Новости Владивосток

Для животных или для людей: особенности «особо охраняемого туризма» обсудили на Тихоокеанском туристском форуме во Владивостоке

Экологический туризм в последние годы набирает обороты – становится популярным отдых ближе к природе, но без ущерба для нее и с пользой для туриста. На Дальнем Востоке экотуризм тоже развивается, но медленно и неохотно. Как переломить ситуацию и нужно ли это делать, обсудили специалисты особо охраняемых природных территорий в рамках Тихоокеанского туристского форума во Владивостоке.

Особо охраняемые природные территории в России имеют свою специфику. В советские годы руководство союза предпочитало организацию заповедников и заказников – мест, куда вообще никому и никогда нельзя. В это же время зарубежные коллеги наших ученых создавали национальные парки – режимные природные зоны, но с гораздо большим количеством послаблений. Одним из основных видов деятельности нацпарков является как раз экологическое просвещение или экологический туризм.

Добрался экотуризм и до России. Да так, что с каждым годом исследовать первозданную природу стремится все больше людей. На Дальнем Востоке такой туризм вообще, казалось бы, не может не существовать. Уникальные ландшафты, побережья, флора и фауна манят сюда охотников за красотой. Экологический туризм начинает медленно развиваться, хотя и остается темой для горячих дискуссий: особо охраняемые территории должны оставаться закрытыми или все же могут стать привлекательным туристическим объектом.

Тема экотуризма на Тихоокеанском туристском форуме была заявлена впервые – это довольно новый, но быстро набирающий популярность вид туризма. Специалисты из различных ООПТ обсудили, как бы с одной стороны не навредить, а с другой – не закрываться совсем.

«Задача заповедника всегда была направлена на науку и охрану, – сказал директор ФГБУ "Заповедное Приамурье" Владимир Андронов. – Только недавно были приняты поправки к закону об ООПТ, и появилась задача экологического просвещения для заповедников в том числе. Национальные парки могут принимать туристов по определению, это одно из направлений их деятельности. Но и тут есть своя специфика. В зарубежных нацпарках много животных, это удивительно. По такой системе работает и Йеллоустон, и Австралийский парк, и другие. То есть западный турист хочет увидеть животных быстро и близко. Но на наших территориях это довольно сложно – они труднодоступные, а животные обычно предпочитают не попадаться на глаза людям. Но есть на Дальнем Востоке парки, в которых почти гарантировано можно встретить кого-то – будь то косули или журавли. На это нужно делать упор».

Сегодня на Дальнем Востоке 23 заповедника, 6 нацпарков и 9 заказников, в общей сложности 180 000 квадратных километров, около 3% от всей территории региона. Не в каждом есть инфраструктура для принятия туристов, не у каждого есть на ее разработку достаточные средства. По мнению Андронова, некоторые туристы и вовсе могли бы ограничиться посещением визит-центров. Там есть фильмы, слайды, фотографии, сделанные профессионалами. Есть и сотрудники, которые подробно и четко расскажут об особенностях территории. Но подход должен быть разным, ведь некоторые ООПТ в силу различных нюансов более расположены к туристам, а другие нет. Из-за удаленности территорий экологический туризм на заповедных территориях может быть точечным и очень дорогим. А в некоторых регионах считают, что ООПТ ограничивают туризм искусственно.

«У нас накануне было совещание по той же тематике, но в более закрытом формате, – объяснил федеральный инспектор полпредства президента в ДВФО Николай Шевцов. – На нем были представители ООПТ, органов власти и туристических компаний. Три вопроса обсудили: мониторинг и планирование, продвижение и достаточно деликатная тема – взаимодействие ООПТ и местных сообществ, особенно коренных малочисленных народов. У них в какой-то степени конкуренция за природопользование с охраняемым территориями. Выслушав все мнения, мы собрали и хорошие, и плохие примеры. Где, например, местные сообщества вовлекаются, где экологический туризм налажен. Но есть и несколько моментов, которые было бы полезно до конца разобрать с точки зрения подхода. Это отсутствие некоего контролирующего органа, хотя бы совещательного. ООПТ федерального значения не подчиняются региональным властям, а степень взаимодействия у них зависит от субъективных факторов. Нужна координация процесса».

По мнению Шевцова, координация процесса должна заключаться в том числе и в разработке маркетинговых стратегий. Туристические компании нужно привлекать к исследованиям для всех уровней, нужна разработка общей стратегии развития отрасли. Пока отдых в том же Приморском крае в заповедниках довольно разрозненный.

«Есть проблемы, которые препятствуют развитию экологического туризма, – подтвердил директор Сихотэ-Алинского заповедника Дмитрий Горшков. – Это быстро растущее направление, в дальнейшем с тенденцией к росту. Россия пошла по собственному пути развития когда-то – мы делали заповедники, а не национальные парки. В связи с чем развитие экотуризма для нас новое направление. Лишь недавно были поправки в законе, которые разрешили на заповедниках экотуризм. Есть ограничения – не более 5% от общей территории заповедника для этих целей может быть использовано. ООПТ Дальнего Востока являются интересным объектом для потенциальных посетителей. Это неизведанная фактически земля.

Многие посетители не стремятся к супер-комфортным условиям, им важно увидеть наши "фишки" – уникальные ландшафты, животный мир. Лазовский заповедник, парк "Зов тигра" и "Земля леопарда" расположены близко к населенным пунктам, до них проще всего добраться. Им бы инвестора для развития инфраструктуры. Это может быть привлекательной изюминкой для туристов. Сплавы, морские прогулки, экологические маршруты, посещение визит-центров. Перспектива круизного туризма пока отдаленная. А ведь для ООПТ он не требует усилий по организации инфраструктуры, связанной с размещением туристов. Требуются только грамотные экскурсии. Командорские, Шантары, Курилы – круизный туризм мог бы быть быстро растущим направлением».

Горшков отметил, что 90% посетителей ООПТ ездят в близко расположенных к основным населенным пунктам зоны. Из 9 млн посетителей 80% приходится на национальные парки, а из них 90% предпочитают доступность уникальности: «Лосиный остров» в Москве, Сочинский нацпарк в Краснодарском крае, заповедник «Столбы» возле Красноярска. На Дальнем Востоке тоже есть несколько таких территорий, но логистика все же остается основной и самой серьезной проблемой. Добраться до ООПТ бывает проблематично.

«Когда я на зарубежных презентациях говорю, что являюсь директором небольшого заповедника, расположенного вблизи Владивостока, всего 15 часов на автобусе, в зале недоуменное молчание, – говорит Горшков. – Люди не понимают, как 15 часов может считаться близким расстоянием. Понятно, что малая авиация развивается. Но особых изменений внести она не может, во всяком случае пока. Нет вблизи ООПТ аэропортов и морских портов».

Вторая проблема – инфраструктура самих ООПТ. Они могут принять очень ограниченное количество людей. Причем речь не о гостиницах или кафе вблизи территорий. Это центры, тропы, информационное сопровождение самого экотуризма внутри ООПТ. Как и во всех государственных учреждениях, в заповедниках и нацпарках есть проблема с кадрами. Сложно найти сотрудников, готовых работать в ООПТ и в сфере экологического туризма. Часто спасают волонтеры. А еще на Дальнем Востоке ранняя зима, поздняя весна и клещевой энцефалит, что тоже не добавляет привлекательности туризму. Специалисты отмечают, что сейчас, кроме прочего, идет и уменьшение госфинансирования охраняемых территорий. Так что нужно привлекать инвесторов.

При развитии экотуризма предлагается смотреть на ошибки, которые допустили зарубежные коллеги на заре своей деятельности. Так, за рубежом раньше размещали всю инфраструктуру прямо внутри нацпарков, а тропы проходили «в сердце» заповедных территорий. Сейчас есть тенденция к выносу гостиниц и кафе из охраняемой зоны, а тропы стараются прокладывать поближе к границам, чтобы сохранить нетронутые участки. Также важна работа с местным населением и поддержка его рабочими местами.

Сейчас для экотуризма предлагается собрать рабочую группу, включающую сотрудников ООПТ, региональные власти и турфирмы. Одной из площадок совещательного органа может стать аппарат при полпредстве президента в ДВФО.


Дмитрий Горшков, директор Сихотэ-Алинского заповедника — newsvl.ru Преподаватель ДВФУ Светлана Гатауллина — newsvl.ru Федеральный инспектор при полпредстве президента в ДФО Николай Шевцов — newsvl.ru Директор ФГБУ "Заповедное Приамурье" Владимир Андронов — newsvl.ru Специалисты и заинтересованные участники обсудили экотуризм в ООПТ — newsvl.ru Развитие туризма в ООПТ – тема сложная и деликатная — newsvl.ru Дмитрий Горшков рассказал об опыте зарубежных коллег — newsvl.ru На Дальнем Востоке экотуризм может стать очень перспективным – тем и опасен — newsvl.ru Многие хотят сохранить заповедные территории нетронутыми — newsvl.ru Проблемы экотуризма впервые обсудили на Тихоокеанском туристском форуме — newsvl.ru
Дмитрий Горшков, директор Сихотэ-Алинского заповедника — newsvl.ru Преподаватель ДВФУ Светлана Гатауллина — newsvl.ru Федеральный инспектор при полпредстве президента в ДФО Николай Шевцов — newsvl.ru Директор ФГБУ "Заповедное Приамурье" Владимир Андронов — newsvl.ru Специалисты и заинтересованные участники обсудили экотуризм в ООПТ — newsvl.ru Развитие туризма в ООПТ – тема сложная и деликатная — newsvl.ru Дмитрий Горшков рассказал об опыте зарубежных коллег — newsvl.ru На Дальнем Востоке экотуризм может стать очень перспективным – тем и опасен — newsvl.ru Многие хотят сохранить заповедные территории нетронутыми — newsvl.ru Проблемы экотуризма впервые обсудили на Тихоокеанском туристском форуме — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта