Новости Владивосток

Создание музея-заповедника на базе Владивостокской крепости может в корне изменить историко-культурный ландшафт города — Виктор Шалай

Известие о том, что Приморский государственный музей имени Арсеньева будет реорганизован и получит федеральный статус, вобрав в себя также и объекты Владивостокской крепости, бурно обсуждается общественностью – ведь за последние годы по всей стране буквально по пальцам можно пересчитать примеры возникновения федеральных культурных учреждений, мало того – фактически за Уралом таких вообще нет. О том, почему возникла необходимость появления на культурной карте России нового учреждения, как будут воплощаться в жизнь перемены и что должно получиться в итоге, рассказывает Виктор Шалай, директор музея имени Арсеньева.

По словам Виктора Алексеевича, решение о смене статуса музея было принято, когда стало ясно, что тот уровень задач – создание крупнейшего в стране музея-заповедника, – который придется решать, невозможно выполнить, оставаясь в краевом подчинении.

– Было время, когда объем выполняемых музеем задач вполне соответствовал статусу регионального, – говорит Виктор Шалай. – И местный бюджет – пусть и по минимуму, но справлялся с сопровождением наших нужд. Но вот появилось поручение президента страны о музеефикации Владивостокской крепости. И стало понятно, что в региональном статусе мы просто не справимся. В качестве рабочего механизма, предполагающего оптимальное решение задачи, был выбран вариант смены нашего статуса и создания нового федерального учреждения – Приморского государственного объединенного музея-заповедника. В России (да и в мире) не было примера (если говорить о подобного рода памятниках – крепости) музеефикации в таком объеме, ввода в культурно-туристический оборот объектов в таком количестве…

В США, в России, в Европе и на территории бывшего СССР есть примеры: Брестская крепость, Даугавпилс, Кронштадт, Севастополь, музеефикация фортов и так далее, но во Владивостоке масштаб работы просто громадный. И один из первых шагов на этом пути – если не вести речь о чисто бюрократических процедурах – создание мощного совещательного органа, общественного объединения, которое собрало бы всех, кто десятилетиями мечтал об изменении судьбы Владивостокской крепости, о том, чтобы ее перестали разграблять, превратили в красивое и общественно важное место. Надо собрать такой общественный совещательный орган, чтобы не просто выслушать, но и попросить совета. Нюансов миллион, например, тот факт, что объекты крепости находятся в разном имущественном подчинении, что-то принадлежит городу, что-то Минобороны, где-то есть долгосрочная аренда и так далее. С этими и многими другими бюрократическими сложностями можно справиться, но остается вопрос: каким должен быть тот или иной форт, та или иная группа объектов? На этот вопрос у каждого есть свой ответ, и нам важно услышать разные мнения.

Одинаковых предложений для каждого форта нет и быть не может. Каждому объекту надо придумывать свой проект, свой путь, которым он должен пройти, чтобы оказаться в городе востребованным, интересным. Все это требует проектировки, детализации, а главное – надо понимать, что это работа, растянутая во времени.

– Создание музея-заповедника такого масштаба по сути напрямую касается каждого владивостокца, верно?

– Именно! Оно позволит городу не просто увеличить туристическую привлекательность, но и может в корне изменить историко-культурный ландшафт. Объекты крепости при грамотном обращении могут внести в жизнь города множество рекреационных территорий, в которых Владивосток очень нуждается. Я мечтаю, что через какое-то время у каждого горожанина будет любимое место в крепости, пусть даже не связанное с экспозицией, а просто место прогулок, где спокойно, чисто, убрано, безопасно, где свежий воздух и деревья.

– Сколько времени займет процесс создания музея-заповедника?

– Крепость – это множество объектов, и, пока будут решаться проблемы передачи некоторых от одного собственника другому, можно работать с теми фортами, например, которые таких проблем не имеют.

Вводить в работу объекты крепости надо постепенно. Каждый из них – ресурс, с которым необходимо обращаться аккуратно. Не нужно хвататься сразу за все, важна плановая поступательная работа. А перед этим, повторюсь, необходимо собрать тот самый общественный совещательный орган, который станет локомотивом всей работы, связанной именно с крепостью. Люди должны высказаться: как преобразить территорию вокруг объекта – где нужны скамейки, где тропинки; какие инженерные решения использовать для создания экспозиции. Исследователи и знатоки истории крепости могут подсказать, где нужны реставрационные работы, а где нет, где нужна реконструкция утраченных объектов и так далее… Мы намерены привлекать таких экспертов к работе.

Хочется, чтобы это был настоящий городской проект, создающийся для людей и призванный сохранить национальное наследие и обеспечить к нему цивилизованный доступ. Меня не пугает то, что могут быть другие точки зрения, наоборот, я всегда им рад. Не пугает увеличение объемов работы, получение новых объектов и ресурсов, работа с новыми коллекциями, не пугает внимание со стороны федерального центра. Пока, замечу, не происходит ничего, что могло бы встревожить.

Сейчас мы ведем активный диалог с Министерством культуры, чтобы понять, какие у нас есть возможности на ближайший год-два, чтобы определить объекты, с которыми можно начать работу в краткосрочной перспективе. Когда это будет ясно, мы начнем общественное обсуждение.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта