Новости Владивосток

«Даже Ходорковскому меньше дали»: эксперты и соцсети — о приговоре экс-мэру Владивостока Игорю Пушкареву (ОПРОС)

15 лет в колонии строгого режима и штраф в 500 миллионов рублей – приговор бывшему главе Владивостока Игорю Пушкареву не оставил равнодушными ни его сторонников, ни противников. Многие утверждают, что наказание было слишком жестким. Однако звучат и мнения о том, что «мало дали». VL.ru собрал точки зрения, которые горожане выражают в социальных сетях, а также узнал мнения экспертов.

Павел Наливайко, политолог, глава консалтингового агентства Expert Group:

«Дело Пушкаревых из политических дел последних лет вызывает наибольшее количество вопросов. Наблюдая за финальным актом этого процесса, мы видели, что итог практически повторяет фабулу, заложенную обвинителями в самом начале. И это несмотря на все усилия адвокатов, позицию свидетелей, дополнительные аргументы, озвученные в ходе предварительного следствия и судебных тяжб. Никак, в частности, не комментировался факт отсутствия ущерба от деятельности Пушкарева. Никак не комментировалось, что взятки, которые вменили в вину экс-мэру, прошли в неустановленное время и в неустановленном месте. Наибольшее удивление вызывает приговор: 15 лет колонии строгого режима. На моей памяти это самый большой срок, даже Ходорковскому меньше дали. Непонятно, откуда такая системная жестокость к Пушкареву, ведь не было ни найденных во время обысков миллиардов, ни золотых украшений, как у других политиков. Надежд на удачный исход апелляции мало, однако дело Пушкарева остается резонансным, а сам бывший градоначальник вызывает сочувствие у населения. Это редкость в современной антикоррупционной кампании, к которой, впрочем, дело Пушкарева отнести сложно».

Вячеслав Беляков, политтехнолог:

«Судебная система в России работает таким образом, что ожидать оправдательного приговора, конечно, не стоило. Вопрос состоял лишь в том, насколько серьезным будет наказание. Судить о виновности или невиновности я считаю невозможным, поскольку не являюсь в этих делах специалистом. Любые рассуждения со стороны на эту тему достаточно абстрактны. В любом случае – суд, как и ожидалось, признал его виновным и назначил практически максимальный срок. Лично я, конечно, ожидал менее строгого наказания. Сложились, на мой взгляд, несколько факторов. В частности, политическая конъюнктура в стране такова, что государство провозглашает тотальную борьбу с коррупцией – и в этой ситуации сколь-нибудь мягкие приговоры по коррупционным делам практически невозможны. С другой стороны, во Владивостоке-то Пушкарева, может быть, и любят: а вот вся остальная страна не поймет мягкого приговора по отношению к человеку, которого государство обвиняет в таких серьезных преступлениях. Российское общество, можно сказать, жаждет крови любого чиновника, попавшего под судебное преследование за коррупцию. Так что государственная позиция плюс общественные ожидания в стране приводят к тому, что суды назначают крайне строгие приговоры. После стольких лет судебного разбирательства системе уже неважно, каковы были первоисточники и причины. Важно, что толчком к судебным разбирательствам послужила политика, а никак не экономика. Конечно, у адвокатов есть возможность оспорить приговор, но на существенный пересмотр позиции суда надеяться нельзя».

Александр Салков, журналист:

«...Это нечто большее, чем абсурд. Этот приговор – назидание всем мэрам России, которые проявят самостоятельность. Непонятно только, зачем нужен был спектакль с допросом сотни свидетелей, если суд учел показания, которые были даны ранее, в ходе следствия? Зачем оттягивалась дата вынесения приговора, если он практически полностью копирует доводы гособвинения?! Конечно, еще будет апелляция, сроки и штрафы для Пушкаревых и Лушникова наверняка уменьшат, но все это вряд ли вернет веру в справедливость...»

Александр Самсонов, коммунист, член Крайизбиркома:

«Хочу поздравить партию «Единая Россия» с тем, что они получили то, чего добиваются столько лет, – вхождения страны в тоталитарный маразм. Путинский суд влепил Пушкареву столько, сколько дают преступнику, убившему троих людей. Я уже много раз говорил и скажу еще, что от нарастающего путинского тоталитаризма в первую очередь пострадают сами элиты. Так происходит при тоталитаризме в любых странах и в любые времена. Отсюда вывод. Дорогие представители «власти» и «элиты», дорогие члены партии «Единая Россия», прекратите, пожалуйста, узурпировать власть в одних руках, прекратите фальсифицировать выборы, прекратите хватать детей на митингах. Все это обернется произволом лично против вас».

Максим Шинкаренко, политический активист:

«Пятнашка «строгача». Да, по сравнению с улюкаевскими восемью «общака», выглядит несоизмеримо, но если бы «Улюкаевых» ставили к стенке, то всех бы приговор устроил. Странный у нас народ: не посадили – плохо, посадили – плохо. Видимо, все забыли ежегодные замены исправного бордюрного камня в центре, откровенного «забивания болта» на вывоз снега зимой, замену масла в муниципальных маршрутках за 28 тысяч в «своих» автосервисах и многое-многое-многое другое...»

Дмитрий Алексеев, бизнесмен, общественный деятель:

«Я вот думаю, почему 15 лет Пушкареву так возмущает? Чиновников-то у нас не особо жалуют. Но похоже, он воспринимается в этой истории скорее как житель Владивостока, который был выхвачен от нас бурей чужой политики. Да и самые ярые борцы с коррупцией явно не поставят его в топ списка. От этого решения веет несправедливостью, а русский человек особенно к ней чуток.
Плохое это решение у суда, не принесет оно никому ничего хорошего».

Дмитрий Зубарев, юрист, политический активист:

«Он не был чиновником по факту. Он сам же признался, что принимал ключевые решения в «Спасскцементе». Т. е руководил им. Вина сомнения не вызывает. Его Вильчинский полностью сдал. А срок? Оставлю без комментариев... Хотел бы, управлял городом иначе, делал закупки конкурентными и упразднил бы большинство МУПов. Но большие деньги, безнаказанность и вседозволенность позволяли не считаться с законом и интересами других людей и организаций».

Сергей Митрофанов, бизнесмен (из комментариев в Facebook):

«Я не берусь судить о степени вины подсудимых, ибо точку во всех спорах все равно ставит суд, нравится нам это решение или нет – другого не дано. Меня возмущает содержание под стражей годами до вынесения решения суда. Следственный комитет – это удивительное советское изобретение, где сначала длительные экспертизы и сбор доказательств выполняются следователями, а потом эти материалы передаются в суд, где заново проводятся экспертизы и оценка доказательств сторон, а человек в статусе подследственного (не осужденного!) сидит в тюрьме годами. Не каждый это выдержит, если что. Ну, и двойные стандарты: с Васильевой и Сердюковым очень жестоко обошлись, но разница в подходах все же заметна...»

Леонид Копылов, маркетолог:

«Самый страшный комментарий про приговор Пушкареву, который я прочитал, – «он знал, на что шел и в какую игру ввязался».

Минуточку. А в какую игру он ввязался? Поехал по контракту воевать в Сирию и попал под обстрел? Взял валютную ипотеку в 2013 году, а в 2015-м удивился?

Самый страшный продукт всех этих показательных дел – это то, что обыватели относятся к чиновникам и политикам как к «игрокам в какой-то очень большой игре». А если уж ты к этой игре приблизился, то носи лучше оберег в виде значка ЕР на груди и готовься сесть в случае проигрыша. Ну, а вообще, разумеется, лучше не лезть.

Я не сомневаюсь, что в томах уголовных дел есть нарушения, за которые человеку можно ограничить свободу, назначить штрафы и т. д. Я не юрист, дел не читал, свечку не держал. Но [...] выражаю возмущение на основе своего субъективного чувства несправедливости.

А чувство справедливости держится на трех китах:

1. Понятные правила игры.
2. Неизбежность наказания за преступление.
3. Адекватность наказания совершенному преступлению.

У нас, к сожалению, в стране в целом очень большие вопросы к первым двум пунктам. Правила неясны и действуют – совершенно точно – не для всех... Я сейчас даже не про законы говорю. Какие-то даже «понятия», простите за тавтологию, не понятны. С неизбежностью наказания – тоже есть свои нюансы. Или будет, или нет. Нормальный такой продукт ручного управления. А в деле Пушкарева еще и третий пункт порвал в клочья.

Во-первых, вся эта ахинея про взятку от брата к брату. Игорь Сергеевич и так признал вину в неслабом таком преступлении (по закону), хоть и логика этого закона мне не нравится (что чиновник должен отказаться от успешного бизнеса и начать жить на зарплату в 90 тысяч рублей с запретом на дивиденды).

Во-вторых, штраф, ставящий целью не возместить ущерб, а отжать все.

В-третьих, 15 лет (!) СТРОГОГО РЕЖИМА (!!!).

Про «строгий режим» как-то вниманием незаслуженно обходят. А это значит, что почти 3 года в СИЗО зачтутся в срок как 3 года... А не 4,5, как при колонии общего режима, в которую, кстати, попал пресловутый Хорошавин. 15 лет максимально отодвигают дату, когда можно подать на УДО. Ну, и дают отличную возможность поторговаться в процессе отжимания всего.

И наконец-то: «Колония строгого режима – исправительное учреждение закрытого типа, где содержатся лица, представляющие высокую опасность для общества и нуждающиеся в строгих ограничениях для исправления». Когда я читаю новость о том, что кому-то дали 15 лет строго режима, я хочу испытывать чувство: «Слава правосудию! Меня и мою семью оградили от ужасного человека». Вопрос... Даже в случае, если братья Пушкаревы как-то друг друга содержали не совсем законно, как это угрожает мне и моей семье? А вот отсутствие веры в правосудие угрожает».

Виктор Булавинцев, журналист:

«Бегал с утра по центру по делам – так и не встретил ни одного из наших бизнесменов и политиков со значком или рукописным бейджем-плакатиком «Я – Пушкарев». Удивился. Потому, что при всей бизнесменской жуликоватости Игоря нашего Сергеевича 15 лет и полмиллиарда – на мой взгляд, слишком. А сторонников-защитников у него было много.

И такой приговор я не считаю крахом правосудия в РФ, как некоторые коллеги, потому, что по моему опыту крах его уже давно состоялся и правосудие в полном смысле слова стало в нашей стране исключением вместо правила. Но приговор и обстоятельства, при которых он вынесен, на мой взгляд, являются очень доступным сигналом всем потенциальным «Пушкаревым». Сигналом о том, что в любой момент любой из бизнесменов и политиков может занять его место в клетке и получить уже свой, персональный, подобный приговор.

От «политической воли», в некоторых случаях подменяющей собой правосудие, не спасают ни миллиарды в кубышке, ни связи, ни собственный политический вес, ни даже авторитет в народе (у кого таковой, конечно, есть) – «политическая воля» перевешивает все аргументы. И, на мой взгляд, хрен бы с нею, если бы она работала лишь в одну сторону – но, как я могу наблюдать и делать свои частные выводы, воля эта работает как в сторону кары, так и в сторону милости. За счет чего продолжает процветать и шириться коррупция, да не простая, а глубоко системная. Политически вольная...»

Андрей Марущенко, бизнесмен (из комментариев на Facebook):

«Такое чувство, что весь город ходил в «содержанках» у бывшего мэра… Он брату начислял 2 000 000 рублей, оставлял ему 350 000 рублей, а остальные тратил по своему усмотрению… Доплачивал из этих денег директору МУПа, что был у него на содержании... Не пойму стонов города...»

Максим Пряженников, юрист, преподаватель, глава РСМ:

«Одни эмоции. Чуда не случилось. Система оказалась последовательна, несправедлива и нелогична. Кому же Игорь Сергеевич так перешел дорогу?! Чьи интересы привели к тому, что город Владивосток лишился лучшего мэра за 2000-е, просто гражданина и достойного человека, которому было не все равно на происходящее вокруг? А уж юридическая сторона вопроса заставляет истерически смеяться. Кстати, лица, приходящие на государственную или муниципальную службу, вы порвите любые связи с родственниками, подарки не принимайте, на просьбы не реагируйте, а лучше всего – просто не общайтесь, а то вдруг это коррупция...»

Евгений Ващенко, блогер:

«Рад, что посадили и надолго. Надеюсь, последуют и еще посадки. И надольше. И да, противно читать Facebook сегодня. Так страдают сотни блогеров. Как говорят в народе – Кремль дал, Кремль взял».

Павел Солеваров, бизнесмен, блогер, общественный активист:

«...Это, конечно, полнейшая дичь. Собственно, вся система современного российского правосудия – это полнейшая дичь. [...] Невзирая на свое личное отношение к партии «Единая Россия», членом которой был Пушкарев, невзирая на свое отношение к нему как к мэру, невзирая на свое отношение к Кремлю, человеком которого он шел на выборы главы города, я всегда за справедливость и против преследований по политическим мотивам. Я в принципе против любых проявлений тоталитаризма. [...] Но это я против. А […] многие мои «фейсбучные» друзья очень даже за. И Игорь Сергеевич был не то чтобы сильно против. Иначе он не работал бы в этой системе и не был бы человеком Кремля. Про Кремль и Пушкарева в этой ситуации вообще будет уместно выражение: «Я тебя породил, я тебя и убью».

Сейчас мы имеем то, что имеем. Человек, который находился внутри *** [плохой], я бы даже сказал, *** [очень плохой] системы, был ярым сторонником этой системы, всячески способствовал прочному укоренению этой системы в городе, сам же стал жертвой этой системы. Несправедливо стал, очень несправедливо.

Но есть еще множество людей, также несправедливо ставших жертвами этой *** [нехорошей] системы. Но их отличие от Пушкарева в том, что они не были частью этой системы, а напротив – боролись с ней ради нашей страны, ради демократических институтов, которые эта система с каждым днем вновь и вновь срезает под корень. Это и Олег Навальный, и Оюб Титиев, и Анастасия Шевченко, и многие-многие другие. Загляните ради интереса на сайт правозащитного центра «Мемориал»...

[…] Вот ваши эти двойные стандарты, вот этот весь плач Ярославны о несправедливом мире – это все так смешно. Вы сами так молились на эту систему. Так живите же в ней. Живите и радуйтесь. Как радовались жизни коллеги Мандельштама, когда власть устраивала над ним судилище. Но Пушкарев – не Мандельштам. Мандельштам был чужой. А Пушкарев – свой. И его, своего, бьют, чтобы чужие боялись».

Голосование

Считаете ли вы приговор Игорю Пушкареву справедливым?

Да
15.4%
616
Нет, надо было осудить на больший срок
3.9%
157
Нет, надо было осудить на меньший срок
45.3%
1813
Ничего не знаю о деле Пушкарева
3.6%
144
Пушкарева на за что судить, дело сфабриковано
23.8%
952
Хочу посмотреть ответы
8%
319

Всего проголосовало 4001 человек

Голосование

Считаете ли вы приговор Игорю Пушкареву справедливым?


Последние новости

18:33, 23 апреля 2019
Рубрика: Общество
Дождь в Приморье почти не повлиял лесные пожары
18:00, 23 апреля 2019
Рубрика: Общество
Астрологический прогноз на среду

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта