Новости Владивосток

«Сегодня нельзя быть созерцателем»: во Владивостоке обсудили процесс изменения городских пространств

Уже несколько лет подряд жителей населенных пунктов пытаются представить активными участниками процесса формирования комфортной городской среды, как указано правительством. Получается не всегда хорошо: отчасти в этом виновата инертность менталитета, отчасти – хитрости различных структур и бизнеса. Проблемы этой сферы обсудили во Владивостоке на дискуссии «Урбанистика и городские сообщества» 13 июня.

Сегодня есть довольно много возможностей получить федеральные средства для преобразования территорий, даже небольших дворов. Кроме того, есть и национальные проекты, в которых, правда, не все до конца разобрались. Даже чиновники, кажется, не очень понимают, что это такое, а выполнять надо сейчас.

«Национальный проект сегодня звучит как "Жилье и городская среда", но нельзя разделять комфортную среду, дороги, жилье и благоустройство, – объясняет Светлана Калинина, координатор Центра мониторинга благоустройства городской среды. – Это все связано, это касается каждого человека. Я вхожу в комиссию при правительстве. Мне очень важно посмотреть и пощупать руками то, чем люди живут на земле. Если в СМИ много отрицательного, если это доходит даже до президента, значит, что-то не так и нет диалога между людьми и властью. Приоритетно мнение граждан и общественных организаций, но чиновники это восприняли как неправильный подход. Много где попадаются откровенно плохие проекты, где очень плохо все сделано, а нам говорят – ну, это люди так захотели. Но чиновники для того и нужны, чтобы подсказывать, показывать и помогать».

Светлана Калинина считает, что проблемы надо решать комплексно: можно построить десятки общественных территорий и благоустроенных дворов, но если у человека на месте нет работы, возможности реализоваться, то, наверное, он уедет. Так происходит по всему Дальнему Востоку, где Приморье – еще не самый «покинутый» регион. Здесь вопросы есть ко всем. Никто не объясняет людям, что нужно читать программы. Есть, например, разница между микрорайоном и кварталом. Микрорайон предполагает ресурсные ограничения, а значит, расширение его будет очень дорогим. А квартал уже подразумевает расширение, что удешевляет дальнейшее строительство. Но никто не думает об этом. Или люди хотят парк с зоной барбекю. Но в документации это надо назвать парком для спортивно-оздоровительного отдыха или парком культуры и отдыха. Назначение земли разное, разрешения надзорных органов разные. То есть учиться приводить в регион федеральные деньги должны и власти, и жители. Сейчас любой ТОС может получить президентский грант. Во Владивостоке уже один такой выиграли – на обустройство парка для уток-мандаринок.

«Когда программа "Формирование комфортной городской среды" в Приморском крае только начиналась, я говорил своим подчиненным и коллегам, что есть очень большой соблазн сделать все в кабинетной тиши, – говорит зампредседателя ЗС ПК Сергей Кузьменко. – Это удобнее, оперативнее, но с точки зрения концептуального подхода будет совершенно неправильно. За три года публичность не всегда получалась. И это вина не граждан, а прежде всего – управленческого аппарата. Говорить о том, что люди у нас пассивны, неправильно. Надо вовлекать людей, надо стараться. Я приведу только один пример – по правилам федеральной программы населенные пункты с количеством проживающих более 20 тысяч при определении мест для благоустройства должны проводить процедуру рейтингового голосования. Во Владивостоке, столице Приморского края, где живет более 600 тысяч человек, такое голосование проводилось. Использовались современные технологии – мессенджеры, социальные сети. И общественная комиссия потом всерьез обсуждала результаты опроса, в котором приняли участие 486 человек. Формально это считалось основанием – люди высказали свое мнение, где и какой сквер благоустроить. Я уверен, что неправильно была организована вся работа с точки зрения информирования людей и их побуждения. Сегодня идет активное формирование гражданского общества. Вот сидят парни в футболках "Я Иван Голунов". Это тоже часть такой истории. Сегодня быть созерцателем можно, но это абсолютно проигрышный вариант. И если мы говорим о развитии комфортной среды и урбанистке, то есть, над чем работать. И эта программа, как бы сухо ни звучало ее название, касается каждого из нас».

Председатель Думы Владивостока Андрей Брик вспоминает, что заброшенные поселки и военные городки в Приморье стоят десятилетиями и «не красят нас как власть».

«В силу своего возраста я уже переживал "национальные проекты" – по образованию, по культуре, по здравоохранению, на которое выделялись по тем временам суммы немалые, – сказал Андрей Брик. – Но, к сожалению, мы переживали некий цикл и опять вернулись к обсуждению тех же вопросов и их приоритетов. Некий фильтр между обществом и властью должен быть в какой-то точке. Я всегда думал, что таким фильтром во Владивостоке является Дума. Здесь люди могут высказывать свои мнения, говорить, что нужно. Мы говорим о наших волнующих проблемах – они и так были в нашей повестке. Это дороги, зоны отдыха, это наши парки, пляжи и те места, которые были бы удобны для наших детей и родителей. Мы уже пришли к тому, что наболело. Концентрация этих больных вопросов настолько выросла, что мы решаем их через нацпроекты на самом верху».

Сам председатель сетует на то, что формирование бюджета города на следующий год заканчивается гораздо раньше, чем распределяется федеральный. А потом время тянут аукционы и торги. Хорошим способом решения проблемы было бы не только увеличение финансирования – денег много не бывает, но также и другие программы, которые потом можно было бы «подхватить» с помощью национальных проектов.

«Денег всегда не хватает, – соглашается и председатель бюджетного комитета Думы Владимир Исаков. – Еще в прошлом году бюджет Владивостока снял почти все капитальные затраты, потому что денег не хватало ни на что. Основную массу строит бизнес: дома, торговые центры, спортивные сооружения. Это все делается не за государственный счет. Государство никак не может достроить спортивный комплекс в Снеговой Пади, он с саммита АТЭС стоит. Оно не может достроить "Хаятты", оно их продало, поскольку подписало себе фиаско – что не может за семь лет достроить всего лишь две гостиницы. Почему люди уезжают? А посмотрите, какая стоимость жилья. Она уже далеко за сто [тысяч рублей за квадратный метр]. А почему? Это же рынок. Много строят – невысокая цена. Мало строят – высокая цена за "квадрат". У нас поставлен KPI как количество вводимого в эксплуатацию жилья. И вот если мы на следующий год к 50% подберемся, будет уже хорошо. А так происходит потому, что не создаются условия для того, чтобы было строительство достаточно массовое. У нас почти нет историй успеха, а только истории "неуспеха". Есть проблемы обманутых дольщиков, треть из которых обмануло государство. Есть какие-то действительно дома, которые пытались построить на месте скверов. Но ведь хорошие истории тоже есть – кварталы, жилые комплексы. А фокус концентрируется на негативе. И общественные организации тоже концентрируются на негативе. Естественно, создается общий фон на территории, что все плохо и жить не дают. А ведь у нас проходят общественные обсуждения. Да, немного народу участвует, но тут уже дело в активности людей. Те дворы, которые выступили, и получают деньги. Те, кому все равно, ничего и не получают. Так заточена сейчас вся грантовая система».

Владивосток остро нуждается в больших общественных пространствах, их почти нет. Годами говорится о реконструкции набережной в Берег здоровья – денег нет. Тоже много лет обсуждается реконструкция парка Минного города – ответ аналогичный.

«Вот у нас есть огромная проблема: строители с населением вошли в клинч, – считает Кирилл Батанов, участник движения ТОС во Владивостоке. – Строители не могут строить – население выходит на демонстрации. И где у этого процесса финал, причем конструктивный, пока никто не видит. И вот ТОСы – это представители тех тысяч человек, выходящих на митинги. Это сторона, которая может составить диалог и донести требования одних к другим и обратно. И вот сейчас хотелось бы поднять вопрос о том, что контур диалога должен возникнуть во Владивостоке, например, на площадке городской Думы. Там и застройщикам будет слово, и архитекторам, и населению. А если и тогда диалог не получится, то уже можно будет говорить о каком-то регулировании и изменениях в ПЗЗ».

Кроме конфликта между бизнесом и жителями, есть еще конфликт между бизнесом и властью. Некоторые застройщики идут по пути комплексного освоения территорий: строят жилые комплексы и коттеджные поселки. И рады были бы облагородить и город вокруг, но нельзя. Так, застройщик элитного комплекса на Фонтанной сказал, что не смог добиться разрешения отремонтировать дорогу вокруг построек – город не разрешил. Владимир Исаков припомнил еще пресловутые земли Минобороны и громкие слова про прокладку инженерных коммуникаций и выделение земли.

«Вот комплекс построился на месте неработающего мясокомбината. Они произвели фактически реновацию промышленной зоны в центре города. Не перегрузили центр, как могли бы, доведя до максимума высотность. И за это хотят получить приличные деньги. А государство говорит – "а чего это так дорого?". Так это собственность застройщика. Это был его мясокомбинат, он на нем построил дом. Почему вы хотите отрегулировать его цену? Вы что-то дали? Подарили мясокомбинат? Дали денег на стройку? Нет. Он вложил деньги – он хочет сам заработать. А если государство хочет дешевле, то пусть выделяет землю под районы, делает планировку, ведет сети, дает кредит подешевле. И будет цена 50 тысяч за квадрат. А нет же этого! Есть только большие слова. И общественных пространств тоже нет обещанных. Там военная земля, тут военная земля. Вот проблема Русского острова – на Подножье дорога вся убитая, в камнях. Автобусы муниципальные умирают там один за другим. А это земля военных. Город захотел сделать там дорогу, так вице-мэра чуть не посадили, потому что он сделал проект дороги по земле военных. И все, уже десять лет ничего не меняется. Если бы власть шла навстречу и строила бы те самые парки или спорткомплекс достроила хотя бы. А так, конечно, общественное мнение не на стороне застройщиков, одни ярлыки. Я сам варюсь в этой каше, я все отлично понимаю. Вот есть замечательный город Севастополь. Бюджет по 50 миллиардов рублей при населении 400 тысяч. И наш – 650 тысяч населения, было 12 миллиардов. Сейчас добавили, может, что-то появится уже в ближайшее время. А было бы у Владивостока 50, так тут бы уже завтра Нью-Васюки построили».

Чтобы менялся город – его нужно строить. Профессор кафедры архитектуры и дизайна интерьеров Ульсанского научного университета У Се Чжин показал несколько реорганизованных городов – бывший контейнерный склад в Гамбурге, деревню Аманто возле Осаки, а также южнокорейские Пусан и Ульсан. Владивосток, по мнению профессора, нужно сохранять как уникальный город в Азии.

«Владивосток был построен как военный пост, он был запланирован, то есть развивался не естественным путем, это его особенность, – считает У Се Джин. – Следующие 50 лет развивался торговый порт на базе военной структуры. Потом был долгий период социализма. С 1992 года здания начали реорганизовать. Существенных изменений в функционировании и землепользовании при этом не произошло, однако городская инфраструктура в этом нуждается. Мне Владивосток представляется как музей истории и градостроительства. Это, наверное, единственный европейский город в Азии. Однако я смотрю на здание в центре города (нынешний ТЦ «Центральный». - Прим. VL.ru) и удивляюсь – не кажется ли его верхняя часть странной? Она спроектирована так, что она не связана с нижней формой. Если и дальше старые здания будут так перестраиваться, то Владивосток перестанет быть уникальным».

Стеклянная надстройка на «Центральном» – детище бывшего главного архитектора Владивостока Анатолия Мельника. В зале, глядя на удивление профессора, тихо хихикали. Но когда гость показал будущий проект музейно-театрального комплекса на Аксаковской и сказал, что он не соответствует структуре и имиджу города, ему зааплодировали. Профессор снова выглядел озадаченным. Жаль, что никто не смог объяснить ему, что никаких общественных обсуждений по показанным им примерам и не было.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта