Новости Владивосток

Выбрать профессию труда: на Морском салоне во Владивостоке решают, как привести на верфи молодых судостроителей

Судостроителей в России не хватает, причем с рабочими специальностями хуже, чем с инженерными. И это даже несмотря на очень хорошие зарплаты и карьерные перспектив в отрасли. Как привести молодежь сначала за университетскую парту, а потом на верфь, обсуждали на дискуссии, посвященной кадровой обеспеченности отрасли, в рамках последнего дня Морского салона в субботу, 28 июля.

Строительство флота – одна из важнейших сфер в России. Объемы Гособоронзаказа растут, правительство выделяет рыбакам «квоты под киль». Однако достаточно ли людей, которые все эти корабли и суда смогут построить, а потом ремонтировать?

«В майских указах 2018 года мы четко услышали: вузовская наука, подготовка специалистов должны четко взаимодействовать с индустриальными партнерами. Говорится даже не о простом взаимодействии, а интеграции», – начинает дискуссию ректор МГУ им. адмирала Г. И. Невельского Сергей Огай.

В России в судостроительной сфере в среднем 1,5 резюме на вакансию (нормальный показатель – шесть резюме на место). Причем если на Дальнем Востоке ситуация попроще, то в западных регионах спрос на кадры превышает предложение. «Мы подвели итоги первого полугодия и можем поговорить об изменениях. В апреле со стороны работодателей интерес к специалистам в области судостроения увеличился, – говорит директор дальневосточного филиала HeadHunter Ксения Аверина. – Нужны все: от рабочих до топ-менеджеров».

Компании, конечно, предпочитают брать местных специалистов (им не надо оплачивать дорогу и проживание). Но вынужденно участвуют в программах мобильности. Негативная миграция на фоне растущих предприятий и аппетитов отрасли делает свое дело: дефицит все сильнее. При этом, отмечает Ксения Аверина, удовлетворенность заработными платами высока. «В среднем по отрасли зарплата от 29 000 до 70 000 рублей, бывает и больше. У соискателей и работодателей указаны почти одинаковые зарплатные ожидания, разница около 5000 рублей».

Приманивают людей, как только можно. Во-первых, в стране еще действует целевой набор (когда за обучение платит компания, в которую человек идет работать, выпускаясь). Хотя правительство планирует пересмотреть эту норму, оставив целевое обучение и убрав целевой набор как таковой, хотя бы потому что его часто используют в коррупционных целях, отправляя слабо подготовленных детей «по блату». 1000 человек в год поступают в вузы по 110 направлениям подготовки, и предприятия обязаны оказывать им поддержку – материальную и техническую.

Во-вторых, студентам, помимо обычных стипендий, платят еще и именные. В-третьих, на производстве обещают хорошие зарплаты. И, наконец, для выпускников, которые пожелают остаться в специальности, точно будет рабочее место.

Заместитель гендиректора Амурского судостроительного завода Сергей Максимов рассказывает, что в Комсомольске-на-Амуре «под рукой» и судомеханический техникум с хорошей технической базой (там готовят рабочих и инженеров), и губернаторский авиастроительный колледж, и два университета – технический и гуманитарный, с которыми тоже налажено взаимодействие.

«Сегодня профобразование – высшее и среднее – целеустремленное, – констатирует Сергей Максимов. – Раньше ребята просто выпускались, а сегодня мы взаимодействуем с учебными заведениями, которые выполняют наш заказ. И если по инженерно-техническим специальностям мы справляемся, то с рабочими есть проблемы. Большая потребность в рабочих руках. Важно замотивировать молодых людей выбрать профессию труда. Над этим нам еще придется поработать».

Начальник федерального кадрового центра Владимир Пальмов отмечает, что в судостроительной отрасли около 185 000 работников со средней зарплатой около 60 000 рублей в месяц. «Многие предприятия используют собственные системы подготовки, свою базу. Около 40 000 человек – почти каждый пятый работник отрасли – ежегодно проходят обучение, – рассуждает Владимир Пальмов. – С прошлого года предприятиям рыбопромышленного комплекса дают субсидии на создание базы по обучению. Мы обучаем людей бесплатно, в Москве, работодатель оплачивает лишь командировочные расходы. Еще один проект – офицеры, уволившиеся со службы в армии, получают приоритетное право на дальнейшее трудоустройство на предприятиях».

Представители производства, правда, отмечают, что вести диалог с вузами не всегда просто: учебные заведения пытаются продвигать свои программы и ленятся меняться под потребности рынка. Так лет пять назад было у «Восточной верфи» с университетом. Но сейчас, говорит замгенерального директора по кадровой политике «Восточной верфи» Елена Вохмина, ситуация выровнялась. «Мы решаем задачи влияния инженеров на образовательные программы, – продолжает спикер. – Завод платит ежемесячную стипендию, берет на себя контроль за успеваемостью, за темами курсовых и дипломов. Мы проходим вместе с образовательными учреждениями путь системы развития профориентации. Более того, консультационная поддержка вузов важна для решения кадровых проблем завода».

«Восточная верфь» за кадрами идет в школы – зовет учеников на экскурсии на завод. Говорят, у детей горят глаза. Кто-то потом и поступает на корабела. Но одно дело поступить, а другое – удержать. «Мы холим и лелеем студентов. А они получают с дипломом повестку. Мы просим приравнять работу на оборонном заводе к службе в армии. Или отсрочить срочную службу на два-три года для целевика, чтобы он успел втянуться, полюбить работу», – говорит Елена Вохмина.

Ситуация настолько непростая, что работодатели даже вынуждены привлекать иностранцев или людей из других регионов. На той же «Восточной верфи» зовут по 300 человек из Украины и Крыма. Те не скрывают, что работают лишь ради денег.

Впрочем, могут быть и позитивные примеры привлечения иностранцев на заводы. Вот, например, в МГУ им. Невельского сейчас выпустились пятеро вьетнамцев-судоводителей, двое судомехаников (они прошли программу подготовки, совместную с предприятием «Вьетсовпетро» – это крупнейшее совместное нефтедобывающее предприятие). Учились, говорит проректор по международной деятельности Морского университета Юрий Журавель, очень хорошо, русским языком прекрасно владеют. «Мы находимся в одном шаге от обучения вьетнамским слушателей по специальности "судостроение", есть договоренности с двумя крупнейшими предприятиями страны, – продолжает он. – Традиционно с советских времен, когда закончилась американо-вьетнамская война, у нас был большой объем взаимопомощи. Вьетнамские специалисты приехали, прижились. Сообщество Вьетнама помогало университету в становлении, социализации этих ребят».

Эксперты считают, что вьетнамцы могут продолжить работу на российских верфях не просто ради денег, а потому, что это даст им перспективу профессионального роста. «Кораблестроение из Китая перемещается во Вьетнам. Но там, конечно, подготовка не так высока. Технический уровень России гораздо выше, и это драйвер интереса вьетнамского руководства», – считает Юрий Журавель.

Так или иначе, важнее всего делать упор на российских работников. А они будут оставаться, как уже много раз говорилось, если будут деньги, интересные задачи и социальная инфраструктура (школы и детские сады, больницы, дороги, магазины, театры и многое другое). Спикеры уверены, что сегодня важно уделить внимание бренду территории и убедить людей, что нужно переезжать на Дальний Восток.


Директор дальневосточного филиала HeadHunter Ксения Аверина (в центре) — newsvl.ru Проректор по международной деятельности Морского университета Юрий Журавель — newsvl.ru Замгенерального директора по кадровой политике «Восточной верфи» Елена Вохмина — newsvl.ru Заместитель гендиректора Амурского судостроительного завода Сергей Максимов — newsvl.ru Начальник федерального кадрового центра Владимир Пальмов  — newsvl.ru Судостроителей в России не хватает, причем с рабочими специальностями хуже, чем с инженерными — newsvl.ru Как привести молодежь сначала за университетскую парту, а потом на верфь, обсуждали на дискуссии, посвященной кадровой обеспеченности отрасли — newsvl.ru В России в судостроительной сфере в среднем 1,5 резюме на вакансию, в западных регионах спрос на кадры превышает предложение — newsvl.ru Компании, конечно, предпочитают брать местных специалистов, но вынужденно участвуют в программах мобильности — newsvl.ru Вести диалог с вузами не всегда просто: учебные заведения пытаются продвигать свои программы и ленятся меняться под потребности рынка — newsvl.ru Начальник международного учебно-тренажерного центра Сергей Огай — newsvl.ru Важнее всего делать упор на российских работников, а они будут оставаться, как уже много раз говорилось, если будут деньги, интересные задачи и социальная инфраструктура — newsvl.ru
Директор дальневосточного филиала HeadHunter Ксения Аверина (в центре) — newsvl.ru Проректор по международной деятельности Морского университета Юрий Журавель — newsvl.ru Замгенерального директора по кадровой политике «Восточной верфи» Елена Вохмина — newsvl.ru Заместитель гендиректора Амурского судостроительного завода Сергей Максимов — newsvl.ru Начальник федерального кадрового центра Владимир Пальмов  — newsvl.ru Судостроителей в России не хватает, причем с рабочими специальностями хуже, чем с инженерными — newsvl.ru Как привести молодежь сначала за университетскую парту, а потом на верфь, обсуждали на дискуссии, посвященной кадровой обеспеченности отрасли — newsvl.ru В России в судостроительной сфере в среднем 1,5 резюме на вакансию, в западных регионах спрос на кадры превышает предложение — newsvl.ru Компании, конечно, предпочитают брать местных специалистов, но вынужденно участвуют в программах мобильности — newsvl.ru Вести диалог с вузами не всегда просто: учебные заведения пытаются продвигать свои программы и ленятся меняться под потребности рынка — newsvl.ru Начальник международного учебно-тренажерного центра Сергей Огай — newsvl.ru Важнее всего делать упор на российских работников, а они будут оставаться, как уже много раз говорилось, если будут деньги, интересные задачи и социальная инфраструктура — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта