Новости Владивосток

«Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!»: 32-я Краснознаменная стрелковая дивизия

В преддверии 73-й годовщины победы в Великой Отечественной войне VL.ru запускает серию публикаций «Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!». Каждая история рассказывает о бойцах одного из подразделений, которые дислоцировались в Приморском крае перед войной и были переброшены на запад для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Все публикации основываются на архивных источниках: наградных документах, боевых донесениях, данных о потерях.

32-я Краснознаменная стрелковая дивизия

32-я Краснознаменная стрелковая дивизия Рабоче-крестьянской Красной армии известна также по имени своего командира, полковника Виктора Ивановича Полосухина, и часто упоминается как «дивизия Полосухина» или просто «полосухинская». Дивизия до войны дислоцировалась в Приморском крае, здесь служило много дальневосточников.

Одним из них был рядовой красноармеец Алексей Терентьевич Жуковский 1920 года рождения. Он был призван в армию еще до войны, в 1941 году из Буденновского (ныне Партизанского) района. Когда дивизию перебросили из Приморья сначала под Ленинград, а потом под Москву, он был водителем автомобильного батальона дивизии. Во время интенсивных боев на передовую обычно направляли всех, кого только можно из тыловых частей: поваров, писарей, коноводов, санитаров и водителей. Так случилось и с Алексеем Жуковским.

4 декабря 1941 года он получил приказ вместе с двумя бойцами разведать оборону противника в деревне Брыкино (Можайский район Московской области) и захватить языка. На рассвете 5 декабря бойцы скрытно приблизились к блиндажу, в котором ночевали немцы. Алексей снял часового, охранявшего вход, после чего блиндаж забросали гранатами. Пятеро выживших и легкораненых вражеских солдат оказалось в плену у разведчиков, которые доставили их в штаб для допроса.

На следующий день, 6 декабря, советские войска ворвались в Брыкино. При прочесывании деревни Алексей обнаружил в одном из сараев замаскированную артиллерийскую позицию немцев. Вместе с командиром своей роты он гранатами и огнем из личного оружия уничтожил пушку и трех солдат противника. Командир был ранен, Алексей вынес его из-под огня и доставил в медсанбат. При этом молодой солдат сам был ранен в левую руку.

После лечения в госпитале в свою часть красноармеец Жуковский уже не вернулся. Поправив здоровье, он окончил курсы младших командиров и с 1943 года воевал на Воронежском фронте уже как офицер. В марте Жуковский снова был ранен и снова в левую руку, на этот раз тяжело – была задета кость предплечья. Медкомиссия признала его ограниченно годным к военной службе, и он продолжил службу в тыловых частях.

В начале войны, до того как на фронте наметились первые успехи Красной армии, было не принято награждать отличившихся боевыми наградами. Советские войска терпели поражения, отступали – на этом фоне мужество и героизм отдельных солдат были заслонены общей трагедией большой страны. О тех, кто самоотверженно сражался в первые месяцы войны, вспомнили уже после ее окончания. Военкоматы изучали личные дела ветеранов, уточняли, дополняли сведения и со всей страны направляли документы в Москву.

Среди многих других указом Президиума Верховного Совета СССР (высший орган государственной власти в то время) № 223/73 от 6 ноября 1947 года за бои в деревне Брыкино в декабре 1941 года капитан Алексей Жуковский был награжден орденом Красной Звезды. В это время он служил старшим инструктором в райвоенкомате Кобелякского района Полтавской области на Украине.

Красноармеец Григорий Харлампьевич Воронкин 1910 года рождения был призван на войну Шкотовским РВК 9 июля 1941 года. Он служил пулеметчиком 1-й батареи 1-го артдивизиона 154-го гаубичного артиллерийского полка. Его задача состояла в боевом охранении товарищей, которые вели огонь из орудия. В непростой обстановке первых месяцев войны пулеметчику Воронкину нередко приходилось защищать однополчан от атакующей пехоты противника. В октябре 1941 года под Ленинградом во время отражения одной из таких атак Григорий Харлампьевич был ранен пулей в правую ногу.

После вместе со своим полком он принимал участие в боях за деревню Бородино, города Можайск и Наро-Фоминск под Москвой. Уже после начала советского контрнаступления 5 февраля 1942 года в районе Вязьмы он снова был ранен. На этот раз тяжело – осколки немецкой мины попали ему в живот и плечо.

После операции и длительного лечения в госпиталях Григорий Воронкин получил I группу инвалидности и вернулся в Приморье. В августе 1944 года Шкотовский военкомат направил в Москву, в Народный комиссариат обороны представление о награждении боевым орденом. 14 апреля 1945-го указом Президиума Верховного Совета красноармеец Воронкин был награжден орденом Отечественной войны II степени за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество.

24 мая 1942 года за массовый героизм, мужество и высокое воинское мастерство, проявленное личным составом в боях, 32-я Краснознаменная стрелковая дивизия получила почетное звание гвардейской и была преобразована в 29-ю Краснознаменную гвардейскую стрелковую дивизию. Полковник Полосухин, который командовал дивизией в самые тяжелые дни обороны под Москвой, а потом вел ее в наступление, не дожил до этого момента около трех месяцев. Он погиб 18 февраля 1942 года под Можайском, недалеко от села Семеновского.


В следующем материале проекта «Это нужно – не мертвым! Это надо – живым!» VL.ru продолжит рассказывать о приморцах, которые сражались с врагом на фронтах Великой Отечественной.

Вечная слава всем, кто защищал свое Отечество! Вечная память не вернувшимся с войны!

29-я гвардейская стрелковая дивизия

239-я стрелковая Краснознаменная дивизия

Морские стрелковые бригады

Приморцы, штурмовавшие Рейхстаг

А все публикации проекта «Одна победа» можно посмотреть здесь.


Загружаем комментарии...

Полная версия сайта