Новости Владивосток

Производственный риск: приморские журналисты — об угрозах, побоях и обысках на работе

Арест журналиста независимого издания «Медуза» Ивана Голунова (на фото) всколыхнул общественное пространство всей России. Сотрудника отдела расследований 6 июня задержала полиция на Цветном бульваре в Москве по подозрению в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Медиасообщество страны уверено: Голунов не виновен и пострадал из-за своей профессиональной деятельности. И он в своей беде не один: журналисты Приморья рассказали VL.ru, как сталкивались с избиениями и угрозами во время подготовки материалов, кто разбивал аппаратуру и зачем в редакцию приходили с обыском.

Сразу оговоримся: речь пойдет о ближайшем прошлом. Понятно, что в 90-е много чего творилось, на то они и «лихие». Но ведь сегодня мы живем в правовом государстве, при верховенстве закона, в эпоху стабильности. Но и в наше время журналистам крепко достается – и от казаков-разбойников, и от властей. Именно сейчас, когда в Москве задержали одного из лучших расследователей страны, все журналистское сообщество встало стеной в поддержку коллеги. Мы – вместе со всеми. Сегодня (кстати, в канун 12 июня – завтра два года «великому избиению» на привокзальной площади) VL.ru вспоминает, как прессуют прессу (хотя хотелось бы, чтобы вспоминать было нечего).

Заперли в Газпроме

10 декабря 2016 года корреспондент VL.ru Алена Степанова работала в Уссурийске над материалом про микрорайон «Радужный». К домам по программе ЖРС обещали провести дешевый магистральный газ, а по факту жители получили очень дорогой сжиженный бутан-пропан. Журналист вместе с оператором уже пообщались с пострадавшими и возвращались во Владивосток. По пути решили подснять вывеску Газпрома – остановились на пять минут у края дорожной полосы. И это очень не понравилось охраннику предприятия.

«К нам подошел мужчина в форме охранника, начал требовать документы, заявив, что мы ведем съемку на территории режимного объекта, до которого вообще-то от нас было метров 50, – вспоминает Алена. – Паспорт я ему давать отказалась, потому что понятия не имела, кто он такой и с какой радости я ему должна предъявлять документы. Позвонила редактору, которая была готова подтвердить, что мы действительно ведем съемку для материала и не нарушаем никаких правил. Но охранник взял мой телефон и ушел с ним на КП. Я пошла за ним, требуя вернуть телефон, оператор пошел за мной. Но как только мы зашли в предбанник, мужчина закрыл дверь. Мы остались между запертой дверью и турникетом».

На протяжении трех часов корреспондент вместе с оператором находились в маленьком холодном помещении (напомним, это было в декабре) без воды, еды и стульев. Им даже запретили воспользоваться туалетом – словно это были не журналисты, а преступники. Но зато отдали телефон – и Алена вызвала полицию. До приезда полицейских охранник отказывался выпускать прессу, сославшись на то, что ждет указаний от начальства.

«Вместе с полицией приехало и руководство службы безопасности объекта, – рассказывает журналист. – Пока я писала заявление, они укоризненно говорили, что надо было предъявить документы. Я объяснила, что их охранник не был на территории своего объекта, а затем и вовсе незаконно нас удерживал, не являясь сотрудником полиции. Господина Кособукова в конце концов заставили извиниться».

После этого корреспонденту прислали подтверждение, что охранника оштрафовали. Алена забрала заявление.

Обыск в редакции

Заместитель генерального директора ПАРИ и главный редактор газеты «Дальневосточные ведомости» Александр Сырцов вспоминает об «акции устрашения» от силовиков в 2016 году. 15 января в офис на улице Пологой прибыли незваные гости. Следователи МВД и ФСБ в присутствии понятых провели масштабные обыски, фактически парализовав работу редакции на полдня. Юристы-наблюдатели назвали происходящее «Хайятт-гейтом».

«Поводом для визита правоохранительного десанта стал прямой эфир на радиостанции «Владивосток FM»: экс-директор компании «Наш дом – Приморье» (застройщика скандально известных гостиниц) Марина Ломакина в обход своей же подписки о неразглашении поведала нашим журналистам о том, кто причастен к уводу средств при строительстве гостиниц «Хайятт», – рассказывает Александр Сырцов. – Тех самых, из-за которых рассыпался скромный приморский бюджет. Госпожа Ломакина, конечно, не святая. Но так получилось, что именно на нее тогдашний губернатор Владимир Миклушевский и его соратники пытались повесить всех собак за недостроенные гостиницы. Никаких сомнений не оставалось: горе-застройщица отелей рассказала достаточно, чтобы силовики по наводке властей устроили психологическую акцию устрашения. Только вот что искали в редакции – бюджетные транши, выделенные на «Хайятты»? Прошли годы, а вопрос актуален до сих пор – так в чьих же карманах осели деньги, что край в итоге выручил от продажи гостиниц сущие копейки?»

В том, что силовые атаки на журналистов инициированы напрямую губернатором, у Александра не осталось сомнений через полторы недели после упомянутых обысков. На первой полосе «ДВВ» вышел материал, как хозяин «белого дома» загружал вертолет шампанским.

«По его заявлению начались довольно муторные и бессмысленные разбирательства в Следственном комитете и полиции, – сообщил Сырцов. – Но, слава газетному богу, в тот момент сотрудники правоохранительных органов вели себя предельно корректно. И, как мне показалось, уже даже сочувствовали журналистам».

Вообще Александр помнит немало опасных и неприятных случаев в истории Приморского агентства печати и информации. Например, «кровавое воскресенье» 2008 года, когда омоновцы из подмосковного «Зубра» наряду с автомобилистами мутузили приморских журналистов. Корреспонденты «ДВВ» оказались среди тех, кто после побоища на центральной площади томился в «застенках» на Махалина.

Избили дубинками и увезли в отделение

В качестве самого яркого примера противодействия СМИ и силовиков опытные приморские журналисты называют события 21 декабря 2008 года. Тогда во Владивостоке проходил мирный митинг против повышения пошлин на японские автомобили. Вместо диалога с властью горожане получили по зубам дубинками московского ОМОНа, который специально прислали из столицы. Вместе с ними пострадали и журналисты.

«Было принято решение прислать московский ОМОН «Зубр», и это наталкивает нас на мысль, что москвичи тогда не доверяли приморскому ОМОНу, который сам ездит на праворульных машинах и вряд ли пошел бы против людей, – вспоминает непосредственный участник тех событий, главный редактор «Новой газеты» во Владивостоке» Андрей Островский. – Сначала они просто наблюдали, а на второй день начали громить и всех хватать на площади. Было огромное количество камер, в том числе японской телекомпании NHK. Остались кадры, на которых камеры просто швыряют на землю, а человека тащат в автозак. «Утащили» и ныне покойного Федора Гурко (корреспондент ГТРК «Владивосток». – Прим. VL.ru), фотографа Валентина Труханенко, тех же японских журналистов. Это только те, про которых я знаю точно. После этого были направлены запросы от СМИ в краевую прокуратуру – насколько действия ОМОНа были законными. Прокуратура ответила, что все было прекрасно».

По словам Андрея Островского, приморские журналисты до сих пор помнят этот случай. Как выяснилось позже, ОМОН действительно отлавливал всех людей, которые пришли на площадь с фото- и видеоаппаратурой. Из двух корресподентов VL.ru один был задержан, благодаря чему у редакции появилась фотография изнутри автозака.

Душили под трибунами

В уже далеком 2007 году произошел вовсе выдающийся случай: на оператора «Общественного телевидения Приморья» Сергея Лямытских напали прямо на футбольном поле. 28 июля он снимал матч «Луч-Энергия» – «Спартак». После окончания игры Сергей снял камеру со штатива и пошел к бровке поля – снимать тех футболистов, которые забили голы. Однако к оператору подскочил сотрудник службы безопасности и отпихнул от поля. Оператор попытался сопротивляться, не переставая снимать, и в кадр случайно попал спортивный директор «Луча» Олег Флегонтов. Далее события приняли совсем некрасивый оборот.

По словам оператора, Флегонтов подбежал к нему, ударил кулаком по камере и в нецензурной форме потребовал прекратить съемку. Оператора отстоял технический директор, который чуть не сцепился с Флегонтовым. Однако инцидент на этом не был исчерпан: спустя некоторое время под трибунами Флегонтов напал на Сергея и начал его душить – мужчин разняли подбежавшие на шум сотрудники клуба.

Причем в первое время после конфликта дирекция клуба заняла довольно странную позицию – Лямытских лишили аккредитации и заявили, что оператор во всем виноват сам. Однако после того, как на «ОТВ-Прим» вышел снятый репортаж, стало очевидно, что правда на стороне оператора. 1 августа спортивный директор «Луча-Энергии» Олег Флегонтов принес официальные извинения пострадавшему от его действий Сергею Лямытских. После этого телекомпания посчитала конфликт исчерпанным.

Избили во время митинга Навального

12 июня 2017 года на привокзальной площади прошла массовая акция протеста против коррупции, где казаки вступили в прямую конфронтацию со сторонниками штаба Навального: многим оппозиционерам крепко досталось нагайкой или кулаком от подвыпивших казаков. Получили и журналисты различных редакций. Корреспондент PrimNews Павел Лопатко сказал, что ему едва не разбили телефон и очень сильно ударили по шее. У внештатного корреспондента «РИА Новости» Светланы Задеры из рук выбили телефон. Главный редактор PrimaMedia Сергей Ланин рассказал, что казаки ударили его в бок и обматерили (полицейские при этом опустили глаза).

Понесли потери и сотрудники редакции VL.ru: оператора Максима Ануфриева сбили с ног, а корреспондент Валерия Федоренко чуть не упала с лестницы после нескольких толчков человека в гражданском (позже на видео казаки признали его за своего, да и он сам сказал, что казак) – поддержали стоящие на ступеньках люди, также у журналистки пытались выбить из рук планшет.

«Я снимала видео на планшет, и один парень (без формы, но из «казачества», намеренно беру это слово в кавычки) реально меня корпусом толкал, – вспоминает Валерия. – И меня кто-то из ребят со спины просто поддержал, иначе я бы грохнулась, конечно. Еще более мерзко было, когда я попросила других казаков – в форме – как-то повлиять на «товарища», показала пресс-карту (хотя она и так на груди висела), сказала, что работаю и просто снимаю. Они начали ржать и гоготать, по-другому и не скажешь. И отпускать шуточки из серии «ну вы ему просто понравились». В тот момент я, конечно, все поняла про этих как бы мужчин. Интересно только, что они делают со своими женщинами? Убивают от любви, что ли?».

По мнению Валерии, пресса попалась под горячую руку. Часть празднующих казаков были выпившими и агрессивными, вот и били всех подряд без разбору. По информации источников VL.ru, казаки так себя вели с согласия и даже с подачи прошлого руководителя внутриполитического блока. Отдельно стоит отметить, что вице-губернатором по внутренней политике был генерал Игорь Степаненко. Валерия подчеркивает – «противная сторона» митинговала мирно, хотя, наверное, и мешала кому-то «отмечать».

После казачьего «пляса» был наказан всего один человек – Яков Авдошкин. Мужчина признан виновным в том, что ударил по руке депутата Заксобрания Артема Самсонова, когда пытался выбить из его рук камеру и запретить снимать. В мае 2018 года судья Фрунзенского районного суда Нина Буланова назначила Авдошкину административное наказание – штраф 6000 рублей.

А вот перед пострадавшими журналистами никто не извинился. Приморское отделение Союза журналистов России также не произвело решительных действий для наказания виновных и защиты прав журналистов.

Разбили дорогостоящую аппаратуру

А этот случай произошел не так давно – в марте 2019 года. Корреспонденты телеканала МИЦ «Известия» пытались снять базу передержки морских млекопитающих. Специальный корреспондент Леонид Китрарь и оператор Альфред Оя прибыли из Москвы по заданию редакции, чтобы заснять «китовую тюрьму» в бухте Средней под Находкой. Внутрь их не пустили – «федеральный десант» на экскурсию по договоренности отловщиков с администрацией Приморского края привозили накануне.

Журналисты с сопки запустили квадрокоптер, однако далеко беспилотник не улетел. Предположительно, из-за работы глушилок аппарат потерял связь с пультом и упал в траву на участок возле «китовой тюрьмы», однако не огороженный забором. Пока съемочная группа спускалась с сопки за коптером, со стороны базы передержки подбежали несколько человек. Произошла потасовка: один из мужчин схватил аппарат и швырнул его на камни. Затем взял снова и закинул в море. Оператор «Известий» забежал в воду по пояс и достал коптер. Корреспондент Леонид Китрарь взял в руки личный мобильный, чтобы зафиксировать противоправные действия неизвестных, и один из них попытался выбить из рук журналиста телефон.

На место вызвали полицию – сейчас делом занимаются юристы МИЦ «Известия».

И другие случаи одной строкой

В августе 2008 года сотрудников радиостанции «Лемма» пытались сбить на машине во время съемки репортажа.

В ноябре 2010 года в окна журналиста в Находке стреляли – органы отказали в возбуждении уголовного дела.

В феврале 2017 года в Дальнегорске избили работника ИА REGNUM Алексея Иванова, журналист связывал это с делом мэра Игоря Сахуты.


Напомним, сотрудника отдела расследований 6 июня задержала полиция на Цветном бульваре в Москве по подозрению в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Коллеги Голунова приводят аргументы в пользу того, что настоящая причина задержания – профессиональная деятельность, причем связано это с его расследованиями рынка ритуальных услуг. В последние месяцы журналисту поступали угрозы. Сейчас он под домашним арестом. В МВД опровергли и факт его избиения при задержании.

Иван Голунов – корреспондент отдела расследований портала «Медуза». Вот несколько его репортажей.

Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок – и при чем тут Тесак

Выселяторы. За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. Иван Голунов рассказывает, как устроен этот бизнес

Московский сервис «Активный гражданин» запускают на всю Россию. На нем зарабатывают чиновники

Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется

Больше ссылок на расследования Ивана Голунова – здесь. Доступ к ним открыт по лицензии Creative Commons CC BY: это значит, что их можно перепечатывать в любом издании, в блогах, на любой из платформ, не спрашивая разрешения, но с указанием автора. 

В субботу, 8 июня, во Владивостоке и Находке, как и во всех городах страны и даже зарубежья, прошли одиночные пикеты в поддержку Голунова. 23 июня в столице Приморья планируется провести митинг (если его разрешат) в поддержку журналиста-расследователя. Массовые мероприятия в этот день намечаются в разных городах России.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта