Новости Владивосток

Избыточные требования и бездействие чиновников: бизнес-омбудсмен Марина Шемилина рассказала о проблемах приморских предпринимателей (ИНТЕРВЬЮ)

Число компаний и индивидуальных предпринимателей в Приморье растет более ощутимыми темпами, чем в России в целом, но наш край занимает одно из последних мест по инвестиционной привлекательности. Как расценивать подобное несоответствие и какие проблемы тревожат приморских бизнесменов в первую очередь, рассказывала VL.ru уполномоченный по защите прав предпринимателей Приморского края Марина Шемилина.

— Сегодня наш край представляет собой территорию экономического эксперимента, здесь ежегодно регистрируют сотни резидентов свободного порта Владивосток, открывают предприятия в ТОРах, у всех на слуху запуск офшорной зоны на острове Русский. Тем не менее место Приморья в инвестиционном рейтинге Агентства стратегических инициатив не завидное – 78 из 85 возможных. Более того, ежегодно мы спускаемся по «ступенькам» все ниже и ниже. Как вам, Марина Анатольевна, как бизнес-омбудсмену, видится эта ситуация?

— Долгие годы, являясь предпринимателем, затем уже в должности уполномоченного взаимодействуя с бизнесом, отстаивая его права, сделала однозначный вывод – наш приморский предприниматель очень требователен и не дает спуска на огрехи и неповоротливость системы. И, разумеется, имеет высокие ожидания ко всем инициативам, о которых заявляют правительство и все властные структуры. Не забывайте, именно на основании опросов фокус-групп приморских бизнесменов формируется тот самый инвестиционный рейтинг. Они выражают свое мнение о том, что их не устраивает, и имеют на это полное право, они дают оценку деятельности органов власти по улучшению бизнес-климата.

В свою очередь действительно существуют цифры сухой статистики – на протяжении нескольких лет в Приморском крае увеличивается количество компаний и предпринимателей. Если в 2015 году число субъектов бизнеса было равно 106 тысячам, в нынешнем году в реестре значатся 118,5 тысячи компаний и предпринимателей, из них 102 тысячи – представители малого бизнеса. Однако ради справедливости отмечу, что в 2013 году произошел коллективный исход индивидуальных предпринимателей (ИП), и такой процесс наблюдался во всей стране. И если в 2013 году таковых на территории Приморья было 55 700 человек, то даже сегодня мы не достигли подобных показателей, приблизились лишь к отметке 51 тысяча. Не удивлюсь, что ряд из них перешли в самозанятые.

Совместно с управлением ФНС России по Приморскому краю мы проводили анализ ситуации и выяснили, что в тот момент в большей части закрылись в полном смысле недействующие ИП, те, кто держал такую организационную форму про запас или по инерции (такое явление наблюдалось после запрета ИП торговать алкоголем). После того, как в 2013 году социальные взносы для ИП возросли в два раза, подобные затраты для бизнеса стали существенны, и смысл такое образование, как ИП, держать на балансе исчез. И это тоже своего рода «подчистило» неживые компании.

— Если говорить о проблемах бизнеса, в любом случае не все так просто...

— Могу сказать, что по роду своей деятельности занимаюсь проблемами не только малого бизнеса, а всего предпринимательского сообщества. Более того, рекомендую бизнесу объединяться в отраслевые ассоциации. Таким образом, легче обратить внимание на сложности и объединить усилия для решения проблемы. Конечно, нельзя отрицать, что в крае предоставляются беспрецедентные льготы, и в целом делается немало. Но сложно не заметить ряд системных проблем, которые не решаются годами. В основе некоторых из них лежат нормативные коллизии, другие затрагивают сферу госуправления – работу по оказанию государственно-муниципальных услуг бизнесу, т. е. те самые административные барьеры или препоны. Поэтому в нашей деятельности одним из направлений значится выявление и максимальное устранение пробелов законодательства, которые влекут за собой дополнительные расходы для бизнеса, ограничения, увеличивают сроки принятия решения, требуют дополнительные документы, в которых нет необходимости.

Так, аппарат уполномоченного в Приморье не раз выносил на оценку фактического воздействия (проводил экспертизу) ряд действующих законодательных актов. Например, закон Приморского края о порядке регистрации площадок хранения древесины был на самом деле необходим, имел своей целью устранить хаос, воцарившийся в этой сфере, сформировать реестр площадок для складирования в Приморье. И по логике вещей выбор подобных площадок со стороны представителей лесной отрасли должен носить уведомительный характер, тогда как наши законодатели сделали нормативный документ разрешительным. От бизнесменов стали требовать договоры на присоединение к электросетям, хотя площадка может быть в глубокой тайге и не нуждается в электрификации. Предпринимателям вменили в обязанность предоставление документов на ввод в эксплуатацию помещений, если они находятся на участке складирования древесины. Для чего это надо? В то же время закон не предусматривал главного – договора аренды на участок складирования древесины или документа на владение землей на праве собственности. Совместно с профильными ассоциациями провели экспертизу, подготовили заключения. И наши замечания в краевом законе были учтены.

Проводя подобную оценку действующих нормативно-правовых актов, аппарат уполномоченного в Приморском крае выносил свои предложения и на федеральный уровень, в частности, в Министерство экономического развития РФ. Например, оценил приказ Минтранса РФ № 258 «Об утверждении Порядка выдачи специального разрешения на движение по автомобильным дорогам транспортного средства, осуществляющего перевозки тяжеловесных и (или) крупногабаритных грузов».

Как оказалось, при получении разрешения на перевозку, например, экскаваторов или кранов в заявлении требовалось указать вин-код данной техники. Однако износ дорожного полотна совершенно не зависит от вин-кода, важен вес и габариты груза. Это требование избыточно. Тогда как предприниматель в соответствии с документом должен был ежедневно получать разрешения на провоз аналогичной техники и указывать вин-код, но сегодня он перевозит экскаватор одной фирмы-производителя, завтра – другой... В итоге предприниматель тратит время, деньги, будет ловчить, несомненно, появится и коррупционная составляющая. Приморские перевозчики давно обратили внимание на это обстоятельство, равно как и на другие моменты. В итоге документ получил отрицательное заключение и был направлен на доработку. Ряд изменений удалось провести, хотя не все, как нам хотелось бы.

Аналогичных послаблений удалось добиться и для бизнеса, занимающегося производством и реализацией пиломатериалов. Мало кто обратил внимание, что с июля 2017 года даже розничные продавцы должны были вносить сведения в ЕГАИС о каждой продаже, пусть даже это будет один брусок, причем за сутки до сделки и с указанием паспортных данных покупателя. Не говоря и о других нестыковках, относящихся к ведению бизнеса юридическими лицами. Странно, что на эту коллизию обратили внимание лишь аппарат уполномоченного по защите прав предпринимателей в Приморском крае благодаря приморским отраслевым ассоциациям «Союз лесопользователей и деревопереработчиков» и ПАЛЭКС. Эти нововведения получили широкий резонанс, как только компании и ИП по всей стране стали получать многотысячные штрафы. В настоящее время мы добились отмены ряда пунктов, препятствующих ведению бизнеса в этой сфере, но пока только в отношении физических лиц, продолжаем работу с федеральными ведомствами, чтобы убрать излишние требования.

— Сегодня не менее острым является топливный вопрос, цены на бензин волнуют не только обыкновенных граждан, от них зависит и рентабельность бизнеса…

— Баталии, которые разворачиваются вокруг цен на топливо, у меня вызывают печальную улыбку. Ведь буквально в 2015 году мы выносили в Минэкономразвития, ФАС, Минэнерго этот вопрос.

Анализ показал, что причина роста цен на топливо лежит в снижении объемов поставки топлива на внутренний российский рынок с 15 до 5%. Вертикально интегрированные компании добились сокращения этих объемов до такого предела. Да и сегодня, по мнению предпринимателей, занятых в этой сфере, нет и тех 5%, о которых заявляют. Наш аппарат уполномоченного призывал вынести на оценку фактического воздействия и повысить данное соотношение во избежание катастрофических ситуаций. Но, к большому сожалению, на федеральном уровне в законе не нашли норм, которые бы негативно влияли на бизнес.

Спустя три года ситуация повторилась. В итоге по моей инициативе представители топливного бизнеса края создали независимую ассоциацию – Приморский топливный союз. Совместно мы вновь будем призывать внести в нормативный акт поправки, поскольку ситуация урегулирована исключительно благодаря административному ресурсу, тогда как вопрос должен быть решен системно. Уже была проведена и соответствующая встреча с врио губернатора Приморья Олегом Кожемяко.

— Вновь возвращаюсь к вопросу о бизнес-климате и инвестиционной привлекательности региона, ведь в данном рейтинге учитываются и замечания предпринимателей относительно получения разрешений на строительство, подключения к технологическим и энергетическим сетям, состояния дорог. И весомую долю занимает контрольно–надзорный прессинг, о котором так много всегда говорят. Какой вывод можете сделать вы как бизнес-омбудсмен?

— У меня двоякое впечатление, поскольку мониторинг проверок в отношении приморского бизнеса аппарат уполномоченного проводит ежегодно. И снижение прессинга очевидно. Если в 2013 году количество плановых проверок приморского бизнеса доходило до 11 330, то в 2018 году их запланировано лишь 2355. Сегодня при поддержке вице-губернатора Приморья Константина Богданенко наконец-то реализуются целевые модели, наши предложения по созданию реестра требований в отношении бизнеса, произошла актуализация административных регламентов и унификация разделов «Контрольно-надзорная деятельность» на интернет-страницах органов исполнительной власти края. Сегодня там размещена вся необходимая бизнесу информация в сфере контроля и надзора.

Но появилась новая беда – административные расследования без согласования с прокуратурой. Их количество увеличилось со стороны Лицензионной палаты, Роспотребнадзора, Россельхознадзора. К слову, прокуратура не согласовывает более 50% заявлений о проведении внеплановых визитов на место ведения бизнеса. На мой взгляд, административные расследования некоторые ведомства используют для обхода требований согласования с органами прокуратуры внеплановых проверок.

Другой бич – суммы штрафов до 500 тысяч рублей и более по проверкам и таким расследованиям. Именно поэтому уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов вышел с инициативой не составлять протоколы о привлечении предпринимателей после проведения таких расследований. Штраф и другие санкции в этом случае могут быть наложены только после проверки, согласованной с органами прокуратуры.

Так что стоит отметить – количество проверок само по себе уменьшается, но в связи с высокими штрафными санкциями предприниматели не чувствуют принципиального облегчения. Хотя итоги опроса, который мы каждый год проводим среди предпринимателей в 26 муниципальных образованиях края, демонстрируют – контрольно-ревизионный прессинг покинул лидирующие позиции в списке проблем бизнеса и находится на седьмом месте. А буквально несколько лет назад контрольно-надзорная деятельность различных ведомств бизнесменов беспокоила прежде всего.

— Какие проблемы стоят перед бизнесом, по мнению предпринимателей Приморья, наиболее остро?

— В первую очередь – сложности в оформлении земельно-арендных отношений, в том числе касающиеся помещений. Этот вопрос в совокупности волнует 24% опрошенных нами предпринимателей. Второй болезненный вопрос – внесение изменений в законодательство (10,5% опрошенных), третий – действие и бездействие должностных лиц (9-10%), если точнее, то нарушение сроков ответов от соответствующих ведомств или вообще отсутствие ответов как таковых, требование дополнительных документов и т. д.

Сегодня так много говорится о сервисных функциях органов власти и при осуществлении контрольно-надзорной деятельности в том числе, однако властные структуры по сей день не осознают, что создание условий для осуществления бизнеса должно стоять во главе угла. Об этом не раз говорил Борис Титов на совещаниях федерального уровня. Не будет бизнеса, не будет и налогов, не будет возможности исполнить социальные обязательства, взятые на себя государством. Сегодня я сама достаточно часто привожу пример инструкций, которые стюардессы дают перед началом полета, советуя пассажирам с детьми сначала пристегнуть и обеспечить кислородом себя в случае внештатных ситуаций, а потом ребенка. Такие правила надо экстраполировать и на бизнес, если власть приложит все усилия для развития законопослушного бизнеса, это значит, что у нее будут средства для осуществления социальных проектов. Эта последовательность, к сожалению, у нас действует не всегда.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта