Новости Владивосток

«Мы должны сами использовать свои ресурсы» — глава Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций Леонид Петухов (ИНТЕРВЬЮ)

Магическое слово «инвестор» многие считают синонимом «волшебника в голубом вертолете», который сам прилетит и бесплатно достроит «Хаятт». На деле все не вполне так: каждый привлеченный рубль требует огромной работы, законодательной и «на земле». Завтра, 20 марта, во Владивостоке пройдет День иностранного инвестора. Деловую часть программы организует Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. В преддверии мероприятия VL.ru побеседовал с главой АНО АПИ Леонидом Петуховым о конкуренции местных и иностранных производителей, инвентаризации земель, дальневосточных полях и лесах и сомнительных плюсах природной ренты.

Земли ждут переписи

— Не так давно полпред президента Юрий Трутнев проводил совещание по сельскому хозяйству. Много на нем говорилось в том числе про молоко. По достаточно новым соглашениям 2018 года в Приморье из Китая можно завозить молочное стадо, а от нас в Китай – молочные продукты. Какие объемы инвестиций?

— На каждые 50 тысяч гектаров приходит 150-200 миллионов долларов США инвестиций. Этот вопрос напрямую связан с наличием земли. Если есть земля – можно растить корма, продавать их или использовать для реализации проектов в области животноводства, молочного производства. Мы ведем работу по инвентаризации неиспользованных сельскохозяйственных земель. На Дальнем Востоке не используется и не откадастрировано порядка 2,9 млн гектаров (не только в Приморье, но и по другим регионам тоже).

Молочные продукты – действительно новая тема, как и поставки мяса птицы в КНР после подписанных соответствующих протоколов 7 ноября 2018 года в Пекине. Пастеризованное молоко теперь может поставляться из России в Китай. С точки зрения логистики Дальний Восток самый удобный регион.

— Про земли сельхозназначения – отдельный вопрос. Наши предприниматели их то ли не хотят, то ли не могут возделывать. Выходит, набрали земли и не обрабатывают – логика поведения собаки на сене.

— Такая ситуация по всему Дальнему Востоку с большим количеством проектов. Люди что-то набирают, пока бесплатно или дешево, под идею продажи китайцам, японцам, корейцам. Маленькими кусочками, разрозненно. Наша позиция проста: если собственник неэффективный, он должен вернуть эту землю. Или должен прийти эффективный и выкупить ее. Это действительно масштабная программа: надо создавать инвестиционный «банк земли».

Первый шаг – очень простой. Мы посмотрели, сколько было земли при СССР, сколько засеивалось. Сколько засеивается сейчас. Разница по Дальнему Востоку – 2 миллиона гектаров. В Приморье – 600 тысяч. Это как все предприятие «Русагро», один из крупнейших агрохолдингов в стране. Колоссальные объемы.

Потом мы пошли «снизу вверх». Взяли кадастровую карту, полный реестр договоров аренды и посмотрели: вот это кому-то принадлежит, это тоже, а вот это – ничейная земля (такой примерно 360 тысяч гектаров). В аренде, но не возделывается – около 120 тысяч гектаров, муниципалитеты обязаны расторгнуть договоры аренды.

Самая противоречивая история – с собственностью, которая не используется. Придется приходить с Россельхознадзором, с инспекцией… Это мощная работа – но мы никому плохо не делаем. У собственника всегда есть возможность начать использовать участок по назначению.

Если мы продолжим работу в этом направлении, в Приморье в 2,5 раза больше зерновых будет выращиваться. Стыдно же: приезжаешь в провинцию Хэйлунцзян – там все засеяно, каждый сантиметр почвы, а у нас поля «никому ненужные».

Еще один вопрос, почему не используются земли: где-то надо дорогу достроить, где-то канал прокопать. Сейчас принято важное стратегическое решение: поскольку эта земля будет попадать в ТОР, то инфраструктуру будут делать за счет бюджета. Вводить земли в оборот.

Отсеять жуликов и создать конкуренцию

— По данным из вашего отчета, большая часть привлеченных в прошлом году инвестиций – российские (76%, всего – 101 инвестор). И 18% из них – в области сельского хозяйства (почти 151 миллиард рублей). Но и «азиатских» проектов тоже немало. И тут проявляются конфликты с местным населением. Бывает, что люди хотят взять «дальневосточный гектар», подали заявку, а землю отдали вьетнамскому инвестору...

— Не сказал бы, что конкуренция – это плохо. Наоборот, это двигатель прогресса для экономики. Необходимо создать благоприятную инвестиционную среду, привлечь максимальное число инвесторов. Другое дело, что должна быть максимальная открытость, честность и публичность. Задача агентства – рассказывать о возможностях для запуска новых проектов, их поддержка и расширение уже действующих. Селекция должна происходить естественным путем, когда на рынке остаются сильные и востребованные игроки. Это не обязательно крупный бизнес. А те, кто сумел «поймать свою волну» и занять определенную нишу.

Бывают случаи конфликта с региональными предпринимателями или теми, кто входит в понятие «региональные бизнес-элиты». Предлагаю следующее: если у желающих заниматься сельским хозяйством действительно есть конфликт интересов с инвесторами, обращайтесь в агентство, мы будем разбираться с каждым случаем отдельно. Большая компания на рынке чувствует себя лидером. Заходят другие – и все начинают суетиться. Но разве плохо, когда появляется еще один игрок, который заставляет быть более активным? По большому счету неважно, какой инвестор зайдет на место: российский или иностранный. Хотя, конечно, я буду счастлив, если всю землю, которую мы найдем, распашут местные фермеры. Но это произойдет только тогда, когда будет конкуренция.

В целом же на проекты, связанные с сельским хозяйством, российские и иностранные компании идут очень активно. 11 инвесторов за 9 месяцев прошлого года принесли экономике 150 миллиардов рублей. Мы создали портал для предоставления сельскохозяйственных земель. Вьетнамская TH Group проводит полевые работы (займутся производством молока), китайская Zhong Ding Dairy Farming начала проектирование (в ТОР «Михайловский» у них инвестпроект по строительству животноводческих комплексов на 50 тысяч голов крупного рогатого скота; будут развивать также кормовую базу и молочное производство). Совместное предприятие китайских холдингов Legend Holdings и Beidahuang Group реализует проект по выращиванию риса и соевых бобов в Приморье.

Моя задача – чтобы не заходили инвесторы-жулики. В Приамурье, Хабаровске, Приморье много недобросовестных бизнесменов из Китая пытаются выйти на рынок. Многих таких «инвесторов» отсеиваем с помощью государственной системы КНР: приезжает Юрий Петрович Трутнев на межправительственную комиссию и заявляет всех, спрашивая, поддерживает ли их родное государство. Так многие и отфильтровываются.

— Хорошо, но возникает вопрос защиты местного производства. Зашел, например, к нам «Мерси Трейд», на предприятии были десятки тысяч голов свиней (до начала вспышки ящура). Ни у кого из местных фермерских хозяйств даже близко нет таких объемов! Каким образом привлечение крупного инвестора согласовывается с развитием микро- и малого бизнеса, местных частных хозяйств?

— Это один из самых сложных вопросов в нашей работе. С одной стороны, есть законы экономики: есть частные хозяйства, приходит большой собственник и устанавливает свои правила. Так же было, например, с Tyson Foods в США, со «Старбаксом». Это закон рынка. Мне лично всегда людей жалко. Но к сожалению, мы живем в мире больших потоков. Это работа в том числе и губернатора – найти баланс между интересами территории и инвесторов. Чтобы и местное население могло выращивать свиней, и предприятия размещались здесь – платили налоги, создавали новые рабочие места. Мне кажется, задача главы региона – настаивать, чтобы на предприятиях работало местное население, чтобы налоги платились именно на территории.

Плюсы и минусы природной ренты

— Вы часто говорите о том, что наш дальневосточный лес надо перерабатывать на Дальнем Востоке. Вот не так давно появилась информация о том, что в Приморье откроется предприятие по переработке картона. В котором будут участвовать китайские компании.

— Приморью и повезло, и нет. В других регионах лес более сложный – лиственница, сосна, более дешевые породы деревьев. Они дешевле, так что просто пилить и вывозить их за границу не очень прибыльно. Прибыльнее делать это с более дорогими сортами дерева. И там чуть-чуть другие правила игры, выгоднее строить в крае целлюлозно-бумажные, картонные комбинаты. В Приморье много ценной древесины – кедр, дуб. Это очень высокая маржа.

И Китай рядом. В трех километрах от границы с Россией – промышленный городок 5х5 километров. Полностью работает на нашей древесине. Стоят лесопилки, делают на них паркет – в Китай продукция даже не заходит: Штаты, Корея, Япония. Было бы отлично такое сделать здесь, в Приморском крае.

Но есть еще один момент. У нас по-разному инвестиции привлекаются в северные и в южные территории? Потому что у северных территорий даже в европейской части России нет природной ренты, а на Дальнем Востоке – в Приморье, Хабаровском крае – есть. Лес, рыба, природные ископаемые: ты сам это не создавал, а получаешь большую выгоду. Миллион кубов лесосеки – это сотни миллионов долларов выручки. Но леса-то, как мы понимаем, больше не станет. А ведь лес – это не чье-то частное дело. Это национальное достояние. Нужно максимально рационально и эффективно пользоваться теми природными богатствами, которые мы получили. Сейчас повышаются пошлины на вывоз круглого леса. В этом году они уже 40%, и мы исходим из того, что должны использовать этот режим для того, чтобы повысить глубину переработки на территории РФ. Такую задачу перед нами поставил Юрий Петрович Трутнев.

Еще один важный механизм – все процедуры должны быть максимально прозрачны. Для этого мы вместе с фондом развития Дальнего Востока, с профильными министерствами, ведомствами и институтами ведем развитие существующих и создание новых электронных сервисов для инвесторов. Сейчас такой электронный сервис разрабатывается для лесной отрасли. Но направлен на снятие административных барьеров, на то, чтобы все процедуры были понятны, а вся деятельность в этой отрасли была легитимна.

— Но ведь проектов-то хватает – российские, китайские, корейские инвесторы. Однако они не могут получить лес. Местное отделение Рослесхоза резервирует участок под проект, который подали первым. А остальным просто отказывают. Заявка может по три года висеть, а инвестору будут отказывать...

— Да, на кубометр леса сейчас существует больше десяти реальных проектов. Но это достаточно жесткий процесс, новым инвесторам сопротивляются. Мы принципиально делаем все очень откровенно, на основе аукциона – кто больше заплатит денег за куб леса, тот и должен получить право его обрабатывать. В ближайшие несколько недель будут изменения, которые коснутся приоритетных проектов. Задача простая: если есть больше одной заявки, надо устраивать конкурс с четкими критериями. Кто больше инвестиций предложит, тот и получит участок. Сейчас, с существующими правилами, может до смешного доходить: при выручке в 2 миллиарда долларов можно инвестировать 300 миллионов рублей. Причем даже не под деньги, а под обещание денег. Можно потом сказать: «Ой, у меня не получилось!» А лес – твой, ответственности нет никакой. Правила надо менять.

Сегодня в регионе сложился дефицит доступных лесных участков, многие договоры аренды составлены с нарушениями. Чтобы решить эту проблему, мы, во-первых, резервируем свободные лесные участки и те, у которых истекают договоры аренды. Проекты теперь, как я уже сказал, будут проходить открытый конкурсный отбор. Также важно решать проблему на уровне законодательном: выработать и внедрить механизм одностороннего расторжения договоров аренды с арендаторами, которые неэффективно используют лесосеку.

И здесь опять же возникает та же беда, что и с землей. Во-первых, доступ к участкам (государство должно помогать в создании транспортной инфраструктуры). И, во-вторых, отсутствие актуальной информации о ресурсах. Материалы лесоустройства на 96% свободной лесосеки имеют давность более десяти лет. Здесь тоже все решается «переписью», обеспечением открытой базы данных по лесам для инвесторов, созданием соответствующего сайта, который был бы связан с Государственным лесным реестром и региональными информационными системами управления лесным фондом.

И никуда, конечно, не делась вечная проблема – «черные лесорубы» и теневой экспорт древесины за рубеж. Но с ними мы должны бороться всем миром: и силовики, и Минпромторг, и налоговая служба… Все внешнеторговые операции, каналы сбыта и переработки древесины должны быть учтены.

— Вернемся к философской теме «природной ренты». Ваш доклад по итогам работы за 2018 год показывает, что все самые серьезные инвестиции привлекаются в отрасли, где природа дала ренту. Почему к нам на строительство не идет инвестор, на туризм?

— Вообще строительство гостиниц на Дальнем Востоке окупается сложно – капитальные затраты высокие, вне сезона номерной фонд пустует. Для этого мы решили ввести на срок до трех лет режим компенсации до 25% капитальных затрат на такие проекты.

Сложности понятны. Поэтому принимаются решения для поддержки этого направления. Важное решение было принято 31 января 2018 года. Для гостиниц и иных средств размещения на Дальнем Востоке применяется ставка налога на прибыль – ноль процентов при условии, что 90% доходов формируются от гостиничной и туристической деятельности. Для строящихся и уже построенных гостиниц. Сегодня уже четыре предприятия данной льготой воспользовались. Ряд новых мер поддержки планируется внедрить в 2019 году. Среди предложений – субсидирование процентной ставки по кредитам в размере до 5% для новых инвестпроектов, в том числе в туристической сфере.

Создаются «точки притяжения». Например, ТОР «Горный воздух», сформированный на базе одноименного курорта. Резидентами запущены проекты по строительству коттеджных комплексов, гостиниц и хостелов, многофункциональных спортивных центров, аэровокзального комплекса, бальнеологического комплекса.

Есть, конечно, проекты, которые уже стали притчей во языцех. В начале апреля пройдут аукционы по продаже гостиничных комплексов в бухте Золотой Рог и на мысе Бурном во Владивостоке. Это те самые «многострадальные» «Хаятты». Наше агентство нашло несколько потенциальных инвесторов, готовых вложиться в проект: купить и эксплуатировать комплексы.

Сарафанное радио инвесторов

— Китайцы сейчас вкладываются в строительство гостиниц во Владивостоке. Нет ли опасения, что инвестор уйдет, если изменится структура турпотока? То есть если укрепится национальная валюта. Ведь до падения рубля было наоборот: дальневосточники ездили в северный Китай. Опять же – покупка стройматериалов в любой момент может стать невыгодной. Нет ли опасений и есть ли подушка безопасности?

— Опасений нет – по обеспеченности гостиницами Дальний Восток и Владивосток далеко позади всей планеты. Мы тесно общаемся с ассоциациями китайских турагентств. Там вообще говорят: дайте нам гостиницы, мы привезет хоть миллион, хоть два миллиона, хоть три. Они же очень централизованные. Они не видят номеров – поэтому и туристов в сущности приезжает немного (от того количества, что могли бы). Хотя Приморье – молодцы, регион стабильно показывает существенный рост турпотока за последние годы.

— А что сейчас в приоритетах на 2019-2020 годы?

— В планах на 2019 год – соглашения на 532 миллиарда рублей, экспортные сделки на 8 миллиардов рублей, 150 миллиардов рублей инвестиций ТОР по всему Дальнему Востоку и СПВ. Из приоритетов – земельный проект. Чтобы весь Приморский край через два года был распахан. А уж будут это российские или иностранные инвесторы – второй вопрос. Я думаю, они будут партнерствовать. Китай, который может завезти продукцию откуда угодно, не будет работать с исключительно российскими предприятиями без партнерства со своими. Нужно быть самоубийцей, чтобы привезти им грузовик с российским молоком и пытаться продать на площади или в магазине. Люди защищают свой рынок так же, как и мы защищаем свой.

Еще одно важное направление работы – начало строительства в Приморье как минимум трех портов. Один из них рыбный, это большой межгосударственный проект. Второй – официальная делегация из Busan Port Authority выбирает площадку под общезерновой контейнерный терминал. Третий – чтобы в Зарубино заработал МТК-2.

Еще одна из наших важных задач – чтобы в лесу все стало прозрачно. Мы должны сами использовать свои ресурсы.

У нас по большому счету в лесе, сельском хозяйстве, логистике есть инвесторы из разных стран. Мы приходим к новым – а они же друг друга знают и советуются, как тут в Приморье работается. Если будут претензии, об этом узнают все. Сейчас наша задача: сопровождать инвесторов, чтобы через год они рассказывали, как у нас хорошо. В 2019 году на сопровождении будет 20 компаний-экспортеров, например. А в перспективе должно быть так: мы нашли инвестора, отдали его краевым властям и пошли привлекать следующего. Уверен, что с новыми краевыми властями так и выстроим работу: команда подобралась сильная.


Справка VL.ru. АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» создано с целью привлечения и сопровождения новых резидентов в ТОРы и свободный порт Владивосток, прямых инвестиций, а также для поддержки экспорта. Только в прошлом году на Дальний Восток привлечено более 800 млрд рублей частных инвестиций в 101 инвестиционный проект и осуществлено более 73 млрд рублей инвестиций накопленным итогом.


 — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта