Новости Владивосток

«Протестные настроения стали менять восприятие действительности»: социолог — о выборах губернатора в Приморье (ИНТЕРВЬЮ)

Регистрация кандидатов на выборы в Приморье идет полным ходом, до воскресенья все претенденты на губернаторское кресло должны сдать муниципальный фильтр. Кто-то заявляет, что ему блокируют мунфильтр, кто-то преспокойно сдал подписи в избирком. Социология туманна: одни пишут, что у врио губернатора отличная узнаваемость и сильные позиции, другие – что есть вероятность второго тура.

Корреспондент VL.ru побеседовал о сложившейся ситуации с директором консалтинговой фирмы «ЭСКО» Николаем Щербиной, который предсказал второй тур сентябрьских выборов и примерный результат кандидата от партии власти.

Напомним, перед первым туром выборов в Приморье Щербина едва ли не единственный из местных социологов и политологов говорил о том, что будет второй тур. Перед вторым был уверен в том, что кандидат от партии власти не победит на выборах. В мае 2001 года его компания оказалась единственной, кто со стопроцентной вероятностью предсказал на губернаторских выборах победу малоизвестного (на тот момент) широкой публике руководителя ЗАО «Ролиз» Сергея Дарькина (напомним, тогда был второй тур между Дарькиным и Черепковым).

— Подавляющее большинство политологов и экспертов заявляют, что Олег Николаевич Кожемяко в самой выигрышной позиции, у него есть все шансы на победу на выборах губернатора Приморского края...

— В этом кроется основная проблема – люди, которые должны давать объективную независимую оценку происходящему, оставаясь непредвзятыми наблюдателями, активно включились в процесс, делают громкие заявления, пытаются повлиять на общественное мнение. Когда я слышу фразы: «Опросы показывают, что Олег Кожемяко побеждает в первом туре», «Рейтинг Кожемяко колеблется в районе 38-41%» – испытываю легкое недоумение: откуда люди берут все эти данные? Дело в том, что вся – абсолютно вся – имеющаяся в данный момент социология по выборам в Приморском крае недостоверна и невалидна. Сбиты все реперные точки – то есть те, на которых основывается шкала этих измерений. А все сделанные на основании этих исследований выводы не имеют никакой связи с действительностью, это все фантазмы.

— То есть в крае сейчас невозможно получить достоверные социологические данные?

— Я своими ушами слышал, как в закрытых группах соцсетей и мессенджеров люди выкладывают записи телефонных соцопросов ВЦИОМа со своими комментариями: «Послушайте, как я классно пудрил мозги этим москвичам, «дырку от бублика» им, а не мое мнение». И под этими сообщениями – множество «лайков» в знак поддержки и одобрения. Погрешность в социологических опросах перешагнула допустимые пределы. Это новая реальность – люди стали скрывать свое мнение, появилось желание сделать сюрприз власти, налицо непредсказуемость и неопределенность групповой динамики. Протестные настроения стали менять восприятие действительности. Людей обманули в сентябре, выставив их дураками. Народ хочет сатисфакции, он не верит в образ идеального губернатора, стоящего на своем боевом посту.

— Ну вы же сами в августе утверждали, что единственный выигрышный сценарий на выборах для врио губернатора – стратегия «Я на боевом посту».

— Те рекомендации касались конкретно Тарасенко. То, что принесло бы успех Андрею Владимировичу, для Олега Николаевича Кожемяко смерти подобно. Важны контекст, время и место, основанные на чувстве реальности. Его выборный сценарий, исходя из реалий сегодняшнего дня, должен был быть парадоксальным. А то, что мы видим, – сплошной шаблон, вдобавок с теми же ошибками, что допускал Андрей Владимирович. На жителей края льется информационный поток такой плотности, что срабатывает защитный барьер у избирателя. Простые люди лишены возможности оценить всю многогранность и уникальность личности Олега Николаевича – и уходят в глухую оборону. А причиной тому – неправильное позиционирование кандидата, не учитывающее протестные настроения.

— Парадоксальный выборный сценарий – это как?

— Допустим, на мой взгляд, наперекор всему он должен был идти на выборы от партии «Единая Россия» с прямым месседжем: «Главное не партийная принадлежность, а человек в партии, стремящийся изменить жизнь своих земляков к лучшему, я подаю всем пример, как надо работать». И тогда бы все, что он сейчас делает, вся его активность шла бы ему в плюс. Было бы иное восприятие кандидата приморцами. Картина мира стала бы на свои места, он был бы конгруэнтным.

Идея идти на выборы самовыдвиженцем была большой ошибкой. Попытка увести внимание общественности от своей партийной принадлежности, пряча ее за самовыдвижением, воспринимается приморцами как неискренность и желание Кожемяко понравиться им, а он должен быть самим собой. Вы понимаете, парадокс в том, что все плюсы от принятых изменений в избирательное законодательство, касающиеся самовыдвиженцев, на выборах губернатора Приморского края по форме и по сути достались Андрею Ищенко, так как отторжение от партийной принадлежности произошло у него естественным путем.

— «Отторжение от партии» Ищенко произошло где: в Приморье, в Москве?

— Я точно знаю, что решение не выдвигать кандидатом от КПРФ Андрея Ищенко приняла Москва. Еще 2 ноября, за день до партийной конференции, мне сообщили, что пришла директива из Москвы: никого не выдвигать кандидатом на выборах губернатора Приморского края. Мне это показалось очень странным, и я, честно говоря, не поверил, хотя был надежный источник. Нет никаких причин не участвовать в выборах человеку, который может эти выборы выиграть. Но события следующего дня поставили все на свои места: Андрея Ищенко просто «поставили в размен».

— На Хакасию?

— Нет, на Сахалин. Дело все в том, что действующий депутат Государственной думы от КПРФ Алексей Корниенко изъявил желание баллотироваться кандидатом в губернаторы Сахалинской области. На Сахалине больше месяца нет официально назначенного президентом врио губернатора, там лишь ио губернатора. Правда, несмотря на это, Сахалинская область пока неплохо живет. Но врио все-таки необходим. Просто «исполняющий обязанности губернатора» не обладает правом распускать сахалинскую областную Думу, принимать решение об отставке правительства Сахалинской области, без подписи врио не смогут вступить в силу областные законы, в том числе бюджет. Для кого держат это место, в чем причина, чего ждет Кремль – непонятно.

— Вы намекаете на то, что это «запасной аэродром» для Олега Николаевича Кожемяко?

— Я ни на что не намекаю. Я констатирую факт. Если предметом торга для КПРФ с Администрацией президента действительно была кандидатура на должность губернатора Сахалинской области, то с момента самовыдвижения Ищенко на выборы губернатора Приморья никакие прежние договоренности по поводу Сахалина уже не действуют. И тогда понятны комментарии партийных функционеров и в крае, и в Москве на действия Ищенко. Они очень опечалены. Хотя, как мне известно, многие члены партии на месте восприняли новость о самовыдвижении в целом позитивно и включились в работу по сбору подписей.

— По вашему мнению, насколько остра проблема муниципального фильтра для Андрея Ищенко?

— Один из близких к Ищенко людей поведал мне любопытную историю: он сам непосредственно занимался сбором подписей муниципального фильтра на сентябрьские выборы. Ни для кого не секрет, что бывший вице-губернатор по внутренней политике Дмитрий Братыненко сам лично подбирал и утверждал «спарринг-партнеров» для своего непосредственного шефа Андрея Тарасенко на выборы губернатора края. От КПРФ он планировал выставить Артема Самсонова как более договороспособного кандидата от оппозиции, но не учел активность Ищенко, которого выдвинула компартия.

Чтобы сделать коммуниста более ручным и покладистым, Братыненко искусственно создал проблему мунфильтра. Другим средством контроля должен был служить «политтехнолог», который вел избирательную кампанию Ищенко, а по факту работал на Дмитрия Федоровича. Ищенко сделал вид, что он ничего не знает и не понимает, а сам занялся сбором подписей для муниципального фильтра и собрал 180. Но вице-губернатору он по-прежнему твердил, что ему недостает подписей для прохождения фильтра, и тот дал порядка 30, мягко говоря, «несостоятельных» подписей, что в любой момент могло послужить причиной снятия Ищенко с выборов.

Какое удивление было у Братыненко, когда Ищенко сдал в краевую избирательную комиссию свои идеальные подписи – Дмитрий Федорович был в ярости, а Ищенко распрощался с «левым» политтехнологом и занялся своей избирательной кампанией. Более того, на этих декабрьских выборах, как сообщил мне источник, вопросом муниципального фильтра Ищенко озаботился еще до назначения Олега Николаевича Кожемяко на должность врио губернатора Приморского края.

— Вы хотите сказать, что у Ищенко есть муниципальный фильтр?

— Честно говоря, не знаю. Поживем – увидим. Ждать осталось совсем немного. Любопытно, что, зная истинное положение дел с мунфильтром, КПРФ постоянно озвучивала диаметрально противоположное. Зачем это им надо было, я не знаю. Но на этом строится обоснование отказа выдвигать своего кандидата на пост губернатора края.

— Если Ищенко в установленный законом срок предоставит в крайизбирком подписи жителей края и 141 нотариально заверенную подпись местных депутатов и глав – его не смогут не зарегистрировать.

— Решение о регистрации Ищенко будет принимать Москва. Если будет принято отрицательное решение, крайизбирком его только озвучит, сославшись на… Да на любые формальные причины.

В ночь с 16 на 17 сентября крайизбирком уже доказал, что математика – не точная наука. Москва это все прекрасно понимает и хочет просчитать издержки этого решения, так как оно неминуемо приведет к неуправляемому протесту, который может дестабилизировать регион. Но это еще не самое страшное: на кону престиж страны. Как бы это громко не звучало.

Помните, сколько раз Запад обвинял Путина в отсутствии демократии в России, не счесть. В последнее время в таких изданиях, как The Washington Post, The Bell, The New York Times, Россию называют «страной с имитационной демократией». Чего стоит интервью Владимира Путина австрийской телекомпании ORF, где его напрямую спросили: «У вас в России авторитарная система, вы здесь царь. Верно ли это?» Запад, как и США, давно мечтает ввести так называемые вечные санкции в отношении России за отсутствие демократии в стране. Просто громких поводов не было, а тут налицо нарушение 32 статьи Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти».

А если Ищенко пойдет в Суд по правам человека? Там никто в сказки про «Уссурийское море» не поверит. Вы кому там сможете доказать, что Россия демократическая страна, у которой есть механизм сменяемости власти, называющийся институтом выборов? Для действующей власти в России в условиях санкционного давления этот фактор гораздо опаснее, чем протестные настроения на отдельно взятой территории, так что посмотрим.

— Вы, кажется, делаете из мухи слона. Западу и США всерьез интересны выборы в каком-то Приморском крае? Да вообще при чем тут санкции.

— Не сказал бы. Никто не отслеживал, о чем писали мировые СМИ в середине прошедшего сентября, но с 18 на 19 сентября 2018 года новость о прошедших скандальных выборах в Приморском крае была в топе новостей мировых информационных агентств. А 20 сентября гремела новость об отмене итогов выборов губернатора. Да Восточный экономический форум – 2018 не вызывал такого интереса и практически прошел незамеченным для мировых СМИ. Почувствуйте разницу.

— И что делать?

— Кому? Мне или вам? Это не наши с вами проблемы и не жителей края, это проблемы политтехнологов, политконсультантов и политологов, которые наводнили Приморский край, а это порядка 100 человек. Насколько я знаю, при отправке в край они получили однозначные и исчерпывающие инструкции: если Олег Николаевич не будет избран губернатором Приморского края, им предстоит взять «дальневосточный гектар» в районе Чукотки или Магадана и начать его осваивать. Работы для них не будет больше нигде.

— Ну перестаньте...

— Без шуток: вы даже представить себе не можете, кто к нам приехал из Москвы. Цвет политконсалтинга. И самое показательное, в большинстве своем это специалисты по работе с протестным электоратом. Сюда они приехали снижать градус социальной напряженности.

— А что вы можете сказать о других кандидатах?

— При всем уважении, давайте не будем плодить сущности. Кого мы обманываем: нет на этих выборах никаких серьезных игроков, кроме Кожемяко и Ищенко.

— Как вы говорили, социологии пока что верить нельзя. А как-то можно спрогнозировать исход голосования 16 декабря?

— Я думаю, нет. Надо дождаться окончания регистрации кандидатов, посмотреть на реакцию народа, на решение Избирательной комиссии Приморского края, тогда и поговорим.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта