Новости Владивосток

Депутаты Заксобрания разрешили упразднять особо охраняемые территории в Приморье

Скандальный закон об упразднении особо охраняемых территорий в Приморье приняли во втором и третьем чтениях, несмотря на протесты общественников, одиночные пикеты около «белого дома» и предложения депутатов от оппозиции отложить обсуждение и посоветоваться прежде с общественностью. Все депутаты, кроме фракции КПРФ, проголосовали «за», мотивировав решение «рабочими местами», «устаревшими законами» и «необходимостью развития региона». Экологи по-прежнему уверены, что все закроют в угоду бизнесу – теперь можно снять статус территории, если на ней есть рыбоводный участок. Решение будет принимать комиссия, созданная при администрации края.

По одобренным поправкам в закон, краевые власти получают право не только создавать, но и упразднять и изменять границы (в том же порядке, что и создавать) ООПТ. Общественники взволнованы и даже в минувший четверг приходили на заседание рабочей группы по обсуждению закона, чтобы высказать свои возражения и предложения. В частности, люди опасаются, что теперь многие заповедные зоны перестанут существовать в угоду бизнесу – компаниям, выигравшим аукционы на рыбоводные участки, или вообще ВНХК в Хасанском районе, где часть грядущего нефтехимического комбината накладывается на границы участков.

Депутат Игорь Чемерис, который встретил на входе в администрацию края одиночных пикетчиков, побеседовал и с ними. «У людей нет понимания, что происходит и ради чего принимается этот закон», – рассказал коллегам Чемерис, отметив, что засыпавшаяся пещера – это одно, а приоритеты развития Приморского края – другое. «Субъекту надо дать дополнительные полномочия, чтобы развивать экономику. В приоритете всегда занятость и люди. Если мы закроем территории, оттуда уйдут люди. И пройдут суды по аукционам, за которые мы уплатили деньги. Кто будет ответчиком – тоже вопрос. Нам нужно создавать механизмы и инструменты для развития». Игорь Чемерис предложил получше информировать людей о том, что и зачем делается.

Тут стоит отметить, что даже депутаты от оппозиции не против того, чтобы краевые власти могли упразднять краевые же ООПТ. Но лишь в том случае, если территория действительно утратила свое особое значение. Например, как говорил на заседании рабочей группы директор департамента природных ресурсов Игорь Степаненко, если горная пещера обвалилась или тутовая роща погибла в результате природных факторов. Другой вопрос – что делать на данной территории (активисты утверждают, например, что вполне возможно стоит возрождать природные богатства).

Однако ключевой вопрос – будет ли поводом для упразднения ООПТ наложение границ, например, рыбоводных участков. Разумеется, никто не говорит прямо, что заповедные зоны будут упразднять в интересах бизнеса. Но никто этого и не пытается отрицать. В границах ООПТ, и правда, оказались рыбоводные участки, выигранные на аукционах.

Депутат Артем Самсонов так и спросил: «Если участок под аквакультуру попадает в границы ООПТ – является ли это причиной для изменения границ особо охраняемой территории?» Парламентарий высказал мнение о том, что это скорее причина для изменения зоны хозяйственной деятельности. Это, ответил депутат Зотов, будет решать комиссия, учрежденная администрацией края. С экологами и представителями НИИ в составе. «Если комиссия решила, что памятник утратил свое значение, значит, утратил», – ответил Зотов.

«На акватории памятников природы традиционно осуществлялся прибрежный промысел. Ничего нового не было создано, – заметил депутат Эдуард Цой. – Более того, эти ООПТ создавали как раз для сохранения и воспроизводства ценных биоресурсов и марикультуры. Такие же функции были выделены для этих рыбоводных участков. Я еще раз повторяю: использовать в 2019 году законы, которые издавались в 1974 году, невозможно. Мы должны создавать рабочие места – что в этом плохого-то? У нас в стране проблема: у нас ничего нет и нам нельзя ничего сделать именно из-за таких вот вопросов всяких крикунов. Мы должны брать на себя ответственность и делать планомерные шаги вперед, иначе мы никуда не придем».

Правда, кое-где ООПТ людям действительно мешает. Например, 70% поселка Волчанец, рассказывает депутат Всеволод Романов, попадает под охранную зону залива Восток. В ней же – дорога Владивосток – Находка – порт Восточный. «Это делает практически невозможным развитие поселка», – отметил Романов, не уточнив, о каком развитии поселка, известного тремя исправительными колониями да производством стройматериалов и закаткой овощей (собственно силами заключенных), идет речь. «То же самое – залив Восток и земли Находкинского городского округа, где до принятия постановления в 2016 году выдавала администрация земли для многодетных семей. Они получили участки, а после принятия этого постановления стало невозможным обеспечить их инженерными сетями и провести дороги. Ну как сейчас не менять?!»

Прозвучали и профессиональные мнения, которые показали ситуацию несколько с иной стороны — высказался глава фракции «Единая Россия» депутат Сергей Слепченко, который занимается аквакультурой. По его словам, в том же Посьете и других ООПТ бизнес занимается как раз тем, зачем собственно и нужны эти ООПТ. То есть воспроизводством марикультуры. Просто с некоторых пор после принятия некорректных поправок в закон этого делать стало нельзя.

Аукционы на право добычи в Посьете никто не продавал, объяснил Слепченко. Речь шла об аукционах на право именно воспроизводства марикультуры. «Добыча регламентируется федеральными законами, право выдается на 15 лет, это совсем другая история. Народные депутаты принимали постановление как раз, чтобы развивать марикультуру и рыболовство, давали соответствующее право. В 2016 году предыдущий губернатор подписал постановление, в которое были внесены поправки, которые полностью запрещают хозяйствам марикультуры заниматься воспроизводством. А они зашли как раз, чтобы создавать рабочие места, получать продукт, платить налоги и зарплату в депрессивных районах (что такое Посьет, там работы-то немного)».

Также Сергей Слепченко напомнил, что с 2014 года рядом с особо охраняемыми территориями работает порт Посьет, который засыпает аквакультуру углем и пылью. А рядом выращиваются гидробионты, которые как раз чистят воду.

Стоит отметить, что общественники не только стояли с плакатами в одиночных пикетах. Несколько активистов пришли на заседание Заксобрания и очень удивились, когда оказалось, что в зал, где работают депутаты, их не пустили. Дело в том, что пресса и присутствующие (исключая аккредитованных при ЗС ПК операторов и фотографов) смотрят трансляцию на экране в большом зале. И возможности задавать вопросы во время заседания нет ни по регламенту, ни чисто технически. Общественников, правда, с трудом пустили и в большой зал – охрана пыталась запретить вход без аккредитации. Однако после разбирательств людей пустили. Коммунист Артем Самсонов первым делом попросил не принимать закон и отложить его, обсудив с общественностью и экологами. Но большинством голосов предложение не прошло. За сам же законопроект в итоге из 35 присутствующих на заседании депутатов проголосовали 30. «Против» только фракция КПРФ в лице Беспалова, Гришукова, Долгачева, Ищенко и Самсонова.


Актуальные новости

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта