Новости Владивосток

Глава Владивостока Виталий Веркеенко: «Город — наш, ответственность за счастье жителей — тоже наша» (ИНТЕРВЬЮ)

Вот уже полгода, с 28 декабря, Виталий Веркеенко «превращает администрацию Владивостока в фабрику счастья», переводит ее «с парадигмы процесса на парадигму результата» и учит чиновников работать «по правилу запятой». Что это значит и как влияет на город, градоначальник рассказал в обширном интервью корреспонденту VL.ru Валерии Федоренко.

О море и лете

– Наконец-то во Владивосток пришло настоящее лето. Но многие всеми любимые пляжи даже не принадлежат городу.

– Да, как-то даже обидно: Владивосток – город у моря, а с местами для купания проблема. Большая часть пляжей – особенно красивых – находится в собственности Минобороны. Я не раз писал необходимые письма в различные инстанции с требованиями очищать и содержать их в чистоте. Не всегда, к сожалению, встречаю оперативную реакцию. Также пишем письма, с тем чтобы эти пляжи передали муниципалитету, чтобы мы могли обеспечивать санитарное содержание пляжей, оборудовать парковки, спасательные вышки поставить. Иначе мы не можем этого делать – нецелевое использование средств бюджета. Тем не менее организуем субботники, выезжаем в том числе с сотрудниками администрации на уборку, привлекаем общественников, жителей.

Что касается муниципальных пляжей – не везде качество воды соответствует нормам. Роспотребнадзор следит за качеством воды и пишет предписания муниципалитету с рекомендациями об открытии или закрытии пляжей. Например, Спортивная набережная. Перенесемся из лета в зиму: помните ситуацию с полыньей на Крещение? Нам тогда пришло предписание: санитарное состояние воды неудовлетворительно, содержание вредных веществ превышено, нельзя окунаться в море. Кроме того, в бюджете на купель не были заложены средства.

Конечно, мы хотим благоустроить набережную Спортивной гавани. У нас был нерадивый арендатор, который задолжал городу 4,5 миллиона рублей, «кинул» многих субарендаторов – не имея договора аренды на 2018 год, умудрился насобирать предоплату. Набережную не содержали в достойном виде. Мы видим ее общедоступной пешеходной зоной, пляж должен работать. Надеюсь, что, как только край найдет возможность ввести очистные в эксплуатацию, за какое-то время вода очистится. Пляжную зону мы приведем в порядок, на содержание муниципальное предприятие эту набережную уже взяло.

Еще один пляж у нас – парк культуры им. Лазо на Санаторной. Там мы тоже планируем навести порядок. В перспективе серьезное развитие этой территории. Мы надеемся, что другие пляжи смогут стать муниципальными.

Я многое узнаю из новостей. Для меня было очень странно читать, что вода на Шаморе не соответствует экологическим стандартам, а на Санаторной – соответствует. Потому я дал поручение провести еще одну экспертизу воды, чтобы подтвердить или опровергнуть сделанные ранее выводы. Будем еще раз проверять и настаивать на открытии пляжа, если санитарное состояние в норме. Я не допущу того, чтобы была борьба между предпринимателями, арендаторами пляжей.

— Скоро начнется сезон отдыха на островах, и казалось бы – это ведь настоящий туристический рог изобилия. Но возьмем в пример тот же Рейнеке: два магазинчика, пара турбаз (которые даже с захудалыми тайскими бунгало в сравнение не идут). И многочисленные свалки, которые, наверное, только волонтеры и убирают. Планирует ли город развивать островные территории?

— Развитие островных территорий, конечно, необходимо – это не только развитие туризма, но и развитие города в целом. Нужны мостовые переходы или пирсы. Мост на Русский у нас есть, я надеюсь, что мы в первую очередь кольцевой дороги сделаем еще один мост – через остров Елены. Я буду искать возможность и ресурсы обеспечить мост с Русского острова на Попова, там небольшой перешеек. Пирсы на островах необходимо делать, но только проектная документация по их реконструкции выйдет в 23 миллиона рублей. А сама реконструкция, во-первых, будет долгой, а во-вторых, дорогой. В бюджете таких средств в ближайшее время мы не найдем. Поэтому пошли по простому пути: плавучие пирсы. На Рейнеке первый уже установили. Мы планируем закупить бетонные плавучие пирсы – не удивляйтесь, такие бывают. Также будем использовать суда, которым не требуются причальные сооружения. Например, суда на воздушной подушке, которые не имеют осадки. Мы выходим на Думу, чтобы внести корректировки в бюджет и закупить два таких судна уже в этом году и зимой обеспечить регулярные пассажирские перевозки на острова. Местные предприятия их пока построить не могут, такие заводы есть в западной части России.

— В центре медленно, но верно приходит в упадок тропа здоровья. Есть планы ее возрождать?

— Я не раз говорил, что мы развиваем город для людей. Это касается не только беговой дорожки вдоль моря, но подразумевает создание масштабной пешеходной сети в центре Владивостока. Понятно, что туда нужно внести береговую линию, и по новой пространственной концепции развития города, которую готовило архитектурное бюро Nikken Sekkei, это предусмотрено. Обновим существующие дорожки и будем содержать новые.

— В продолжение темы массового спорта. В городе много лет не могут достроить спорткомплекс в Снеговой Пади (Адмирала Горшкова, 1). Недавно стало известно, что мэрия вложит в его консервацию 8 миллионов рублей. Какова его дальнейшая судьба? Сейчас кажется, что он так и останется «черной дырой», в которую уходят деньги?

— Физкультурно-оздоровительный комплекс нужен. Он запроектирован в Снеговой Пади, большая часть построена. Но за это время изменились ГОСТы, СНиПы, и стоимость его реконструкции теперь выйдет в 1,3 миллиарда рублей. В бюджете города таких денег не найти.

Мы выиграли суд у «Дальспецстроя» на 360 миллионов. Настаиваем на том, чтобы предприятие или его преемник компенсировал нам эту сумму. Соответствующее письмо министру обороны я направил. Но достроить спорткомплекс за счет муниципалитета, будем откровенны, в ближайшее время невозможно. Поэтому я обратился к губернатору с просьбой изыскать краевое софинансирование или включить проект в программу Минвостокразвития. Мы рассматриваем возможность его передачи в краевую собственность или получение целевой субсидии. А тем временем, чтобы его сохранить и обеспечить безопасность – ведь там были несчастные случаи, – в бюджете предусмотрены средства на консервацию. Но не 8, а 11 миллионов. Ситуацию мы не отпустим, я буду работать над тем, чтобы такой объект в Снеговой Пади появился.

Кстати, мы планируем построить еще один небольшой физкультурно-оздоровительный комплекс, в поселке Трудовое. Проектирование в этом году уже начнем, а в следующем году, я надеюсь, при поддержке краевого бюджета найдем возможность его сделать.

— Город собирался брать набережную Цесаревича в оперативное управление. Как вы видите дальнейшее развитие территории?

— Набережная Цесаревича, как многие знают, принадлежит ДЦСС. Мы как муниципалитет благодарны, что частная компания, вложив три миллиарда рублей, создала красивую пешеходную зону с открытым входом. Но люди, конечно, справедливо выражают недовольство, что иногда где-то грязно, что-то ломается. Функция «Дальзавода» – ремонтировать суда, а не содержать общественные зоны. Мы обратились к предприятию с официальным письмом с просьбой вынести вопрос на совещание совета директоров и принять решение: передать набережную Цесаревича в собственность или оперативное управление муниципалитета. Ведь сейчас мы туда даже дворника завести не можем.

По последней информации, которая нам поступила, высока вероятность того, что собственник вообще закроет на набережную публичный вход, развернув там дополнительные строительные работы. Эта информация подстегивает нас к формированию и реконструкции других пешеходных зон: набережная Спортивной гавани, парк Минного городка, парк Лазо на Санаторной. Но за Цесаревича будем биться!

О земле и людях

— Администрация Владивостока каждый год выставляет на продажу муниципальное имущество. Что-то уходит быстро, что-то не находит покупателя годами. Например, недавно Гордума рассматривала предложение инвесторов взять разрушенный роддом на Пушкинской и недостроенную школу на Черняховского и на условиях ГЧП (государственно-частное партнерство) осваивать. Было много споров. Какова ваша принципиальная позиция о судьбе городских помещений: продавать, оставлять и давать в аренду, осваивать вместе с бизнесом?

— Муниципальное имущество надо использовать максимально эффективно. Можно продать часть – то, что нецелесообразно содержать. Ведь нам необходимо в том числе пополнять бюджет. Либо заключать арендные договоры на справедливых, конкурсных условиях. У нас много некоммерческих организаций, которым нужны помещения. Что касается упомянутых зданий – на Пушкинской, на Черняховского – к сожалению, в муниципалитет не зашло ни одного концессионного предложения, которое можно было бы серьезно рассматривать. В связи с этим я настоял на том, чтобы мы внесли эти объекты в программу приватизации. В бюджете есть расходные обязательства, и они никуда не делись. Суммы от продажи этих объектов учтены в расходах, мы на них рассчитываем. Но даже если после утверждения списка объектов зайдут разумные концессионные соглашения, мы посчитаем с управлением экономики и примем решение.

— Есть на Русском так называемый маневренный фонд, дореволюционные бараки. Там давали служебные квартиры военным и сотрудникам местных предприятий. После 2002 года Минобороны передало дома городу, город их записал в маневренный фонд. Только при передаче забыли упомянуть, что там живут люди. До поры до времени они там и жили: оплачивали всю коммуналку и соцнаем. А в прошлом году о них вспомнили. Начались суды, людей в буквальном смысле выгоняют на улицу.

— Проблему знаю, но единого решения она не имеет. Часть помещений там уже приватизирована, люди находятся на законных основаниях. Некоторые имеют льготные права, для получения жилья им необходимо просто пройти положенную по закону процедуру. Часть помещений, что называется, «самовольно заняты». Но как должен поступить муниципалитет в той ситуации, когда у нас в очереди огромное количество людей, которые должны получить жилье, а при этом есть самовольно занятые помещения? Вопрос неоднозначный.

— Какие у города планы на переселение людей из ветхого и аварийного жилья? Строительство новых домов вылетает в копеечку – но делать что-то надо.

— К сожалению, у нас еще 71 аварийный дом – это около 20 000 кв. метров жилья, из которого надо расселить людей. Но федеральная программа действует только для домов, признанных аварийными до 2012 года, остальные пока больше не признаются аварийными и не расселяются. Теперь это – забота муниципалитета, а обеспеченности бюджетной нет. В этом году мы расселим несколько семей через выкуп жилья – небольшие средства заложены. Но вообще у нас есть муниципальное предприятие «Дирекция по строительству объектов Владивостокского городского округа», недавно его возглавил Андрей Николаевич Строкин. Оно будет заниматься строительством детских садов, школ, домов для расселения. Самим строить на муниципальных участках значительно дешевле, чем покупать жилье. И будем работать с губернатором, чтобы программу возобновить, потому что силами одного муниципалитета вытащить проблему довольно сложно.

— Многодетным семьям выдают участки в труднодоступных местах – а дороги и коммуникации к ним не проводят. Даже в складчину несколько семей такие затраты не потянут. При этом, чтобы землю не отобрали, надо ее оформить в собственность и платить за нее налоги. Я уже не говорю о том, что у людей, которые хоть как-то вкладываются в освоение участков, просто воруют имущество – охраны-то никакой.

— Да не охрану нужно организовывать. Есть задача президента по обеспечению многодетных семей земельными участками. Абсолютно правильное начинание. Но на каком-то этапе разные субъекты взяли разные обязательства. Администрация Приморского края в свое время, на мой взгляд, поступила популистски: не имея бюджетной обеспеченности, приняла два краевых закона по обеспечению землей семей с тремя и даже двумя детьми. Из этого создали профанацию и дали людям обещания, которые фактически невозможно выполнить ни за счет краевого, ни тем более за счет муниципального бюджета. У нас более 4000 семей с тремя детьми по закону должны быть обеспечены земельными участками. Около 2000 участков город выдал, но так получилось, что многие – без проекта планировки территории. Администрация даже не представляла себе, какие будут расходы на проведение объектов инфраструктуры. Стали доделывать в спешке проекты – оказалось, что ко многим участкам где-то технически невозможно подвести сети. Поэтому стоит задача где-то поменять одни участки на другие, с тем чтобы вообще была возможность техническая проложить туда инфраструктуру. А по поводу финансов: на один участок муниципалитету нужно от 2,8 до 11 миллионов рублей (в среднем 4,5 миллиона) для подведения инженерных сетей. Субсидия со стороны края составляет 622 000 рублей на каждый участок. Почти 3,8 миллиона рублей муниципалитет должен где-то взять. Бюджет абсолютно прозрачен, утвержден Думой. С какой статьи расходов мы заберем эти деньги?

Закон краевой, мы посвятили губернатора в проблему. Оказалось, что Приморье – один из немногих регионов России, взявший эти повышенные обязательства и не имеющий при этом соответствующей доходной части в бюджете. Сейчас в закон необходимо внести изменения, и администрация края над ними работает. В числе наших предложений – заменить выдачу земельных участков на денежную выплату, по аналогии с сертификатами на улучшение жилищных условий для молодых семей. Не всем ведь нужен земельный участок непонятно где. Бабушка в одном районе живет, школа в другом, детский садик в третьем, а земля вообще где-то в лесу. К тому же мы посчитали: чтобы выполнить все обязательства по инженерным сетям даже к 2000 участков в рамках существующего ежегодного финансирования, нам требуется 254 года. Ну бред же! Или 17,5 миллиарда рублей – если сегодня прекратить выдачу земли.

Я готов откровенно разговаривать, делать предложения. Например, со стороны муниципалитета мы хотим обнулить налог на землю для многодетных, пока они строятся. Я уже внес соответствующее предложение в Думу.

Владивосток только кажется большим. На самом деле у нас много земельных участков, которые не принадлежат муниципалитету. Городских практически не осталось, а неразграниченными землями сейчас распоряжается край. Соответственно, мы периодически обращаемся и берем их под строительство школ, дорог, детских садов. Губернатор на встрече с Юрием Петровичем Трутневым сообщил, что край начал работать над перераспределением полномочий в части управления землей и градостроительной деятельности. Правда, за это время у муниципалитетов функция распоряжения землей несколько атрофировалась. Надо формировать новые подразделения, запускать процессы.

О личном и публичном

— Вы были руководителем крупной автомобильной компании, много сделали для развития автоспорта в крае. А машины у вас, судя по декларации о доходах, нет. Как так получилось-то? Летом на мотоцикле на работу ездите?

— Декларация была оформлена за 2017 год, мне тогда не требовался автомобиль в собственности. Но сейчас у меня он есть, Volkswagen Touareg 2012 года. На нем я ездил, будучи руководителем «Сумотори», – перейдя на муниципальную службу, выкупил в личную собственность. Очень люблю ездить за рулем сам, и не только на треках, но и на дорогах общего пользования. Мотоциклы тоже люблю, правда, на это увлечение времени все меньше. Хотя иногда очень полезно: и через пробки проехать, и быстро добраться.

— И между рядами ездите?

— Так есть же негласная договоренность о том, что мотоциклы едут на трехполосной дороге между вторым и третьим рядами, а водители пропускают.

— Вы довольно активны в соцсетях – пишете и о личном, и о публичном. В свою очередь СМИ также публикуют важные новости из жизни города. Насколько в таком случае оправданы контракты на информационное обслуживание, которые администрация Владивостока заключает ежегодно? Нет ли мыслей уменьшить объем финансирования, а сэкономленные деньги пустить на одну из многочисленных городских нужд?

— Была такая идея. Но сейчас есть договорные отношения. Контракт заключен в ноябре 2017 года. Около 21 миллиона рублей получил в результате конкурсных процедур известный информационный холдинг (он стал оператором контракта, распределяя большую часть средств по другим СМИ и следя за исполнением условий сделки. – Прим. VL.ru). Мы понимаем, что есть официальный сайт администрации города, официальный youtube-канал, аккаунты в соцсетях – официальные и личные. Но этого, очевидно, недостаточно для информирования населения. Более того, есть вещи, которые необходимо доносить в обязательном порядке.

Администрация – я уже говорил об этом – должна быть фабрикой счастья. Много ведь в нашей жизни хорошего! Надо уметь видеть это хорошее. У меня есть большое желание развивать Владивосток вместе с его жителями. Думаю, совсем без СМИ не обойтись. Чтобы пресса могла выжить, нужны или рекламодатели (а их в непростой экономической ситуации мало), или контракт на информационное обслуживание. И многие СМИ избалованы контрактами. Для меня было удивительно, что хорошие новости не хотят публиковать бесплатно. А негатив всегда возьмут, в том числе это механизм некоего шантажа. Но мы в одном городе живем, одна же цель! Если вы видите, что нет бюджета на информационное обслуживание – для чего этот шантаж? Это некрасиво и несправедливо по отношению к городу. Я же где-то должен взять эти ресурсы. У воспитателей отнять, у детей? Или снять с дорожного ремонта?

О чистоте и ответственности

— По одному из опросов на нашем сайте люди в большинстве своем не заметили итогов двухмесячника чистоты. Многие ответили, что даже не успели увидеть преображения города, так он быстро пришел в чумазый вид. Город закупит дополнительные пылеуборочные машины, вы уже это говорили. Но ведь чистота – это не машины, а люди. Что сделать, чтобы управляйки и компании, которые убирают мусор, хорошо делали свою работу?

— 3700 тонн мусора за два месяца вывезло предприятие «Содержание городских территорий» – и люди не заметили! Это о чем говорит? О том, как его много. Я благодарен жителям города за то, что они откликнулись и вышли на уборку придомовых, городских территорий, помогли нам. Около 1000 тонн – помимо этих 3700 – сдали еще частные лица и организации. Действительно, не все может убрать муниципалитет, да и не всегда это целесообразно. Я уже говорил про финансирование: мы можем не построить детский сад и нанять кучу дворников, которые будут свалки за гаражами, окурки и бумажки собирать. Но это же нерационально! Поэтому я и призываю людей не мусорить и контролировать этот процесс.

Многие говорят: урн нет. Что ж теперь надо выбрасывать мусор на землю? Во многих городах мира, столицах государств – Токио, Сеул, Берлин – нет урн в центрах.

— И куда стаканчик от кофе девать? Через всю Светланскую с собой нести?

— С собой. В любой развитой стране мира ты не купишь стаканчик кофе и не пойдешь с ним по центру. Есть кафе, там же – мусорка. Стоят вендинговые автоматы, и при каждом из них емкость для жестяной банки или стеклянной бутылки. Не муниципалитет должен ставить урны в центре города и потом их содержать. За этим должны следить торговые точки, как во всем мире. А у нас 1300 нестационарных торговых объектов (а на самом деле более 4000 – сколько неучтенных!), многие из которых ни копейки за установку ларьков или лотков городу не платили, налоги тоже не платят, даже НДФЛ – зарплаты-то «черные». И даже урны не ставят. Ну это ж несправедливо! Временно я дал поручение – мы расставили множество урн на Спортивной набережной, в центре, четыре раза в сутки проводим уборку. Но все равно необходимо менять культуру, вводить общественный контроль. И, конечно, нужна социальная ответственность торговых точек.

Я 20 лет работал с Японией. И мне говорят: «А вы видели, как в Японии чисто?!» Да, черт побери, видел! Я там был 200 раз! Попробуй там выбросить банку на улице: тебе просто не дадут этого сделать. Есть общественные нормы. Я однажды задумался в автобусе и чуть не вышел, не заплатив. Бабушки и дедушки меня схватили, втащили в салон и так посмотрели, что прямо в автобусе хотелось сделать харакири. Попробуй банку выбросить на землю – тебя те же бабушки и дедушки скрутят и отведут в полицию. Это вопрос социальной ответственности жителей перед городом.

А покрышки откуда появляются? Шиномонтажки не заключают договоры на вывоз резины. И часто просто в багажник человеку кладут. А водитель выкинул их на газон или в лес и дальше поехал.

Что же касается вывоза мусора с придомовых территорий. Сейчас у муниципалитета нет полномочий, чтобы прищучить управляющие компании и заставить их работать в полную силу. Это полномочия краевой жилинспекции. Мы просим у администрации Приморья передать нам полномочия, чтобы мы могли с УК разговаривать «с позиции силы». Часто идем к жителям и говорим: ваша управляйка работает плохо, у нас нет полномочий ее наказать, но вы имеете право выбрать другую или сформировать ТСЖ.

О проездах и парковках

— Каждый год у нас в городе разрывают и перекрывают дороги. Из-за гидравлических испытаний, из-за ремонта. Понятно, что не за весь ремонт в ответе мэрия. Но почему разные городские и краевые службы не координируют действия? Как пример – в прошлом году на Новожилова меняли трубы. В этом году этот участок в 50 метров опять закрыли на два месяца, потому что меняют трубы. Народный проспект разрывали дважды за небольшой промежуток времени – то ликвидировали рельсы, то меняли трубы. И таких примеров много. Неужели нельзя делать все одновременно? Может ли городская администрация заняться координацией этого хаоса?

— Мне сейчас приходит множество писем из разных инстанций по поводу перекрытий для ремонта. Что касается труб водоканала – иногда лучше обойтись санацией, без разрытия. Благоустройство потом выйдет дороже. Но в каком состоянии у нас трубы: 1200 аварий в год на городских сетях! При этом норматив – 2,3 порыва на километр. Изношенность – больше 85%. Многие из них даже уже санации не подлежат. Да, мы говорим: «Надо синхронизироваться. Мы положили кабель – не ройте здесь два-три года». И получаем положительный ответ. Но когда износ сетей 85% – как ни планируй, невозможно застраховаться.

В любом случае мы сообщаем: планируем, например, в следующем году в июле-августе ремонт по БКД. Поэтому сделайте в июле замену своих сетей под дорогой. Иначе мы положим асфальт, и я потом ордер не открою. Но тут и обратная ситуация возможна: «Не дадите рыть – люди зимой без отопления останутся». Мы понимаем: бюджетов у них нет, сети изношены, потому аварии возможны в любой части города в любой момент. Стараемся, чтобы держатели сетей, когда идет благоустройство или программа «Безопасные и качественные дороги», производили ремонты заранее. В целом будем просить краевых субсидий, чтобы уже со следующего года начать программу по масштабной замене сетей. Хотя я понимаю, что мы не можем весь город «поставить колом» в одночасье. Сделаем план-график. Сегодня, мы подсчитали, на ремонты уходит больше денег, чем уйдет на замену коммуникаций. Просто менять придется не по 5-10 метров дряхлой трубы, а все сразу: от колодца до колодца.

— Продолжая дорожную тему. Дорога-дублер от Кунгасного сделана, но упирается в переезд на Нефтеветке. Когда откроется?

— В грунтовом исполнении она построена. Переезд – собственность Приморнефтепродукта. Мы провели с ними соответствующие переговоры, выдали им техусловия. Теперь мяч, что называется, на их стороне: надо быстро спроектировать, построить и отрегулировать движение поездов под трафик в часы пик. Я настаиваю на том, чтобы этот переезд появился как можно скорее, возможно, уже в этом году. Мы готовы в текущем году запустить участок дороги от Нефтеветки до Второй Речки – там надо реанимировать два маленьких отрезка. А в перспективе планируем открыть проезд от Второй Речки на Академгородок вдоль моря через Рыбзавод. Мы там поменялись земельными участками, чтобы иметь возможность сделать там проезд.

— Жители Кунгасного зачастую подолгу не могут добраться домой или выехать из-за переезда «Куперовский». Планируется ли открыть ту самую объездную грунтовку с Батарейной (мимо «Олимпийца» и автодрома), которую в 2015-м кто-то перерыл? В прошлом году на ремонт объездной выделяли средства из городского бюджета, но планы изменились, и ее обещали отремонтировать в текущем году.

— Там планируется большая пешеходная зона. И автомобильный проезд. К этому нужно подходить с осторожностью: надо и дорогу для машин сделать, и комфорт для людей. Грунтовку в этом году не откроем. В следующем году в рамках реконструкции дороги-дублера от «Олимпийца» до Академгородка – да.

— Еще один участок объезда: по территории МГУ им. Невельского на Эгершельде. Сейчас он закрыт, но вы говорили о том, что будете решать вопрос с открытием проезда. Как продвигается дело?

— Мы разговаривали и с портом, и с МГУ. Нашли техническую возможность сделать проезд по территории университета без ущерба для вуза. Единственная проблема – съезд со Станюковича на эту дорогу. Там проект планировки есть, и съезд запроектирован. Он находится на склоне и проходит через два капитальных объекта. В этом году это соединение сделать сложно, но есть возможность временно организовать сквозной проезд по территории дома, через арку. Могли бы уже в августе дорогу открыть. Ведем диалог с жителями. Мы готовы благоустроить придомовую территорию – есть у них неустроенная парковка, бельевая зона, газон, тротуар. Я прошу жителей не быть чрезмерно эгоистичными.

— Нельзя не затронуть тему парковок в центре Владивостока. Звучали разные мнения: платный въезд в историческую часть, вообще запрет на стоянку в центре, уменьшение числа запрещающих знаков (ведь объективно есть места, где эти знаки просто лишние), даже «долевое строительство» парковок.

— Действительно, есть проблемы. Мы рассматриваем изменение организации движения в историческом центре, но не хотим экспериментировать над жителями. Планируем строительство многоярусных парковок. Но муниципалитет уже обжегся на том, что выделял землю под парковку, а в итоге получил очередное многоэтажное офисное здание, которое только усугубило проблему. Пример – прямо напротив окон администрации. В историческом центре Владивостока должны появиться многоярусные парковки на условиях концессионного соглашения. Мы выделили пять участков, по трем подготовили необходимые документы, чтобы объявить конкурс в июле. Рассматриваем любые концессионные предложения от компаний, которые бы хотели построить многоярусные парковки.

На улично-дорожной сети в историческом центре, безусловно, также появятся парковки. Мы готовим документы, утвердили уже схему. Появится более 3000 машино-мест: платных, по аналогии с Москвой. Оплатить можно будет с помощью паркомата или мобильного приложения. Причем на паркоматах я хотел бы сэкономить: это дорого и нерационально для XXI века.

— Для электромобилей скидки будут?

— Будут для них и специальные парковки, и зарядные станции на выделенных местах. Нам хотелось бы видеть город высокоэкологичным.

О кадрах и приоритетах

— Многие бы, наверное, и рады ездить в центр на автобусах вместо машины. Но эта светлая мысль отпадает, когда видишь наши чудные автобусы и не менее чудных водителей. А МУП «ВПОПАТ-1», которое вполне неплохое, каждый год требует больших по городским меркам субсидий. Почему городское автобусное предприятие не может работать безубыточно, как любое другое, коммерческое?

— ВПОПАТ – предприятие полностью «белое». Полностью платит налоги. Для примера – муниципальное предприятие в месяц оплачивает 1,5 миллиона НДФЛ. А коммерческие перевозчики с аналогичным парком – в лучшем случае 1,5 миллиона в год. К тому же многие из них не имеют активов и находятся на льготных арендных условиях для парковок своих автобусов и ремонтных баз.

У нас 14 коммерческих перевозчиков. У многих из них собственного штата нет, они нанимают автобусы с водителями. Так что у них нет не просто такого уровня налогов, но и таких расходов на содержание автопарка и оплаты труда, как у ВПОПАТ, у которого в штате сотрудники, на балансе автобусы. Субсидии МУПу отчасти нужны. При этом я не уверен в том, что сегодня деятельность ВПОПАТ-1 эффективна. Но этим займется уже новый директор муниципального предприятия, который вскоре придет.

— Он из «Сумотори», ваш бывший коллега?

— Вовсе нет. Хотя «Сумотори» и правда кузница кадров. Я привожу в свою команду людей не только потому, что я им доверяю и знаю их профессиональные и личные качества. Просто в самой компании была создана соответствующая философия: порядочность, профессионализм, ответственность, организованность. Мы, безусловно, будем искать специалистов в администрацию, менять скурвившихся коррупционеров или неэффективных работников.

— Много сейчас неэффективных работников?

— Коллектив большой. В целом я оцениваю людей как высокопрофессиональных. А над эффективностью надо работать, как я уже говорил, чтобы перевести с парадигмы процесса на парадигму результата. Результат тоже нужен не в виде простой отписки. Мы ввели «правило запятой»...

— Какое же? Казнить нельзя помиловать?

— Нет, конечно. Смысл этого правила в другом. В город поступило 12 000 обращений за пять месяцев. 95% ответов на них могли бы быть сформулированы так: «это не полномочия муниципалитета» или «в бюджете отсутствуют расходные обязательства». И точка. Но мы ввели правило: говорим, что ту или иную проблему решить сложно, но объясняем, что можно сделать в этой ситуации. Город-то наш, ответственность за счастье жителей – тоже наша. Нужно искать возможность решать проблемы стандартным или нестандартным образом.

Всегда проще сказать «нет», чем «да». Нам надо изменить менталитет чиновника, чтобы удовлетворить потребности жителей города.

— Год назад читатели VL.ru приняли участие в опросе. Каждый представил себя в кресле мэра Владивостока. Большинство потратились бы в первую очередь на дороги, на втором месте – парковки, на третьем – парки, скверы, чистые улицы и городские площадки. Совпадали ли тогда ваши приоритеты с «общими» и поменялись ли сейчас? Знай вы тогда, что вас ждет на этой работе (где-то не хватает денег, где-то – полномочий, где-то вообще царит сплошная бюрократия), согласились бы пойти в мэры?

— Не взялся бы я за эту работу, если бы знал всю глубину ситуации. Но я уже пришел на эту должность, так что честно и по-мужски будет сделать работу хорошо. Взялся – доведу до конца. При этом завышенных ожиданий, конечно, быть не должно. Потому и нет каких-то быстрых действий. Я уже приводил пример с трубами – 85% изношено. Если на боевом крейсере трубы топливоподачи изношены, то как только ты дашь «полный вперед» – взрыв неминуем. Нам нужно не делать красивую революцию, а постепенно достигать результата. Ради этого я вынужден где-то мириться с недопониманием, когда от меня ждут молниеносных действий.


Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко и корреспондент VL.ru Валерия Федоренко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru
Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко и корреспондент VL.ru Валерия Федоренко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru Глава Владивостока Виталий Веркеенко — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта