Новости Владивосток

Члены общественной наблюдательной комиссии Приморья встретились с арестованным после шествия 19 июля Антоном Расиным

Во вторник, 21 июля, члены общественной наблюдательной комиссии Приморья посетили спецприёмник на Военном Шоссе, 24. Они проверили условия содержания арестованного Антона Расина.

Научный сотрудник ДВО РАН Антон Расин был единственным из троих задержанных после шествия 19 июля, кто провёл ночь в камере и в итоге оказался в суде. Родственники и друзья молодого человека около девяти часов не знали, где он находится. В нескольких отделениях полиции, куда они обращались, их уверяли, что задержанного у них нет. Утром 20 июля Фрунзенский районный суд в отсутствии адвоката вынес решение об административном аресте учёного на пять суток. Выйти из изолятора он должен в пятницу, 24 июля.

Сегодня в спецприёмнике в течение 40 минут находились председатель ОНК Владимир Найдин и его заместитель Денис Дженжера, которых туда попросили приехать адвокат и мама Антона. Со слов арестованного, сотрудники учреждения ведут себя корректно. На питание жалоб нет. В камере он сидит с тремя задержанными по другим административным правонарушениям.

«Вчера у Антона была сильная головная боль, сотрудники спецприёмника не могут сами оказывать первую помощь, у них нет фельдшера. Приехала скорая помощь и сделала обезболивающий укол. Сейчас он чувствует себя лучше. Сотрудники отметили, что, если потребуется, они вызовут скорую снова. Они понимают всю ответственность за него сейчас», – рассказал Денис Дженжера.

Единственное, что Антон попросил ему передать, – капли для глаза с синяком, который ему поставили, когда задерживали на улице Адмирала Фокина.

«При поступлении в спецприёмник был составлен акт обо всех повреждениях, это занесено в журнал. По правилам сотрудники должны сообщать в Следственный комитет о том, что к ним поступил административно-арестованный с такими повреждениями. Помимо того, что видно на фото, я ещё увидел на левом бицепсе с внутренней стороны гематому. Скорее всего от пальцев: сильно надавили, когда хватали за руки», – уточнил Дженжера.

Некоторые показания свидетелей обвинения Денис Дженжера считает странными. Например, что объяснения давали два оперуполномоченных, хотя обычно контролем за соблюдением общественного порядка следит ППС.

«В практически под копирку написанных объяснениях указывается, что Антон нарушал общественный порядок, к нему с просьбой перестать это делать несколько раз обращались. Он отказался, а затем якобы оказал сопротивление сотрудникам. Я думаю, что это стандартная отписка. Что можно делать такого, чтобы нарушать общественный порядок на Фокина? Разве что пить пиво или громко ругаться матом. К Антону, напомню, подошли сзади, никаких документов не показывали. Явно производилось задержание в грубой форме. Антон утверждает, что не кричал и не обзывал сотрудников. Я не думаю, что сопротивление сотрудникам было, но написано именно так», – говорит член ОНК.

Антон рассказывал, что ему заломили руки так, что ему пришлось опуститься на колени, и держали, пока не надели наручники. Он утверждает, что не ударялся в это время лицом о тротуарную плитку.

Дженжера отметил, что сопротивление сотрудникам тяжело обжаловать, но есть небольшая надежда на то, что какие-то меры в отношении полицейских всё-таки будут приняты.

«По этому посещению мы напишем отчёт, отправим документы в прокуратуру, следком и уполномоченному по правам человека. Также жалобы напишет адвокат, и мы особенно рекомендуем, чтобы уполномоченному написала мама арестованного. Жалобы надо писать, только через письма есть шанс, что что-то будет работать», – считает он.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта