Новости Владивосток

Выходец из Центральной Азии: VL.ru попытался представить портрет трудового мигранта, работающего в Приморье

По данным официальной статистики, ежегодно в Приморский край въезжает более 12 тысяч граждан СНГ и 4,5 тысячи представителей других государств, включая детей и лиц пенсионного возраста. По числу мигрантов из ближнего зарубежья на тысячу коренных жителей Приморье является третьим субъектом в РФ после Москвы и Санкт-Петербурга. Большая часть трудовых мигрантов, по мнению экспертов, задействована в теневом или полутеневом бизнесе.

Приморскстат официально сообщает, что в 2016 году Приморский край посетило 12139 иностранных мигрантов. Из них 7661 человек - выходцы из стран СНГ, 4478 - из других зарубежных стран. Приведенная информация относится к 2016 году и не является "ежегодными данными".

Официальная статистика учитывает лишь тех, кто встал на миграционный учет, зарегистрировавшись на срок более 9 месяцев. Указавшие меньший срок расцениваются как туристы.

Информация управления МВД по Приморскому краю свидетельствует, что общее количество поставленных на миграционный учет иностранных граждан, прибывших в Приморский край для осуществления трудовой деятельности в 2016 году, составило 99 517 человек. В 2017 году на учете стояли уже 120 430 человек. Цель въезда мигранты из стран СНГ, в том числе граждане ЕврАзЭС (Евразийский экономический союз), и другие иностранцы указывают в миграционной карте. То есть количество заявивших о трудовых намерениях в два раза меньше, чем прибывших мигрантов в край, а официально устроившихся на работу и того менее.

Так, по данным пресс-центра УМВД по состоянию на 21 сентября 2017 года, в Приморье въехали 52 132 гражданина Узбекистана, а оформили патентов за 9 месяцев того же года всего 7874 человека. Отсутствие опубликованных данных о количественных и качественных показателях трудовой миграции и расхождение статистических показателей УМВД с Приморскстатом не позволяет сделать углубленный анализ о характере рабочей миграции в Приморье из стран ЕврАзЭС и СНГ и конкретно выявить, сколько же приезжих трудится (находится) в крае нелегально.

В то же время отрицательное сальдо коренного населения, преимущественно русскоязычного, вследствие оттока в западные регионы страны, неуклонно формирует обновленный национальный и конфессиональный состав. Вопрос гражданства каждого из приехавших может оказаться и более острым, чем кажется. Как стало известно корреспонденту VL.ru из конфиденциальных источников, тот самый Акбаржон Джалилов, этнический киргиз и гражданин Узбекистана, который, по версии следствия, устроил теракт в Санкт-Петербургском метро, приехал в Россию и встал впервые на миграционный учет у нас – в Артеме.

Узбекистан ближе, чем кажется

В соответствии с данными Института социально-политических исследований РАН, сейчас уже можно говорить о том, что именно миграция из стран СНГ в Приморье играет определяющую роль. Таким образом, наш край является третьим субъектом в России после Москвы и Санкт-Петербурга по числу мигрантов из ближнего зарубежья на тысячу коренных жителей. В Приморье приезжают мигранты из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Армении, Украины и Азербайджана.

Причина миграции из стран СНГ и ЕврАзЭС вполне понятна. По данным ООН, в Узбекистане доля населения, которая живет менее чем на 2 доллара в день, достигает 72%, в Молдове - 64%, в Армении - 49%, в Таджикистане - 43%, тогда как в России таких людей - 8%.

Согласно информации Приморскстата, узбеки, проживающие на территории нашего края, заняли четвертое место среди национальностей Приморья, вытеснив на пятую позицию татар. В общей доле от всех мигрантов в Приморье находится примерно 65% граждан Узбекистана, тогда как количество мигрантов из Китая уменьшилось почти в три раза, их число среди прибывших в Приморье составляет примерно 7% (туристический поток в данном случае не оценивается).

Количество мигрантов из Украины начиная с 2014 года выросло в два раза, и теперь их доля составляет 17,5% от всех ежегодно прибывающих международных мигрантов в край. Третья часть мигрантов из Украины имеют высшее образование, тогда как лишь каждый восьмой гражданин Узбекистана, по данным статистики, окончил вуз. Среди получивших временное убежище в Приморье граждан Украины абсолютное большинство. Сегодня таких граждан около 3000 человек.

Число граждан КНДР, которые действительно приезжают в Приморье работать, то есть остаются дольше чем на 9 месяцев, остается пока стабильным. В среднем на 3300 прибывших человек приходится столько же отъезжающих из Приморья (по данным Приморскстата). С 2018 года их доля существенно уменьшится, так как новые квоты на рабочих из Северной Кореи в соответствии с санкциями ООН не выделяются.

В то время как наши бывшие соотечественники из стран СНГ и их дети уже несколько лет держат положительное сальдо, то есть въезжает их больше, чем край покидает. И на первом месте вновь Узбекистан и Украина. Третье место – за выходцами из Таджикистана, четвертое – за гражданами Армении. Белорусы и киргизы предпочитают в последние годы возвращаться на родину. Их въезжает меньше, чем выезжает из Приморья.

Приморскстат уточнят, что в численность постоянного (не "коренного") населения включаются не только лица, имеющие постоянную прописку, но и временную регистрацию сроком 9 месяцев и более. Временные мигранты со сроком регистрации менее 9 месяцев не берутся в разработку срочной миграции (а не расцениваются как туристы, как было указано в статье). Таким образом из-за неправильной интерпретации статистических данных приведенная в предыдущем фрагменте текста информация может быть неверной. Редакция VL.ru приносит читателям извинения за введение в заблуждение.

Работают все, платят налоги некоторые

Опуская вопрос о социальной адаптации и различных политических нюансах, обратимся к вопросу правомерности трудоустройства в нашем крае бывших сограждан по СССР, а также представителей так называемого дальнего зарубежья, доля мигрантов трудоспособного возраста в край является доминирующей (88-93%) (по данным Приморскстата).

Органы внутренних дел предоставляют информацию лишь об общем количестве въехавших с целью трудоустройства в Приморье граждан сопредельных государств АТР, а также бывших республик СССР без конкретизации гражданства каждого мигранта, получившего работу.

ФНС отчитывается по общей сумме, которую рабочие мигранты заплатили за патенты, позволяющие им трудиться на территории нашего края, также не определяя гражданство таких граждан.

Приморскстат оперирует данными об общем количестве въехавших в наш край иностранных граждан, как из СНГ и, в частности, ЕврАзЭС, а также представителей дальнего зарубежья. И лишь по времени пребывания на территории Приморья можно предположить, что эти граждане, вероятно, трудятся. Уплачивают ли все они налоги, и пытаются ли они пользоваться такой возможностью в принципе, вопрос открытый.

Таким образом, анализ потребности в рабочей силе по отраслям экономики, а также необходимому уровню образования по-прежнему определяется стихийно. Тогда как упорядоченная организационная работа, по мнению председателя правления ПРОО «Миграция», директора РНОЦ «Регион» ПФ РАНХиГ Сергея Пушкарева, смогла бы наполнить бюджет края примерно на 1 млрд рублей.

С патентом и без виз

Мигранты отличаются друг от друга безвизовым статусом, который имеют все граждане СНГ, и привилегированным налоговым, которым обладают лишь граждане ЕврАзЭС – Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии. Они могут не получать разрешение на работу в Приморье и не должны оформлять патент. В случае легальной занятости работают по договору трудового найма с работодателем, который как налоговый агент отчисляет за них налог на доходы физических лиц (НДФЛ) в размере 13%. Каков взнос таких работников в экономику края, отдельно не подсчитывают, налог идет в общую «копилку» НДФЛ приморцев.

Информацией о том, каково число представителей стран ближнего зарубежья из ЕврАзЭС, оформивших свои трудовые отношения в Приморье, к сожалению, ни одно ведомство не обладает. Не ведется анализ трудоустройства граждан, получивших разрешение на временное проживание (РВП). Можно предположить, что таковых граждан около 2200 человек, такова квота на получение РВП в Приморье в 2017 году. Дополнительно к данному числу относятся и несовершеннолетние дети, а также граждане нетрудоспособного возраста и другие, получившие РВП по льготам, предусмотренным законом. Большое количество граждан получает РВП только в целях трудоустройства, не связывая этот шаг с дальнейшим получением гражданства. В большинстве своем это граждане Узбекистана. Граждан Казахстана и Белоруссии в Приморье, ставших на миграционный учет, судя по данным статистики, совсем не много.

Неизвестна и гражданская принадлежность всех тех, кто оформил патенты на трудовую деятельность, кроме того, что это остальные граждане СНГ, не вошедшие в ЕврАзЭС, а значит – представители Азербайджана, Украины, Узбекистана, Таджикистана.

Управление ФНС России по Приморскому краю предоставило VL.ru следующие данные: в 2016 году иностранные граждане, которые трудятся в Приморье по патенту, уплатили в консолидированный бюджет страны более 210 млн рублей, в 2017 году эта сумма выросла в два раза и достигла 423,5 млн рублей. Местные бюджеты городов и районов края в прошлом году получили от этой суммы доход чуть более 43 млн рублей.

Двойной рост подобных поступлений объясняет информация УМВД по Приморскому краю. Численность иностранных граждан, прибывших на территорию Приморского края без виз и получивших патенты для осуществления трудовой деятельности, составила в 2016 году 8328 человек, в 2017 году – 14 151 человек соответственно. К сожалению, также нет информации, в каких сферах деятельности заняты все эти люди.

Президент Дальневосточной палаты налоговых консультантов Галина Ткаченко разъясняет, какова оказывается налоговая нагрузка на каждого гражданина СНГ, оформившего патент, следующим образом. Размер ежемесячного аванса по НДФЛ с иностранцев, которые работают по патенту в Приморье, составляет 4127 рублей в месяц. К слову, в Якутии она равна 9102 рублям – самая высокая в стране.

Кроме того, получать разрешение на привлечение и использование иностранцев, которые приехали в безвизовом порядке и имеют статус временно пребывающих, в том числе использующих патент, работодатель не обязан. Подобное утверждение верно и для граждан стран ЕврАзЭС – Армении, Киргизии, Казахстана и Белоруссии. Чтобы устроиться на работу в России, они не должны получать патент. А работодатель не обязан оформлять для таких будущих сотрудников приглашение на въезд. Обязанность работодателя при этом заключается лишь в уведомлении УВМ УМВД по ПК в том, что он принял на работу иностранца.

В то же время количество тех иностранцев, которые прибывают в Приморье, оформляя предварительно визу и на месте разрешение на работу, в 2016 году составляло 15 976 человек, в 2017 году чуть меньше – 14 199 человек. К слову, еще в 2015 году разрешения на работу получали около 20 тысяч человек, из них примерно 85% - граждане Китая. Это иностранные рабочие, не граждане СНГ, на которых выделяются квоты для получения рабочего места в Приморском крае.

В целом, согласно данным УМВД по Приморскому краю, в 2016 году большая часть иностранных рабочих (не граждан СНГ) была задействована в первую очередь в строительстве, в обрабатывающем производстве, сельском и лесном хозяйстве. В 2017 году приоритеты для трудовых мигрантов из дальнего зарубежья остались те же, разве что сельское и лесное хозяйство переместилось на вторую позицию, обрабатывающие отрасли сместились на третье место. Все меньше иностранцев занято в сфере оптовой и розничной торговли. Китайские граждане часто работают в Приморье «вахтовым методом» или как курьеры для доставки товара. Свой доход получают, как правило, наличными. Брать на себя ответственность и вступать в легальные трудовые отношения мало кто из них желает.

Формируется портрет

Портрет трудового мигранта, прибывающего в край, все больше будет похож на выходца из Центральной Азии.

«Постепенный отъезд рабочих из КНДР на родину в соответствии с резолюцией Совбеза ООН ставит и Приморье перед вопросом, кем заменить эти рабочие руки. Северокорейские рабочие в сфере социального строительства играли заметную роль. Сегодня мы изыскиваем возможность заменить их выходцами из стран Центральной Азии. Но существующая система неорганизованного (или безвизового) въезда граждан СНГ затрудняет решение этой задачи, – объясняет Сергей Пушкарев. – Существующая в настоящее время на рынке внешней трудовой миграции реальность такова, что не более 30% граждан СНГ (исключая тех, кто имеет гражданство ЕврАзЭС) легализуют свою трудовую деятельность в Приморском крае, приобретая патент.

Можно прямо говорить, что большую часть мигрантов, например, выходцев из Узбекистана, используют в теневом и в полутеневом бизнесе. Они работают без договора найма, и, как итог, такая деятельность связана с большим количеством посредников, мнимых работодателей, которые отправляют уведомления о приеме на работу мигрантов и в итоге ставят многих, не разобравшихся в тонкостях нашего законодательства, вне закона. Граждане некогда союзных республик просто не успевают в течение 30 дней (а с учетом нашей отдаленности и значительно меньшего срока) найти принимающую сторону, встать на миграционный учет и оформить документы на получение патента, а затем в течение месяца (чтобы не потерять патент) найти работодателя».

По мнению Сергея Пушкарева, беда в том, что сегодня в соответствии с законодательством работодатель отстранен от системы поиска и трудоустройства мигрантов из стран СНГ, не вступивших в ЕврАзЭС, и вынужден использовать случайных, непроверенных работников, а это, как мы говорили выше, прежде всего граждане Узбекистана.

Сергей Пушкарев отмечает, что существующий порядок оформления трудовой деятельности этих граждан ставит под сомнение реализацию Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Республики Узбекистан «Об организованном наборе и привлечении граждан Республики Узбекистан для осуществления временной трудовой деятельности на территории Российской Федерации».

Практически не действует недавно заключенный на основании межправительственного соглашения договор между Рострудом и Агентством по внешней трудовой миграции Узбекистана об использовании интернет-платформы по поиску работы в России из-за отсутствия предложений о соискателях рабочих мест со стороны среднеазиатской республики. Эксперты полагают, что во многом подобная ситуация сложилась и потому, что русский язык не является в школах республик Средней Азии обязательным для обучения, а родной язык давно перешел на латиницу.

Леонид Яскевич

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта