Новости Владивосток

«Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!»: 239-я стрелковая Краснознаменная дивизия

В преддверии 73-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне VL.ru продолжает серию публикаций «Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!». Каждая история рассказывает о бойцах одного из подразделений, которые дислоцировались в Приморском крае перед войной и были переброшены на запад для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Все публикации основываются на архивных источниках: наградных документах, боевых донесениях, данных о потерях. На этот раз мы расскажем о разведчике, военфельдшере и автотехнике 239-й стрелковой Краснознаменной дивизии.

239-я стрелковая Краснознаменная дивизия

239-я стрелковая дивизия начала формироваться весной 1941 года на Дальнем Востоке. Когда началась война, штаб дивизии располагался в Имане (современный Дальнереченск), а полки и другие соединения продолжали укомплектовываться людьми и техникой. С началом войны формирование ускорилось, насколько это было возможно, в дивизию направляли призванных из запаса бойцов и командиров. В ноябре 1941 года дивизию перебросили под Тулу, где она вступила в бой.

В рядах дивизии сражался Александр Николаевич Сухов (1917 г. р.). В армию он был призван еще до войны, в 1939 году, Калининским (так в те годы назывался Дальнереченский район) районным военкоматом, но воевать начал с апреля 1942 года. Дважды – в марте 1943-го и июне 1944-го – был легко ранен.

В 1944 году он проходил службу в должности помощника командира отделения 497-й отдельной разведывательной роты. Такая разведрота есть в каждой дивизии и должна обеспечивать командира дивизии и штаб сведениями о противнике, необходимыми для подготовки планов боевых операций. Для этого организуются многодневные выходы в тыл противника, в ходе которых ведется наблюдение за передвижением войск, устанавливаются их численность и состав, выявляются резервы, уточняются сведения об оборонительных сооружениях, складах, расположении штабов.

14 января 1944 года в районе деревни Копцы (современная Новгородская обл.) сержант Сухов в составе разведгруппы проник во вторую и третью линию немецких траншей для захвата контрольного пленного. Благодаря его инициативным действиям задание командования было выполнено полностью, и в штаб доставили пленного и захваченные документы. За этот бой командир разведроты представил товарища Сухова к награждению орденом Красной Звезды, но в штабе дивизии посчитали иначе, и 19 января он был награжден орденом Славы III степени. В иерархии советских боевых наград орден Красной Звезды (или как его часто называли – «Звезда» или «Звездочка») занимает более высокое положение.

Следующая операция советских разведчиков, в которой участвовал Александр Сухов, вполне может послужить основой для сценария боевика. В ночь с 23 на 24 июня разведгруппа вела поиск в тылу противника в районе псковской деревни Дубровка. Обнаружив расположение штаба одной из немецких частей, сержант Сухов лично снимает часового и проникает в штаб. Очевидно, находясь далеко от передовой, немцы чувствовали себя в безопасности и беззаботно спали. Как позже будет указано в наградных документах, «в ход пускается бритва, и через несколько времени штаба не существует».

Захватив с собой штабные документы, разведчики собирают дополнительные сведения о расположении вражеской артиллерии, инженерных сооружениях и передвижениях резервов противника по автомобильной и железной дороге между Псковом и Островом. Возвращаясь к своим, при переходе линии фронта группа попала под артобстрел, а Александр Сухов был легко ранен. Что, впрочем, не помешало ему доставить документы и сведения о противнике по назначению.

За эту разведку сержанта Сухова, как одного из лучших разведчиков в подразделении, 27 июня снова представили к награждению орденом Красной Звезды, но в приказ он на этот раз не попал. Дивизию перебрасывали с одного фронта на другой, очевидно, наградные документы просто затерялись. Чтобы заслуги разведчика не были забыты, новый командир роты 25 июля готовит еще одно представление о награждении сержанта Сухова орденом Славы II степени, однако и оно не было удовлетворено.

Через месяц под городом Двинском во время разведки переднего края немецкой обороны Александр Сухов с товарищами скрытно подобрался к траншее, в которой находились двое немецких солдат, обезоружил и захватил их. Вместе с оружием и документами пленных группа без потерь вернулась в свое расположение, полностью выполнив задачу командования.

На этот раз командир разведроты решил не рисковать и, чтобы не столкнуться с очередным отказом, посылая ходатайство о награждении своих разведчиков, представил их не к «Звезде», а к орденам Славы II степени. Но на этот раз Александр и двое его товарищей приказом командования дивизии № 59/н 26 июля 1944 года были награждены орденами Красной Звезды.

Война продолжалась, советские войска освобождали Белоруссию, вышли к государственной границе СССР на юге и начали освобождение Румынии. 239-я стрелковая дивизия в это время в августе 1944 года в составе 4-й Ударной Армии 1-го Прибалтийского фронта участвует в начавшемся освобождении Латвии.

В ночь с 22 на 23 августа Александр Сухов вместе с другими разведчиками участвует в ночной разведке боем. Он первым ворвался в деревню Ванаги (Латвия), увлекая за собой других бойцов. Обратив немецкий гарнизон в бегство, разведчики прочесали деревню и обнаружили засевшую в подвале одного из домов группу противника, которая оказала сопротивление. Троих немцев уничтожили, а одного взяли в плен. За этот ночной бой ему вручили орден Отечественной войны II степени.

Эта награда стала последней, 21 декабря 1944 старший сержант Сухов Александр Николаевич погиб при выполнении задания командования и был похоронен на южной окраине хутора Бирзниеки. Позже его останки были перенесены на Вайнедское братское воинское кладбище в поселке Вайнеде Лиепайского района Латвийской ССР.

На сайте Министерства обороны Александр Сухов упомянут в кратком биографическом словаре Полных кавалеров ордена Славы. Однако, не имея целью умалить его заслуги, редакция не нашла в боевых документах, на которые ссылаются источники, информации о его награждении орденами Славы II и I степени. В настоящее время готовится запрос в архивные учреждения Вооруженных сил России.

Александра Павловна Афонина была мобилизована в армию как медик с началом войны, в июле 1941 года. Шмаковский райвоенкомат Приморского края направил ее на службу в 388-й медико-санитарный батальон, входящий в состав продолжающей формировку 239-й стрелковой дивизии.

15 ноября 1941 года вместе со всей дивизией старший военфельдшер (звание военно-медицинского состава Красной армии, соответствующее старшему лейтенанту) Александра Афонина прибыла на фронт в качестве старшей хирургической медсестры медсанбата. Ее обязанности заключались в помощи хирургам при операциях: наблюдать за состоянием оперируемого, готовить хирургические инструменты и перевязочный материал, подавать их врачу во время операции. И все это практически без передышек и отдыха, часто под бомбежкой или обстрелом. Случалось, что медсестре приходилось и подавать хирургу инструменты, и самой ассистировать при операции.

В боях под Тулой противник сумел потеснить наши части, и медсанбату пришлось срочно менять дислокацию, попросту говоря, отступать – чтобы вместе с ранеными не оказаться отрезанными от своих войск. Несмотря на близость наступающего противника, Александра Афонина организовала погрузку и отправку имущества операционно-перевязочного взвода и только после этого эвакуировалась сама.

Не покинула она свой пост, даже когда, заболев, могла отправиться с фронта в тыл. Более того, еще не окрепнув после болезни, она вернулась к работе, стараясь по мере сил облегчить участь раненых бойцов и командиров.

За то, что во время наступательных операций наших войск в августе 1942 года Александра Павловна самоотверженно, без устали, не отходя от операционного стола, сделала много для спасения жизни раненых бойцов и командиров, 12 сентября 1942 года Военный совет 31-й Армии Западного фронта, куда входила 239-я стрелковая дивизия, наградил ее медалью «За боевые заслуги». В наградных документах особо указывалось на то, что большое внимание она уделяет материнской заботе о раненых, отдавая все свои силы и знания делу помощи раненым.

Яков Иванович Гончаренко, воентехник 2-го ранга (звание инженерно-технического состава РККА, соответствующее лейтенанту) родился в 1911 году в Анучинском районе, в селе Телянза. Весной 1941 года, еще до войны, он был призван в армию военкоматом Яковлевского района и служил автотехником в 3-м отдельном истребительно-противотанковом дивизионе.

В его задачу входили ремонт и техническое обслуживание автомобилей, которые буксировали пушки дивизиона и обеспечивали подвоз боеприпасов со складов на позиции. В артиллерийских частях транспортное обеспечение всегда было одним из самых важных, а в противотанковой артиллерии – особенно. На руках даже небольшое орудие далеко не унесешь, а без быстрого перемещения орудий с позиции на позицию теряется возможность своевременно прикрыть танкоопасные направления.

По мнению командования, Яков Гончаренко со своей работой справлялся хорошо. За действия по техническому обеспечению автотранспорта дивизиона в октябре 1942 года воентехник 2-го ранга Гончаренко был награжден медалью «За боевые заслуги».

Так, в августе 1942 года во время боев за овладение городом Зубцов (Тверская область) один из грузовиков, которые доставляли снаряды к орудиям, вышел из строя. Для ремонта требовались запчасти, достать которые в короткий срок не представлялось возможным. Тогда воентехник Гончаренко под огнем противника разобрал одну из машин, брошенных немцами при отступлении, и снял с нее нужные детали. Благодаря этому удалось произвести необходимый ремонт и вовремя доставить снаряды к орудиям.

В том же наступлении дороги превратились в непроходимые болота из-за обильных дождей. Мобилизовав всех водителей, Яков Гончаренко буквально на руках вытаскивал машины из непролазной грязи, чем обеспечил бесперебойное снабжение дивизиона боеприпасами. Благодаря постоянной заботе о техническом состоянии автотранспорта машины дивизиона смогли работать без капитального ремонта вдвое больше положенного срока, все время находясь в исправном состоянии и на ходу.

Уже после окончания войны, в мае 1945 года, особо отмечая, что за все время боевых действий дивизион ни разу не испытывал перебоев со снабжением из-за неисправностей автотранспорта, командование наградило Якова Ивановича Гончаренко орденом Красной Звезды.


В следующем материале проекта «Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!» VL.ru продолжит рассказывать о приморцах, которые сражались с врагом на фронтах Великой Отечественной.

Вечная слава всем, кто защищал свое Отечество! Вечная память не вернувшимся с войны!

29-я гвардейская стрелковая дивизия

32-я Краснознаменная стрелковая дивизия

Морские стрелковые бригады

Приморцы, штурмовавшие Рейхстаг

А все публикации проекта «Одна победа» можно посмотреть здесь.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта