Новости Владивосток

От «мусора» до искусства — художник из США о том, как графические романы превратились в предмет для изучения в вузах (ИНТЕРВЬЮ)

Когда речь заходит о комиксах, большинство представляет себе книжки про Супермена и Человека-паука − однако эта индустрия за 30 лет существенно поменялась. Художник из Лос-Анджелеса Рон Реже на язык графического романа переложил даже оккультные теории Елены Блаватской. Корреспондент VL.ru побеседовал с Роном об искусстве, которое из «визуального мусора» превратилось в предмет для изучения в художественных колледжах и на курсах литературы в американских университетах.

В отличие от наиболее известных в России комиксов про супергероев и других персонажей массовой культуры, «графические романы» относят к жанру, стоящему на грани литературы и живописи. Он зародился в США в 1960-1980-м годах − во время расцвета рок-н-ролла и других альтернативных (на тот момент) видов искусства, когда независимые художники стали распространять размноженные ими на ксероксе «новеллы в картинках». «Графические романы» вышли на пик популярности в 2000-е годы. Сейчас жанр определяется как «объемное произведение, в котором сюжет передается через рисунок, а текст играет вспомогательную роль».

На Дальнем Востоке Рон Реже проездом − по пути из Лос-Анджелеса в Тюмень, где пройдет второй международный фестиваль Comics Arts Tyumen. Во Владивостоке, Хабаровске, Биробиджане, а потом и в Тюмени он проводит мастер-классы для коллег и рассказывает об индустрии комиксов США.

− Вы начинали заниматься комиксами еще в 90-е, с тех пор все в мире изменилось. Как вы отвечаете на эти изменения?

− Я начинал с комиксов о супергероях. Сперва никто особо не знал, что это вообще такое. Это сейчас молодежь смотрит: «О, ну да, это комиксы!» Даже не знаю, почему все так изменилось. Но я думаю, что вы спрашиваете больше о предмете творчества. Многие из моих работ связаны с духовными темами. 20-30 лет назад было бы сложно объяснить людям, по крайней мере в США, какие-то оккультные вещи. Сейчас они идут и сами все непонятное изучают. Легче стало.

− Это вопрос не столько о вас, сколько о читателе. Люди старшего поколения привыкли читать, воспринимать информацию в печатном виде. Среди молодых людей неслучайно популярны микроблоги и Instagram − быстрое или даже моментальное получение информации. А читатель графического романа − это кто? Любитель газет? Или человек, который любит «веселые картинки»?

− Читатели − в основном молодые люди. Когда я начинал, моими поклонниками были парни лет 20-25, которые просто любят комиксы. Сейчас, как я узнал из соцсетей, множество очень молодых людей интересуются не столько комиксами, сколько культурой New Age, идеями хиппи, йогой, исповедуют здоровый образ жизни. Причем и девушки тоже. Но это произошло в последние 5-10 лет. Я, наверное, не самый популярный автор среди моей индустрии. Но люди, которые любят мои работы, очень активны, и они есть везде − по всей Америке, по миру. Я не стараюсь понравиться всем вообще. Пишу для людей, которые разделяют мое мировоззрение. Хотя изначально смысл комиксов − как раз в том, чтобы они всем нравились.

− Простые люди и сейчас, если и знают про индустрию комиксов, связывают их с супергероями. На ваш взгляд, культура графического романа, не связанная с DC или Marvel, уже массовая или все еще андерграунд?

− Началась точно как андерграунд. Особенно в 90-е: когда я давал свои работы людям, они к этому относились как к субкультуре, а мои педагоги говорили, что заниматься этим точно не нужно. Они считали комиксы мусором. Супергерои не были тем, что можно воспринимать серьезно. Постепенно в США этот вид искусства становился мейнстримом. Даже в художественных колледжах есть такая специализация, как графический роман. Может быть, конечно, они не так популярны, как кино. Но многие и читают их, и рисуют. Когда я начинал, они были для рассерженных молодых людей − сейчас для кого угодно. Многие женщины пишут мемуары в такой форме. На занятиях по литературе в университетах их изучают.

− Зато в газетах они пропали?

− Да, в электронном виде комиксы не размещают, в бумажном они тоже почти исчезли. Даже не могу назвать популярных художников, кто работал бы в журналистике. С другой стороны, The New York Times может нанять карикатуриста, чтобы он нарисовал статью в газете в виде комиксов. Но вообще, конечно, этот жанр ушел со страниц прессы.

− Больше нельзя узнать про новые приключения «желтого мальчика» (первый в мире комикс, опубликованный в New York Journal в 1895 году)…

− Есть комикс про Нэнси − он в свое время был очень популярен. Сейчас его перезапустили в нескольких газетах. Художница − 25-летняя девушка, никто не знает ее. В этих комиксах много шуток и мемов про технологии, моду и вроде того.

− Один из ваших графических романов выполнен по идеям Елены Блаватской. Как вы вообще о ней узнали? Она ведь, кажется, не очень популярна в США?

− Она и правда совершенно неизвестна в Штатах. Но мне в какой-то момент стало интересно, откуда пошли корни культуры New Age, которая сосредоточена в Лос-Анджелесе. Культура этого города с Блаватской тесно связана. Самой ее там не было, но ее потомки помогали строить Лос-Анджелес − киношники пришли сразу после. По-моему, она по-настоящему потрясающая, мне хочется передать ее идеи молодежи, потому что они лежат в истоках многих идей популярной культуры.

− Может быть, другие эзотерические или религиозные учения в ближайшее время перенесете на бумагу в виде графических романов?

− Меня все такие вещи захватывают. Я изучал различные европейские религиозные течения. Интересно, как они разветвляются, интегрируются в культуру XX века и в прогресс. Мне нравятся люди с необычными идеями: их биографии часто перекликаются с моей жизнью и жизнями моих друзей. Когда я читал, как Блаватская жила в маленькой квартирке − прямо как я и мои друзья в свое время. Довольно богемно.

О текущих событиях я стараюсь не писать − больше интересуют общечеловеческие, общеполитические вопросы. Но мне кажется, что сейчас легче пересекать границы: молодые люди много говорят о равенстве. Это вселяет надежду.

Меня также увлекает алхимия, гностическое христианство (система взглядов, которая говорит о единстве Бога и человека). С недавних пор интересуюсь происхождением христианства − тогда были прекрасные идеи, которые деформировались из-за политического воздействия. Вот иудаизм, христианство и ислам, например, − везде есть ангелы. Архангел Гавриил начал ислам, принес Коран. Ангелы − это инопланетяне или люди из других измерений? Меня поражает, что они есть во всех религиях.

− Первые комиксы возникли много веков назад и связаны с религиозным опытом. Например, православные иконы, на которых изображены святые и написаны их слова. То, что делают художники сейчас, имеет такую же обезличенную «великую миссию»? Или это такой акт самовыражения художника?

− Это интересно, что даже в иконах мы видим этот вид искусства. Корни комикса лежат в совершенно разных видах культуры. Так что и цели могут быть разными. Хорошо, что сейчас большое количество людей их могут использовать ради самовыражения. Как и я, например.

Заметьте, персонажи комиксов с религиозными персонажами имеют очень много общего. Возьмем Дональда Дака и сравним его с любым святым: никто не знает, жил он или нет, как жил. Он стал символом.

− Хорошо, если комиксы изучают на уроках литературы, то вы художник или писатель?

− Два в одном. Часто авторы комиксов действительно хорошо рисуют, но истории неинтересные. Так что оба навыка надо иметь. Сегодня карикатуристы хотят добиться уважения и как литераторы. Это труднее, конечно.

− Комиксы воспринимают в Японии, например, где развита своя культура манга? Или, например, в арабских странах, где, скажем так, очень специфические взгляды…

− Графические романы в Японии не очень-то жалуют. Они как будто не нужны в этой стране − у них своя культура, манга, и она сильно отличается. Наше искусство «не работает в Японии». Сама по себе культура манга очень закрытая, хотя и распространяется по другим странам в последнее время. Что до Ближнего Востока… Комиксы там есть. Припоминаю, есть популярный иранский графический роман «Персеполис» (имеется в виду роман живущей во Франции иранки Маржан Сатрапи, переведенный на многие языки мира). Есть объемная автобиография художника из Ливии. Другое дело, что они побывали в Европе, прежде чем стать известными в мире.

− То есть это такая политическая история: в случае с Японией − защита национального искусства. В случае с Ближним Востоком − закрытие от чуждых традиций. Музыкой или понятной классической живописью, очевидно, было бы проще ломать барьеры.

− Мне кажется, довольно просто преодолевать границы с помощью визуального аспекта комиксов. Многие из работ графиков переведены на разные языки (и большинство и зарабатывает благодаря переводам). Я этим, кстати, похвастать не могу: мои работы достаточно сложны, к тому же у меня леттеринг − часть изображения, вписанная в иллюстрацию (большинство делают большой speaking buble для слов).

− Если человек, никогда не видевший ваших работ, спросит вас: о чем ваши работы?

− О духовном. Так не всегда было, конечно. И, кажется, я похож на художника-абстракциониста...


Справка VL.ru:

Рон Реже начал издавать и распространять свои комиксы в Кембридже, Массачусетс, в начале 1990-х. Его первый графический роман «Скиббер Би-Бай» (Skibber Bee~Bye) был опубликован издательством «Хайуотер Букс» (Highwater Books) в 2000 году. После этого его книги публиковались такими издательствами, как «Драун энд Куотерли» (Drawn & Quarterly), «Буенавентура Пресс» (Buenaventura Press) и «Фантаграфикс Букс» (Fantagraphics Books). Произведения Рона Реже переведены на французский, испанский, датский и итальянский языки, его работы выставлялись в США и за рубежом. Его иллюстрации использовали «Найк» и «Нью-Йорк Таймс». Сейчас Рон живет в Лос-Анджелесе и издает ежемесячную книжку комиксов, которая распространяется по подписке.


Художник из Лос-Анджелеса Рон Реже — newsvl.ru Комиксы изучают и в художественных колледжах, и на уроках литературы. Причем леттеринг в этом виде искусства зачастую не просто передает фразы или действия героев, а является частью изображения — newsvl.ru Благодаря тому, что фразы героев вынесены в отдельные "пузыри" этот комикс стало возможно переводить — newsvl.ru
Художник из Лос-Анджелеса Рон Реже — newsvl.ru Комиксы изучают и в художественных колледжах, и на уроках литературы. Причем леттеринг в этом виде искусства зачастую не просто передает фразы или действия героев, а является частью изображения — newsvl.ru Благодаря тому, что фразы героев вынесены в отдельные "пузыри" этот комикс стало возможно переводить — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта