Новости Владивосток

Без экспертов, бюллетеней и свидетелей — 12-часовой судебный марафон по итогам повторных выборов губернатора проиграли избиратели

В среду, 20 февраля, в Ленинском районном суде Владивостока на протяжении 12 часов избиратели при поддержке юристов движения «Голос» пытались доказать, что выборы на УИКах № 507 и 519 были сфальсифицированы, а голоса людей необходимо пересчитать. По предположениям электоральных юристов, технический специалист вмешался в устройство КОИБа: была изменена информация на USB-накопителе, откуда и берутся исходные данные. Об этом свидетельствуют отличающийся шрифт и общая математическая формула на всех «аномальных» участках. Но в ходе двух судов, прошедших друг за другом, судья Соколова отклонила ходатайства о вызове свидетелей, экспертов, технических специалистов, не стала исследовать бюллетени и в итоге отказала избирателям в удовлетворении исковых требований.

Первое судебное заседание назначили на 8:50 утра. Второе – следом за ним на 11:15. Видимо, предполагалось, что акт правосудия не продлится дольше двух часов. Два юриста движения «Голос» приехали прямо из аэропорта: москвичи Андрей Бузин и Юрий Гурман проявили интерес к тому, что произошло 16 декабря во Владивостоке. Вместе с еще одним приморским юристом «Голоса» Полиной Сидельниковой они представляли интересы истца. С ними на заседание пришли и слушатели – местный активист Юрий Кучин и еще один координатор «Голоса» в Приморье Андрей Гусев.

Сам истец Анатолий Чепиков сразу сел на первый ряд, тщательно следил за происходящим и все важные моменты – будь то ходатайство или решение судьи – записывал в блокнот. Он пояснил, что на прошедших в декабре выборах не только был избирателем на участке № 507, но и работал в качестве члена соответствующей участковой избирательной комиссии.

От КОИБа при подсчете голосов Чепиков не слышал ни звука (хотя машина в обязательном порядке должна озвучивать свои действия), еще заметил техническую неполадку – после распечатки итогов около 20 минут комиссия билась с КОИБом, чтобы он распечатал протокол. Но фальсификацию заподозрил, лишь когда появились данные об «аномальных» участках, куда вошел его родной УИК № 507, где Кожемяко, как и на многих других участках, победил с результатом в 70% голосов. Произошедшее Чепикова невероятно возмутило как активного гражданина. К слову, он регулярно читает VL.ru и на заседании суда сослался на одну из публикаций.

«VL.ru опубликовал результат опроса, по которому более 80%, принявших участие, заявили, что они не доверяют результатам выборов, – обратился мужчина к судье. – Понимаете, уважаемый суд, дело не в этих выборах. Дело во всей нашей стране. Год за годом, раз за разом подрывается доверие к избирательной системе. Я прошу это учитывать при вынесении решения».

Представители ответчика и заинтересованной стороны – Приморской избирательной комиссии – не упустили возможность забросать Чепикова вопросами. Ведь получается, он подал заявление в суд на самого себя – ведь Чепиков считает сфальсифицированным протокол, который сам же и подписал. Но юристы поясняют: члены УИКа, включая председателя, могли даже не знать о фальсификации.

«Почему-то здесь нет ни одного представителя УИКа, а есть только представители вышестоящих комиссий, – пояснил юрист «Голоса», представитель истца Юрий Гурман. – Члены УИКа могли и не знать реально, что они участвуют в фальсификации. Мы ставим вопрос о технической экспертизе – потому что вся фальсификация связана с вторжением в эту техническую часть. Что собой представляет КОИБ физически – это два сканера, соединенных проводом, а также принтер, подключенный к этому сканеру. И флеш-накопитель, на котором, так скажем, содержатся эти табличные данные, которые выгружаются в итоговый протокол. В период голосования этот флеш-накопитель может выниматься, и КОИБ будет работать. Если это не так – это должен подтвердить технический эксперт».

Как пояснил Юрий Гурман, флеш-накопитель можно воткнуть в обычный компьютер – тем самым информация на флешке может быть изменена. Причем это может происходить без ведома членов комиссии, автоматически.

«После того, как в 8 часов закончилось подведение итогов голосования, флешку вставили в компьютер, – продолжает юрист. – Нужно данные о голосовании ввести на компьютере в табличку и сохранить В результате выйдет итоговый протокол с соответствующим шифрованием в виде QR-кода. Вытащив флешку после загрузки данных, председатель вставляет ее обратно в КОИБ, который распечатывает данные, но не те, что содержатся в КОИБе. В итоге происходит вторжение не в программное обеспечение КОИБа, а в распечатку данных. Поэтому член УИКа видит данные, которые ему кажутся достоверными и действительными, на его глазах фальсификация не происходила. Но на самом деле фальсификация произошла. Произошла подмена данных».

В ходе суда сторона истца подала несколько ходатайств, которые могли бы подтвердить (или опровергнуть) предположения: это истребование флеш-накопителя, приглашение свидетелей (председателя и членов комиссии) и технических специалистов.

«Предметом иска является требование о признании недействительным подложного протокола, – напомнил представитель истца, член научно-экспертного совета при ЦИК РФ, кандидат юридических и физико-математических наук Андрей Бузин. – Учитывая, что протокол изготовлен с помощью технического средства, у него есть конкретный производитель. Именно специалисты этого производителя могут объяснить, подложный данный протокол или нет по тем признакам, которые заложены в программе данного средства. Учитывая, что никто из участников процесса не обладает техническими знаниями и знаниями об устройстве и программном обеспечении, прошу привлечь компетентного представителя разработчика – специалиста ЗАО "КРОК инкорпорейтед"».

Сторона истца отметила, что адвокатский запрос до этого уже был направлен в компанию практически месяц назад. Первые пару дней, по словам юриста Полины Сидельниковой, в «КРОК» обещали дать ответ, подключились активно к проблеме. Но затем специалисты, как пояснила представитель истца, попросту перестали брать трубку – так происходит уже больше трех недель. Поэтому и требуется вмешательство суда.

«Видимо, подключился какой-то административный ресурс, который просто не позволил им дать ответ, – предположила Сидельникова. – Думаю, что и не предоставит уже. Ответственность незначительная за отсутствие ответа на адвокатский запрос – административный штраф. Производитель в принципе ничем не рискует».

Также в ходе заседания выяснилась любопытная деталь, касающаяся распечатки итогов голосования, которые выходят из КОИБа перед протоколом. Чепиков успел сфотографировать документ. И, согласно этому снимку, на документе опечатка: сразу за строками «1», «2», «3» следует строка «45». По мнению юристов, это свидетельствует о технической неполадке. Сторона истца попросила ответчика предоставить документ. Согласно закону, УИК № 507 должен был передать эту распечатку вместе с другими в вышестоящую структуру – в ТИК (в нашем случае ТИК Ленинского района). Но там ее просто нет – именно так безо всяких объяснений сообщила Евгения Бессонова, являющаяся членом ТИК Ленинского района, но на суде представляющая еще и УИК.

В итоге практически по всем ходатайствам, включая просьбу о предоставлении флешки и приглашении специалистов и свидетелей, суд истцу отказал при поддержке представителей ответчика и прокуратуры.

«Я сейчас в процессе все больше и больше убеждаюсь, что к этому имеют отношение вышестоящие комиссии, так прикрывающие эти документы», – сообщил Юрий Гурман.

Сторона истца еще раз напомнила об электоральных аномалиях, происходивших на выборах 16 декабря. С эффектной речь выступил Андрей Бузин, прихватив распечатанную схему.

«Электоральная статистика показала результаты, которые говорят о том, что во Владивостоке на участках, где установлен КОИБ-2010, была проведена массовая фальсификация, – Бузин показывает 47 участков с результатами в 70-80%. – Отличаются существенно, произошло такое расслоение, которое естественно в избирательном процессе быть не может. Есть законы природы, которые не подвластны ни администрации края, ни избирательным комиссиям. Их нельзя нарушить. Это массово статистическое явление. Я могу только представителям избирательных комиссий эти результаты на память вручить, чтобы знали, как это исследование проводится. Чтобы в следующий раз они усовершенствовали эту самую технологию».

Бузин передал три распечатки «аномальных» результатов под дружный смех истца, юристов и слушателей. Представители краевой и территориальной комиссий были не так радостны, а член крайизбиркома Алексей Литвинов тихо промолвил: «Это какой-то цирк».

На претензии и вопросы истца представители крайизбиркома отвечали, что протоколы могут отличаться по оформлению. И порой бывает, что документы, напечатанные одним и тем же КОИБом, отличают и по размеру букв, и по заголовку.

«КОИБ, когда подает команду на печать протокола, берет цифры из сканирующего устройства, а не с флешки, – так Алексей Литвинов ответил на предположения юристов о методе возможной фальсификации. – Может, как-нибудь выберем время, и вы покажете, каким образом КОИБ может распечатать то, что записали на флешку. Очень интересно на это посмотреть. Но это невозможно сделать. Эта брешь – она отсутствует».

Представители крайизбиркома демонстративно принесли на заседание два больших пакета, битком набитые пачками с бюллетенями. И в очередной раз публично заявили, что готовы все показать.

«Мы заявляли ходатайства об истребовании избирательных бюллетеней в судебный процесс, – сообщила председатель крайизбиркома Татьяна Гладких. – Мы принесли эти бюллетени на судебный процесс. И мы понимаем, что представители истца не просто затягивают процесс, а пытаются удовлетворить какие-то собственные интересы, используя судебный ресурс».

Предложение ответчика исследовать бюллетени, сравнить отметки в них с данными протокола поддержал истец. А прокуратура в лице старшего помощника прокурора Ленинского района Владивостока Романовой О. Н. рекомендовала суду бюллетени не смотреть. В итоге судья Ленинского районного суда Лариса Соколова отказалась исследовать бюллетени, как и судья Наталья Ярошева в прошлый раз, сославшись на повторный подсчет голосов, который действительно возможен лишь после отмены результатов голосования – что и является требованием истца.

«Суд, руководствуясь пунктом 39 постановления Пленума Верховного Суда от 31 марта 2011 года № 5, в котором указано – суд не вправе осуществлять подсчет голосов для результатов выборов. Решение этих вопросов относится к компетенции соответствующей избирательной комиссии. В удовлетворении ходатайства о пересчете бюллетеней отказать», – заявила Соколова.

Истцу было отказано и в исследовании списка избирателей – хотя крайизбирком не был против. Ближе к концу заседания на этапе прений юристы «Голоса» пытались призвать к совести всех присутствующих.

«Избирательную краевую комиссию можно поздравить с тем, что они не только увеличили недоверие к выборам, но и впервые в таком масштабе организовали недоверие к работе технических средств голосования, – заметил Андрей Бузин. – До этого к КОИБам претензий практически не было. Считалось, что КОИБы считают даже честнее, лучше, быстрее, чем люди. У суда есть возможность вернуться к рассмотрению по существу и исследованию доказательств, которые не были исследованы. Надлежащего исследования в данном процессе не было. Абсолютно точно в данном процессе было доказано, что есть сомнения в достоверности. И они не только развеяны, они укреплены».

«Уважаемый суд, честно говоря, я в первый раз участвую в деле подобного рода, – отметил Анатолий Чепиков. – И я разочарован. В начале нашего заседания наша сторона заявила 5 ходатайств, и все они были отклонены. Позиция ответчика, прокуратуры и судьи была одинакова – отказать. Я себя не считаю изгоем, негодяем. Мне кажется, требования мы предъявили достаточно обоснованные. Я повторяю, что такая позиция государственных органов ведет страну к беде – если вы не даете народу право свободно выбирать, то народ перестает ходить на выборы, а на улицу выходят радикалы. Наша страна проходила это не раз. Сильная была Российская империя, но рухнула в один момент. Огромный был Советский Союз – рассыпался. Вы ведете страну к беде. Об этом нужно задуматься».

В итоге суд постановил: в удовлетворении исковых требований Анатолию Чепикову отказать. Но и юристы «Голоса», и сам истец, занимающий активную позицию в деле, намерены бороться дальше – в суде следующей инстанции.

Второе заседание, следующее сразу за судом по УИКу № 519, началось в итоге ближе к 18 часам – на 6 часов позже запланированного времени. Все это время героически своей очереди, наблюдая за заседанием, ждал другой истец Денис Дженжера. Он голосовал, на своем участке в качестве члена УИКа не работал. Неладное почуял, когда увидел результаты.

«Я голосовал в 11-й школе – там есть мой 519-й участок с КОИБом-2010, а сразу за перегородкой другой – 520-й с КОИБом-2017, – рассказывает Дженжера. – Наш район «красный», мы Самсонова выбирали, на последних выборах – Кочугову. И на выборах в сентябре результат на 519-м был протестным, даже еще больше, чем на 520-м. А 16 декабря что случилось – УИК № 520 за Кожемяко – 30%, у меня – 70%. А район один. Я не верю, что все 70% пришли и проголосовали за Кожемяко. Я не против него, я понимаю прекрасно – даже если все спорные результаты отменят, то Кожемяко остается победителем. Мы не добиваемся смены губернатора. Я добиваюсь, чтобы все председатели УИКов задумались – грозит уголовная ответственность за такие вещи, чтобы они отказывались принимать участие в подобном. Хочу, чтобы рядовые фальсификаторы боялись, что до них дойдет дело. Это наша история, нам с ней нужно разобраться».

Второе заседание заняло около трех часов и закончилось к 9 часам вечера. Сказалась общая усталость. По словам юриста Полины Сидельниковой, все очень спешили и торопились, судья быстро пыталась закончить процесс, но тем не менее очень мужественно выслушивала истцов.

Практически те же самые ходатайства – об экспертизе и свидетелях – были точно так же отклонены. Сменился представитель от прокуратуры – место Романовой О. Н. заняла Мишина Ю. С. И она, на удивление собравшихся, поддержала ходатайство об исследовании бюллетеней. Но судья Соколова все равно все отклонила. А уставшие представители краевой и территориальной избирательных комиссий практически никак не комментировали происходящее. Итог тот же – отказ в удовлетворении исковых требований. И в этом деле активисты «Голоса» намерены бороться до последнего.

В 9 часов вечера по темному коридору Ленинского районного суда Алексей Литвинов уносил два больших тяжелых пакета с бюллетенями, которые так никто не увидел.

Текст: Анастасия Ярошенко. Фотографии предоставлены активистами «Голоса».


Юристы Полина Сидельникова и Юрий Гурман — newsvl.ru Судья Соколова — newsvl.ru На перерыве — newsvl.ru Алексей Литвинов уносит бюллетени, которые так никто и не увидел — newsvl.ru
Юристы Полина Сидельникова и Юрий Гурман — newsvl.ru Судья Соколова — newsvl.ru На перерыве — newsvl.ru Алексей Литвинов уносит бюллетени, которые так никто и не увидел — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта