Новости Владивосток

Рыбаков, стариков и подростков — как в Приморье ищут пропавших людей

25 мая во всем мире вспоминают пропавших детей. Только в этом году волонтеры в Приморье искали 38 несовершеннолетних. Как сегодня организован поиск пропавших людей и что делать, если потерялся кто-то из близких или знакомых, разбирался корреспондент VL.RU.

В прошлом году в органы внутренних дел Приморья поступило 7275 сообщений о безвестном исчезновении граждан. Годом ранее таких заявлений было 7662. Большинство пропавших приморцев – мужчины (примерно 80%). Остальная доля приходится на женщин и детей.

В Приморье 96% «потеряшек», как пропавших называют поисковики и полиция, находят живыми и невредимыми в первые 10 дней после начала поисков, еще до заведения дела. Большинство из оставшихся 4% также находят живыми, но позже, хотя часто эти дела уже квалифицируются как криминальные.

В этом году волонтеры Приморской региональной общественной организации по поиску пропавших, защите и спасению людей в условиях чрезвычайных ситуаций «ПримПоиск» помогли отыскать 44 живых «потеряшек», одного приморца нашли погибшим, судьба еще восьмерых пока неизвестна. 38 «бегунков» – подростки.

«С каждым годом заявок в наш адрес становится больше, люди узнают о нас, а мы более плотно работаем с полицией и показываем результат», – говорит волонтер движения «ПримПоиск» Дмитрий Самусенко.

Для сравнения, в 2017 году добровольцы приняли участие в поисках 96 человек, из которых 71 нашли живыми, 12 – мертвыми (9 мужчин, одна женщина и два ребенка до 10 лет), 13 не были найдены. А в 2018-м волонтеры искали 294 человека: 221 жив, 29 погибли, 44 не найдены. Из общего числа заявок 161 касалась пропавших несовершеннолетних.

Сегодня «ПримПоиск» состоит из 37 координаторов, каждый из которых закреплен за конкретным районом Приморья, а общее число волонтеров достигает 152 человек. При этом круг добровольных помощников расширяется при каждом новом поиске – соседи, знакомые, друзья и родственники пропавших подключаются к мероприятиям после расписки о неразглашении ряда сведений, ведь поиск может быть связан с криминалом.

Поиск как норма жизни

Исчезновения родного человека – всегда шок для близких и друзей, особенно когда ничего не предвещает пропажи. Но люди исчезают как с поводом, так и без. Подростки бегут компаниями по 3-4 человека из детдомов, девушки прячутся в квартирах у знакомых, люди в возрасте забывают, куда они ехали или шли, и оказываются на случайных остановках электричек, мужчины уходят на свою последнюю рыбалку, дети проваливаются в канализационные люки или тонут в реках… Причина каждого исчезновения сугубо индивидуальна, рассказывает Дмитрий Самусенко:

«Казалось бы, мы имеем уже сформированный за несколько лет алгоритм действий, но вновь и вновь вынуждены ломать прежние стандарты поиска, использовать новые приемы. Поэтому в подавляющем числе случаев находим людей живыми».

Каждый из добровольцев имеет свой путь в «ПримПоиск». Кто-то искал собственных друзей и знакомых, и история, имевшая счастливый конец, вдохновила стать одним из членов команды. Как рассказывает волонтер-поисковик Марина Кургузова, стать членом команды добровольцев ее заставила трагедия. В свое время она присоединилась к поиску коллеги: та ушла вечером с работы и не вернулась, а когда ее нашли, выяснилось – она покончила жизнь самоубийством.

Сегодня работа добровольческой организации более упорядочена и серьезна. Если раньше волонтеры могли списаться в мессенджерах и броситься на поиски в разные стороны, то сегодня начать поиск и разместить объявление в социальных сетях они могут только после того, как родственники или близкие друзья пропавшего обратятся с заявлением в полицию. Более того, порой сами органы правопорядка определяют «квадраты», где помощь добровольцев нужнее всего. Аналогичная ситуация и с размещением данных о пропавших в социальных сетях.

При этом иногда сами районные координаторы убеждают родных и знакомых подать заявление как можно быстрее, чтобы незамедлительно начать поиск. Случается, что родственники стыдятся причин, по которым их ребенок или пожилой родственник ушел из дома, или боятся, что в ходе поиска всплывут какие-то скелеты в шкафу, и теряют драгоценные часы.

Кстати, помогают поискам не только полицейские и волонтеры, но и, например, водители, которые, увидев информацию о пропавшем в соцсетях, могут посмотреть записи своих видеорегистраторов. Но данные на них хранятся недолго, как и на камерах наружного наблюдения на трассах и у зданий, к которым к тому же можно получить доступ лишь по будням в рабочее время.

Из детского дома и от экзаменов

У подростков побеги часто становятся рецидивными, рассказывают в «ПримПоиске». И социальный статус семьи здесь роли не играет. Таких ребят буквально не успевают найти, как они вновь пускаются в бега. Из детских домов часто уходят целыми «бандами» по три-четыре человека.

«Мы только успеваем менять фотографии таких «бегунков». Ребята взрослеют, меняются. Поэтому предупреждаем их, что в следующий раз в ориентировке на телевидении и в социальных сетях будем размещать самую неудачную фотографию. Такие угрозы часто действуют на девочек, они не хотят такой «рекламы». А сейчас и того больше – сезон ЕГЭ и ОГЭ. Школьники пускаются в бега от экзаменов», – делятся своим опытом волонтеры.

Рецидивные побеги подростков – совсем не повод халатно относиться к поиску, отмечают волонтеры. Как-то добровольцы «ПримПоиска» сидели в ночных засадах, чтобы найти беглеца, который позже хвастался знакомому, как прятался в кустах от полиции. Впоследствии его тело все-таки нашли. Что именно случилось, волонтеры не афишируют. «Найден, погиб», – лишь это они имеют право написать в своем аккаунте.

Трагедии

Даже участвуя в поиске заведомо погибших, добровольцы знают, что оказывают значительную помощь. Особенно резонансными становятся исчезновения детей до 10 лет, которых, к сожалению, часто не находят живыми. Так случилось и с 4-летним мальчиком на Снеговой и с девочками на Угольной и в Шкотово, которые стали жертвами педофилов.

Но самой частой причиной пропажи и гибели детей становятся несчастные случаи. Например, зимой 16 волонтеров «ПримПоиска» отправились на поиски 10-летней девочки в один из северных районов края, работали совместно с местными органами правопорядка, но найти девочку живой не удалось. Она шла от дома родителей к бабушке и провалилась в канализационный люк. Из-за обилия снега его прикрыли дощечкой, поисковики тем временем бросились прочесывать лес. Внимание отвлекла и юная подружка пропавшей, которая убеждала всех, что та провалилась в реку. Лишь весной ассенизаторы, выкачивая воду из люка, нашли погибшего ребенка.

Иногда полиция просит поисковиков выставить в социальных сетях особые ориентировки найденных погибших граждан, личность которых не определена. «Мы стараемся это сделать более чем корректно, ретушируем фото, выделяем лишь особую примету, например, татуировку», – отмечает Дмитрий Самусенко.

Бродяги и рыбаки

Как ни странно, синдром бродяжничества тянет в бега людей любого возраста, некоторые буквально «болеют» такой жизнью: просят милостыню и живут так какое-то время. Весной уходят из дома люди с психическими отклонениями. Поэтому в ориентировках пишут: «Потерявшийся может быть дезориентирован». Пожилые люди часто забывают предупредить родственников и уезжают на дачу, а иногда просто теряются по дороге и уезжают совсем в другом направлении.

В Приморье очень часто среди пропавших – рыбаки и охотники. В лучшем случае их находят живыми и невредимыми на льдине, где они еще умудряются закрываться от вертолетов МЧС белыми простынями. В худшем – определяют по геолокации местонахождение тела, которое выносит на берег волна. При этом зимой подъем тел затрудняет ледовая обстановка, поэтому они остаются на дне до весны, а то и до лета и числятся пропавшими без вести.

У волонтеров технической возможности заниматься водными поисками нет. Максимум, что могут, – обойти берег на надувной лодке. Сейчас у отряда «ПримПоиск» появился квадрокоптер, и он, конечно, задачи поиска облегчит.

Драйв и суицид

Редко, но все же люди уходят из дома, чтобы свести свои счеты с жизнью. Родственники находят их по геолокации телефонов через полицию. Сотовые операторы в Приморье предоставляют сведения моментально. Но дело останавливает бюрократическая процедура. По сей день необходимо решение суда, разрешающее биллинг – поиск по IMEI (международный идентификатор мобильного оборудования) телефона. На это у полиции может уйти день, а то и три. Эксперты утверждают, если бы пропавших можно было искать без судебного запроса, 99% были бы найдены живыми.

Порой люди покидают семьи, не предупредив домочадцев, и не хотят туда возвращаться. Кто-то уходит в поисках драйва. Одна молодая женщина ушла в неизвестном направлении в середине дня из своего рабочего офиса во Владивостоке, не предупредив коллег. Спустя несколько дней ее нашли в Находке благодаря таксисту, который узнал пассажирку по ориентировке. Оказалось, она уехала посмотреть соревнования по стрит-рейсингу.

Что делать, если вы потеряли близкого

Волонтеры «ПримПоиска» рассказывают, что некоторые люди, которых ищут родственники и друзья, сами видят себя на экранах мониторов, например, в торговых центрах, и сразу выходят на связь. Других замечают случайные прохожие и сообщают добровольцам и в полицию. Именно так чаще всего находятся «потеряшки».

Главный совет поисковиков при пропаже родного и близкого – незамедлительно бить тревогу, если человек, который постоянно на связи, оказывается вне доступа (сел на поезд и не вышел на положенной остановке, не вернулся с позднего дежурства, учебы и так далее). Если это ребенок, нужно обращаться в правоохранительные органы буквально через полчаса. Предварительно советуют обыскать весь дом, обзвонить всех друзей и знакомых, а затем обратиться в бюро регистрации несчастных случаев УМВД по Приморскому краю (Алеутская, 42/44, телефон: 8 (423) 240-13-13) – туда стекается вся информация (можно узнать, например, что неопознанные граждане попали в больницу).

При подаче заявления о пропаже поисковики и полицейские советуют обязательно взять с собой самую свежую фотографию человека и проанализировать, что из вещей пропало вместе с ним. В заявлении нужно будет указать приметы пропавшего (рост, телосложение, цвет глаз, волос, размер обуви), наличие особых примет (шрамы, татуировки, физические недостатки или особенности), состояние зубов, наличие хронических заболеваний, одежду, в которую потерявшийся был одет в день исчезновения, а также какие предметы, документы, вещи, ювелирные украшения он имел при себе.

Важно помнить – не существует правила ожидания трех суток перед подачей заявления в полицию. Поисковая собака сможет взять след только в первые часы после пропажи, а спустя сутки животное уже не может сориентироваться и порой уводит полицейских в другую сторону от места преступления.

Заявление о пропаже в полиции принимают незамедлительно. Даже если человек найдется через час, придется всего лишь написать объяснительную.

«Сейчас больше выезжаем по затянувшимся делам. Во многих случаях понимаем: шансов нет. Но как бы то ни было, родственники ждут и надеются увидеть дорогих им людей живыми. Мы не можем их лишить такой надежды», – говорит Дмитрий Самусенко.

Яна Мальцева.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта