Новости Владивосток

Олег Кожемяко выступил за передачу причальных мощностей Приморью и усиление охраны границ исключительной экономической зоны (ФОТО)

Врио губернатора Приморского края Олег Кожемяко в ходе XIII Международного конгресса рыбаков во Владивостоке высказался за усиление охраны морских границ исключительной экономической зоны России, передачу портовых мощностей в оперативное управление субъектам Федерации и реформу работы ассоциаций рыбопромышленников.

Недавно назначенный глава Приморского края Олег Кожемяко впервые выступил в новом качестве на пленарном заседании XIII Международного конгресса рыбаков.

«В этом году конгресс завершает череду масштабных мероприятий с участием представителей государства, бизнеса и общественных объединений, – отметил врио губернатора Олег Кожемяко. – Главный вопрос − как будет развиваться российское рыболовство. В этом году успешно состоялось перезакрепление долей квот уже на последующие 15 лет, запущен механизм господдержки обновления флота, развитие береговой рыбопереработки и аквакультуры. Мы понимаем, что новый этап станет новой задачей не только перед рыбопромышленниками, но и другими отраслями экономики − судостроителями, стивидорами, производителями оборудования. Речь идет о развитии кластера рыбопромышленности и аквакультуры. Он должен стать современным, эффективным и социально ответственным».

Кожемяко подчеркнул, что дискуссии по этому вопросу ведутся на всех уровнях – ряд идей о концепции будущего рыбохозяйственного комплекса страны должны в конце концов привести к балансу всех сторон. Сейчас рыбаки, например, ждут от власти продления сроков действия договоров существующего закрепления долей квот. Он заканчивается 31 декабря, и пока никто не знает, будут ли они продлены. Предложения по изменению законодательства уже достаточно давно внесены в Госдуму. И, по словам Олега Кожемяко, любое промедление с принятием закона может остановить работу рыбопромышленного комплекса страны. Тогда пострадают экономика в целом, и отрасль, и потребитель.

Первым важным вопросом, который глава Приморья озвучил в своем докладе, стала дополнительная охрана границ исключительной экономической зоны. В этом году лишь сильный шторм в Японском море позволил выявить масштабы незаконного иностранного промысла в исключительной экономической зоне России и оценить количество судов, ведущих браконьерский лов под государственным флагом КНДР в наших водах.

«Эти суда не только крадут водные биоресурсы, но и снасти, – сказал Олег Кожемяко. – По информации, поступающей от российских рыбаков, хищение орудий лова, в первую очередь крабовых порядков, носит в этом году систематический характер. Необходимо усилить охрану нашей исключительной зоны, ее биоресурсов, устранить правовые бреши. Корейцев проконтролировать сложно, они заходят целыми флотилиями. Их не видно на радарах – шхуны деревянные. Пограничникам очень сложно контролировать их деятельность. Вроде и разрешение есть работать в наших территориальных водах. Но они поднимают снасти наших рыбаков, а потом разбегаются и уходят».

Также необходимо законодательно обеспечить беспрепятственное прохождение курильских проливов и грузовых операций в территориальных водах. Упростить или в отдельных случаях упразднить прохождение контрольных точек российскими судами при переходе из района в район. При этом силы и средства пограничной службы сосредоточить на охране границ исключительной экономической зоны от внешних посягательств. Администрация Приморского края уже выработала ряд инициатив, направленных на решение проблем рыбаков, – они направлены в органы исполнительной власти, но пока без конкретных ответов.

Требует оптимизации и порядок эксплуатации российскими рыбаками причальных сооружений, находящихся в госсобственности. Еще в 2014 году премьер-министр России Дмитрий Медведев дал поручение о подготовке предложений по повышению эффективности находящихся в федеральной собственности рыбных терминалов морских портов, в том числе передачи их субъектам Федерации. Этот вопрос сейчас приобретает особую значимость.

«Мы знаем проблему, которая в Приморье доминирует, − угольные терминалы, – сказал Кожемяко. – Давайте посмотрим, кому терминалы принадлежат. Нет, не арендаторам, у них договоры просто. А кто их с ними заключал, у меня есть в справке: "в территориальном управлении имеются сведения об использовании объектов недвижимого имущества − причалы 43, 44, 45, 46, находящиеся по адресу: Приморский край, город Находка, улица Макарова, находящиеся в федеральной собственности. Закреплены по праву ведения за ФГУП "Нацрыбресурсы". ФГУП зарегистрировано в Москве. Полномочия собственности и отношения имущественного комплекса указанного предприятия осуществляет территориальное управление Росимущества по городу Москве. То есть там находится управление, там находится основная, скажем, контора. А люди живут здесь. А управление-то рассматривает только одну строчку − безубыточная работа и получение прибыли по этим договорам. То, что бизнесмены перегружают уголь, это никого не касается, мол, разбирайтесь там на месте сами. А проблема-то глобальная. Государство за аренду получает копейки, кто-то хорошо зарабатывает, а страдают люди. Мы предлагаем сделать правило хотя бы двух ключей, при котором субъект обязательно участвует при закреплении договоров. Тогда мы сможем выставить свои требования, скажем, на рыбных причалах будет только рыба. Если хочешь перегружать уголь, то строй закрытый терминал. Мы тебе поможем. Или с холодильником поможем, или с контейнерной площадкой. Как так получается, что Москва определяет, как нам здесь жить? А мы остаемся один на один с людьми, без каких-либо полномочий на что-то повлиять. Да, можно уговорить инвестора, чтобы он не сыпал уголь. А у него люди, которые получают зарплаты, он уже заехал и заключил свои контракты, платит налоги. Это сложный вопрос, и вот такие у нас последствия, вплоть до экологической катастрофы».

Самым же главным вопросом всех профильных площадок остается один − конечная цена на рыбную продукцию в розничных магазинах. Рыбаки вроде работают, выполняют планы, ставят рекорды, а стоимость рыбы не уменьшается сообразно платежеспособности покупателя.

Олег Кожемяко озвучил цены на основные виды рыбы: минтай, филе − 190-210 рублей, тушка − 80-90 рублей; камбала местная − 170-180 рублей, камчатская − 140-150 рублей; навага − 110-120 рублей; горбуша местная − 140-180, свежая сахалинская или камчатская − 230-260 рублей.

«Это цены рынка, это та продукция, которая лежит на полках наших магазинов, – отметил глава региона. – И если мы говорим об отрасли, которая живет, работает, рыбаки получают неплохую зарплату, платят налоги, содержат где-то градообразующие предприятия в поселках, то где связь с населением, как оно живет? Ведь то население, которое не работает в отрасли напрямую, все равно лечит их, учит детей, строит дороги. Все население вовлечено в то, что позволяет рыбной отрасли жить и работать. Но где эта смычка, где эта связь между рыбаками и населением? Как это отражается между такими ценами? Кто в этом виноват? Всегда все спрашивают с власти − почему нет рыбы, почему цена высока. А что может власть? Квоты она не распределяет, разрешений на вылов не дает. Может только бегать и договариваться между рыбаком и магазином. Кто должен на себя взять эту роль? Во всем мире это ассоциации. Ведь не нужно снижать цену на все. Нужно взять по 5-6 массово потребляемым видам рыб, не лезть в дорогие сорта. Договориться. Есть ассоциация добытчиков минтая. Какая роль у нее? Дань с добытчиков собрать? Они входят в комиссии на всех уровнях, защищают интересы рыбаков. Но что они защищают? Как собрались ввести инвестиционные квоты, так и ввели. Как проводили аукционы на предстоящие биоресурсы, так и будут проводить. Незачем дуть щеки, населению-то какая польза? Они должны быть связующим звеном между отраслью и простыми людьми. Давайте договоримся договариваться − рыбаки предоставляют продукцию по такой-то цене, а торговля берет с такой-то наценкой − и тогда рыба будет здесь, а компания в ассоциации. И тогда вопросы об инвестиционных квотах, аукционов и другого изменения порядка будут поддержаны всем обществом. Потому что все понимают, что любые потрясения отразятся на итоговой стоимости. Нужно принять порядок, установить положение. И следить за тем, чтобы никто порядков не нарушал. По большому счету это не меняет цену, рыбак не остается внакладе. Речь идет всего-то о 5-10% продукции. Вот этим надо ассоциации заниматься, а не высокими материями, которые на населении никак не отражаются».

По словам Олега Кожемяко, при общей добыче в 600 000 тонн весь Приморский край сегодня потребляет едва ли 6000 тонн в год. И эта рыба должна попадать на стол к потребителю по нормальной цене, но не сниженной искусственно. Самый главный вопрос − обеспечить население недорогой рыбой. У субъекта и региона нет полномочий по распределению квот – это должны взять на себя ассоциации. Есть хорошие мировые практики, когда уровень розничной цены не должен превышать определенного процента от цены производителя. Или производителям даются какие-то скидки на поставку продукции на внутренний рынок. Но в России почему-то ассоциации так не делают.

Рыба идет перекупщикам, на экспорт, никто не контролирует финальную цену, а она неподъемна для населения. Доли уже закреплены, ситуация на ближайшие 15 лет понятна. Все данные есть, надо теперь найти мосток между регулятором и людьми.


 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru

Последние новости

21:21, 14 декабря 2018
Рубрика: Экономика
Банк России повысил ключевую ставку до 7,75%
20:27, 14 декабря 2018
Рубрика: Спорт
Лучших спортсменов Приморья наградили по итогам 2018 года (ФОТО)

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта