья, ещё не выступали. Однако представители ЗС ПК активно задавали вопросы экспертам истца, делая акцент на том, что нормы краевого закона федеральному законодательству противоречить не могут. Ведь в федеральном документе нет ни слова об изменении или упразднении границ, а значит, и противоречить нечему.

Отметим, приоритеты государственной политики в области экологии были дополнительно обозначены в ходе народного голосования по поправке в Конституцию. Так, в статью 114 Основного закона страны было добавлено полномочие правительства РФ: «Осуществляет меры, направленные на сохранение уникального природного и биологического многообразия страны, формирование в обществе ответственного отношения к животным».


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта