Новости Владивосток

«Ждите сюрпризов!» — социолог объяснил, чем обернутся ошибки на выборах губернатора в Приморье (ИНТЕРВЬЮ)

Приморский политический сентябрь вскоре аукнется всей России, считает социолог Николай Щербина – один из немногих, кто предсказал и второй тур, и проигрыш кандидата от «партии власти». По его словам, первым делом ошибки технологов станут видны на выборах губернатора Сахалинской области в 2019 году. Поводом для беседы VL.ru с директором консалтинговой фирмы «Эффективные социальные коммуникации» стало присуждение бывшему врио главы региона Андрею Тарасенко политической «Золотой малины» – кампания признана РАСО самой провальной в минувшем сезоне.

Комитет по политтехнологиям РАСО (Российская ассоциация по связям с общественностью) на днях признал кампанию бывшего врио губернатора Приморья Андрея Тарасенко «Провалом года» в рамках вручения премии «Гамбургский счет». 


«Политическая премия РАСО «Гамбургский счет» присуждается политикам, партиям, политическим группам и кандидатам в России и за рубежом, которые в ходе конкурентных политических кампаний продемонстрировали при соблюдении демократических процедур результативность, технологичность и креативность. Номинантами могут быть только субъекты политического процесса, а не политконсультанты. При этом публичное признание номинантами и лауреатами заслуг своих политических консультантов и команд приветствуется».


Справка VL.ru. Первый Exit poll в Приморском крае был проведен компанией «Эффективные социальные коммуникации» на втором туре выборов мэра ЗАТО Большой Камень в январе 2001 года. В мае 2001 года фирма «ЭСКО» со стопроцентной вероятностью предсказала на выборах губернатора Приморья победу малоизвестного на тот момент широкой публике руководителя ЗАО «Ролиз» Сергея Дарькина (напомним, тогда во второй тур вышли Дарькин и Апанасенко). Перед первым туром сентябрьских выборов в Приморье Щербина едва ли не единственный из местных социологов и политологов в открытых источниках говорил о том, что будет второй тур. Перед вторым был уверен в том, что кандидат от партии власти не победит на выборах. 


— Николай Геннадьевич, по-вашему, насколько объективны были эксперты, присудив «премию» Андрею Тарасенко?

— Честно говоря, меня поразил сам факт включения фамилии Андрея Владимировича в список претендентов на самую провальную избирательную кампанию 2018 года. Нюанс в том, что некоторые из ведущих специалистов «Российской ассоциации по связям с общественностью», экспертов комитета по политическим технологиям премии «Гамбургский счет», политтехнологов и политконсультантов выборного штаба Андрея Тарасенко (а впоследствии и Олега Кожемяко) – одни и те же лица! Это просто свинство с их стороны по отношению к Тарасенко!

— То есть – задам вопрос иначе – вы считаете незаслуженным присуждение Андрею Владимировичу Тарасенко этой антипремии?

— Нет, конечно. Любой человек, кто хоть раз участвовал в избирательных кампаниях, знает – борьба идет между штабами кандидатов. Руководитель кампании разрабатывает концепцию, определяет стратегию, задает целевые показатели. Начальник штаба руководит процессом, следит за реализацией тактических шагов, спичрайтеры пишут тексты и речи выступлений, макетчики создают макеты листовок, плакатов и газет и т. д. Их цель – создать образ и наполнить его содержанием, чтобы за кандидата проголосовал избиратель. В чем тут вина Андрея Владимировича? Присуждение «премии» можно расценить как еще одну попытку унизить человека, на которого специалисты работали и не смогли выполнить взятые на себя обязательства. Я с уважением отношусь к Андрею Владимировичу Тарасенко. И совсем иное у меня отношение к таким «специалистам», как Дмитрий Братыненко, Андрей Колядин, Дмитрий Гусев, Руслан Модин, Андрей Пономарев – я объяснил, почему.

— Отличный результат – а многие, не скрывая, называют это победой – Ищенко во втором туре – это ведь следствие протестного голосования? Разве нет?

— Прежде всего: мне не нравится сам термин «протестное голосование». Стараниями «излишне официальных» СМИ он наполнен негативными коннотациями и почему-то является синонимом бездумного, глупого или импульсивного голосования. Во время выборов в странах Европы и в США это словосочетание употребляется крайне редко. Никто не обвиняет избирателя соперника, что он не так проголосовал, – это моветон. Основа демократических выборов – свобода выбора. Почему у нас должно быть по-другому? Вы что, клялись в любви и верности действующей власти? Если власть не разделяет ценностной базы своих избирателей или не отвечает их чаяниям и надеждам, она должна меняться или уходить, а не клеймить позором избирателя за его выбор. Используя данный термин, власть манипулирует избирателем, фактически навязывая ему чувство вины.

Что касается самой избирательной кампании Ищенко – она может быть отличным образцом для человека, не имеющего таких же ресурсов, как его соперник, но готового побеждать. Две трети времени Андрей Ищенко «работал вторым номером», и вся его избирательная кампания строилась на промахах, допущенных штабом соперника. Их было так много, что в какой-то момент они стали представлять стройную систему. Надо отметить, что в данной ситуации Андрей Сергеевич грамотно себя позиционировал, стал объединять вокруг себя широкие народные массы, отказался от партийной риторики, а также выстроил открытый диалог с избирателем на понятном языке (в прямом смысле этих слов).

— Как ни называть – победа или просто «хороший результат» – но, по мнению известных политологов и экспертов, успех Ищенко был случайностью.

— По мнению тех самых экспертов, которые присудили Андрею Тарасенко премию за самую провальную избирательную кампанию? О случайностях часто говорят как о закономерностях, которые люди просто вовремя не поняли и не выявили. Закономерность была, ее надо было вовремя распознать.

В конце августа 2018 года моя компания провела исследование, целью которого было выявление смысловых конструктов, сформированных в сознании рядового гражданина по итогам телеобращения Путина о грядущем повышении пенсионного возраста. Это было чисто психологическое исследование, в основе которого были открытые вопросы, но респонденты проявили неожиданное единодушие в своих ответах, что позволило оперативно систематизировать и сделать правильные выводы. Невзирая на различный уровень образования, половые, социальные, возрастные различия, более 62,7% из 600 опрошенных отметили 4 основные конструкта: «Нефть и газ не ваши, олигархов никто трогать не будет, повышению пенсионного возраста быть, одна часть населения будет кормить другую часть населения за счет своих средств». Самый фатальный для власти смысловой конструкт, который встречался, не так уж редко: «У нас нет больше президента».

По сути, 29 августа немалая часть российского общества, ранее положительно настроенная, испытала настоящий когнитивный диссонанс, стало понятно, что в одночасье разрушен образ «отца и защитника», который выстраивался в ходе весенней президентской кампании Владимира Владимировича. Произошло психоэмоциональное отторжение фигуры президента. Стало понятно, что кандидатура, поддержанная первым лицом государства на выборах, разделит с ним груз этого негатива, что в свою очередь повлияет на итоги голосования. Произошла парадоксальная вещь: на бездарно проведенную избирательную кампанию наложился эффект от обращения президента, и все известные политтехнологические приемы перестали работать. Надо было это осознать и перестроиться, но команда Братыненко стала напирать с удвоенной силой и между первым и вторым туром выковала из Ищенко настоящего перспективного политика с большой электоральной базой.

Кстати, с политтехнологической точки зрения назначение второго тура выборов через неделю (а не две или три, как можно было по закону) было правильным шагом, как и информационная изоляция соперника, массированная кампания по дискредитации Андрея Ищенко, доминирование врио в СМИ. Только от этих шагов был нулевой эффект. Но по какой-то непонятной причине команда «кандидата № 1» пренебрегла действительно эффективными приемами.

Ходили до начала выборов слухи, что Дмитрий Федорович Братыненко был специально навязан Андрею Владимировичу Тарасенко с целью сделать невозможным его избрание губернатором Приморского края. И расчистить место для другого кандидата. В принципе и для этой версии тоже предостаточно аргументов.

Во время первого и второго тура проводился Exit poll, и я не раскрою большой тайны, если скажу, что это не просто опрос на выходе с избирательных участков с целью предварительного определения результатов выборов. В России он проводится лишь с одной целью: откорректировать результат выборов в пользу участника избирательного процесса, который заказал исследование. На первом пике наплыва избирателей на избирательные участки в районе 10 утра можно безошибочно определить тенденцию распределения голосов. Имея временной запас и административный ресурс, вы запросто «корректируете» результат, «ставя под ружье» все свои ресурсы. Парадоксально, но во втором туре Exit poll показывал проигрыш Тарасенко уже с утра. А «активность» началась, когда закрылись избирательные участки и при вводе данных в ГАС «Выборы» наметилась четкая тенденция на победу Ищенко. Такое впечатление, что задачей вице-губернатора Дмитрия Федоровича Братыненко было выборы Тарасенко завалить. Насколько мне известно, «активные меры» избегания катастрофы начались лишь после звонка Эллы Памфиловой в крайизбирком. Чем это закончилось, мы с вами прекрасно помним.

— Хорошо, о прошлом достаточно. Давайте поговорим о перспективах всего этого процесса.

— Это была глупость, которая дорого обойдется правящей элите. Если детально разобрать произошедшее, мы найдем причины падения рейтинга Путина и властных институтов. Благодаря стараниям Дмитрия Федоровича и компании интерес к выборам в Приморье был просто огромен, и большая часть населения России следила за подсчетом голосов. В 5 утра, а то и раньше, стало понятно, что 16 сентября 2018 года на выборах губернатора Приморского края победил Андрей Ищенко, уже начали поступать поздравления в его адрес, и народ отправился спать. Каково было потрясение простого обывателя, когда он проснулся в 7-8 утра! Официальные СМИ сообщили, что, оказывается, победил Андрей, но другой, что Уссурийск стоит на берегу океана, а математика не точная наука. И все это вперемешку с криками и воплями журналистов-пропагандистов. И такой удар по сознанию – два с половиной дня. Здоровая психика спрессовывает все это в простой вывод: «власти верить нельзя». По сути был искусственно устроен второй более мощный когнитивный диссонанс, который закрепил и усилил действия первого и сделал процесс тотального недоверия необратимым, что в свою очередь нивелирует все существующие способы манипулирования сознанием, имеющиеся в распоряжении политтехнологов.

— И через неделю на выборах в Хабаровске победил Сергей Фургал (впрочем, в его случае победа была довольно закономерна), в октябре в Хакасии – Валентин Коновалов. Вы хотите сказать, что осенью этого года нас ждут сюрпризы на выборах?

— Да еще какие! Далеко даже ходить не надо. Взять, к примеру, наших соседей-сахалинцев. Победить у врио Сахалинской области Лимаренко Валерия Игоревича не сложней, чем отобрать конфетку у ребенка.

— Шутите?

— Отнюдь. Я не знаю, как сейчас учат людей работать на выборах, но меня учили: если хочешь правильно оценить шансы кандидата на выборах, надо понять, какие ответы даст простой избиратель на три простых вопроса: кто он, почему он пошел на выборы и зачем ему это надо? Степень успешности или полного провала кандидата на выборах зависит от того, будет ли смысловой разрыв между этими ответами. При этом ответы не должны иметь негативной окраски, в идеале один ответ может отвечать на два вопроса одновременно – это гарантия того, что кандидат понятен и близок избирателю и воспринимается как свой. Аксиома консультантов «старой школы»: выборы всегда делаются в дебюте, задолго до самих выборов. Скоро будет 100 дней, как Валерия Игоревича назначили врио Сахалинской области, а жители островного региона так и не получили ни одного ответа на эти три вопроса.

— Консультанты старой школы? Чем они отличаются от нынешних политтехнологов?

— Отличия просты. Первые работают с сознанием избирателя, вторые – с бюджетом кампании, первые нацелены на результат, вторые – на сумму гонорара, что мы с вами и наблюдали осенью 2018 года на выборах губернатора Приморского края. Возвращаясь к разговору про Сахалин. Бросается в глаза, что Валерий Лимаренко, не сумев с ходу завоевать доверие сахалинцев, пытается понравиться им. Это, я думаю, и приведет его к провалу на выборах. Ну, если «товарищи» из его команды не займутся каллиграфией в итоговых протоколах.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта