Новости Владивосток

Застройщик Кипарисовой, 26 в последнем слове обвинил в бездействии администрацию Владивостока

В четверг, 1 февраля, в Ленинском районном суде Владивостока с последним словом выступил обвиняемый в причинении имущественного ущерба в особо крупном размере застройщик Кипарисовой, 26 – руководитель ООО «Дальстройконтракт» Андрей Антонов. Он по-прежнему не признает наличие у себя преступного умысла и просит дать возможность достроить дом. Обвинение настаивает приговорить Антонова к 4,6 года колонии строгого режима.

На заседании государственный обвинитель озвучил позицию по уголовному делу в отношении руководителя ООО «Дальстройконтракт» Андрея Антонова. Уголовное дело было возбуждено еще в 2015 году. Обвинение просит для подсудимого 4 года и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, штрафа в 50 тысяч рублей и дальнейшего ограничения свободы на один год.

«Полагаю, что действия Антонова квалифицированы верно, смягчающие обстоятельства не установлены, есть отягчающие обстоятельства, – зачитал вердикт помощник прокурора Владивостока Калмыков. – Прошу суд также учесть степень общественной опасности содеянного, личность подсудимого, наличие в действиях рецидива. Рассматриваемое преступление было совершено в отношении большого количества граждан и в течение длительного времени. С учетом изложенного прошу суд признать Антонова Андрея виновным по пункту "б" части 2 статьи 165 УК РФ и назначить ему наказание в виде 4 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, штрафа в размере 50 тысяч рублей и ограничения свободы сроком на один год».

Вину свою Антонов по-прежнему не признает и наличие преступного умысла отрицает. Во время прений он несколько раз извинился перед дольщиками, но лишь за то, что не успел достроить дом. По мнению Антонова, без дальнейшего участия ООО «Дальстройконтракт» в судьбе Кипарисовой, 26 и дом не будет достроен, и дольщики своих проблем не решат.

«Да, виноват перед дольщиками, но у меня есть та степень вины, которую я признаю, – сказал суду Антонов. – Да, я не достроил дом. Но если бы меня не посадили в тюрьму, он был бы уже достроен. Мне искренне жаль дольщиков. Без нашего участия дом не достроится, что и показывает практика. Второй год идет уже, а воз и ныне там. И это будет продолжаться, потому что органы власти бездействуют и будут бездействовать дальше. И алгоритма решения проблемы дольщики пока не видят, а я его знаю. Могу это все объяснить. Это делается очень просто и быстро».

Достройка дома, признанного экспертизой «ограниченно работоспособным», дольщикам кажется идеей сомнительной. В экспертизе, которую делал НИЦ «Сейсмозащита», указано, что зданию грозит обрушение. Все квартиры проданы, но Антонов, по словам потерпевших, ни разу не выходил на связь с покупателями и не пытался загладить вину. Дольщиками де-юре людей тоже не признают. Проект нового краевого закона, таким образом, покупателей метров на Кипарисовой не затронет.

«Есть приказ Минстроя России № 560-пр, где установлены критерии граждан, пострадавших, – перечисляет Антонов. – Сейчас выходит законопроект, по которому вас признают дольщиками, только юрист нужен нормальный. Вы переносите всю вину на застройщика, но почему-то забываете об управлении муниципальной собственности городской администрации. Строительно-техническая экспертиза была проведена, когда дом уже год стоял. А меры для предупреждения разрушения не предпринимались ни арбитражным управляющим, ни администрацией. Я уже неоднократно говорил – надо было хотя бы укрыть конструкции в целях предотвращения разрушения».

По словам Антонова, во время строительства компания заказывала свою экспертизу – в Магнитогорске. Там не было выявлено никаких нарушений, а «Дальстройконтракт» выполнял все, что от них зависело, в том числе и укрепление несущих конструкций.

«Если год дом строит заброшенным, то он, конечно, будет разрушаться, – уверен Антонов. – Эти процессы нужно предотвращать. А не сидеть, как арбитражный управляющий Золотарь, и сказки не рассказывать. И управление муниципальной собственности тоже вдруг стало обманутым дольщиком. На самом деле обманывали они, и с самого начала – когда выдали разрешение на строительство, не изменив категорию земельного участка. Они выдали разрешение под размещение стройплощадки. С этого все и началось.

Почему не могли зарегистрировать ваши права? Все пошло как ком. На протяжении шести лет мы судились с мэрией. Вы уже сами поняли, наверное, что такое бодаться с мэрией. Они не могут даже вас дольщиками признать, потому что полностью виноваты в сложившейся ситуации. Все разрешения и ордера подписывает управление муниципальной собственности. Оно – хозяин объекта, составляет контракт, согласует проект. Все было подписано, в 2007 году было соглашение о 20-этажном здании – его представители управления лично сдавали в БТИ. Почему на протяжении 7-8 лет они никуда не обращались? Нигде стройка не оспаривалась. Было около 25 судов, где администрация все признавала вроде как. Но только после того, как мы на них давили и привлекали за бездействие. Выдайте нам это, выдайте нам то. Это делалось все на ваши деньги – оформление участка, увеличение его площади. Это мы, «Дальстройконтракт», все делали, а управление и пальцем не пошевелило, только подгоняли».

Андрей Антонов говорит, что пострадавшие «чуть-чуть не дотерпели» – и заключение на увеличение этажности уже было готово, и возможность продолжить строительство была, и экспертизу вот-вот должны были прислать.

«И это будет продолжаться: дом не достроится, я буду сидеть в тюрьме, мэрия будет считать себя обманутым дольщиком. Вы же знаете, откуда гниет рыба! Я в тюрьме встречаюсь со всем департаментом градостроительства – то Ежов пройдет, то второй, то третий. Все там вице-губернаторы. Я перед вами виноват, но не я же выдаю эти разрешения на строительство! Я шел на нарушение закона – строил и потом согласовывал, да. Но это чтобы вам быстрее квартиры дать. Отсюда я вам помочь не могу. Я не сбежал в Таиланд, хотя знал, что меня посадят. Но я ходил на работу, дома даже не появлялся, выбивал все разрешения. И нет у меня наворованных денег, нету! Здесь моя совесть чиста. Мэрию нужно клевать, они собственники объекта. И через суд их обязывать», – говорит Антонов.

А дольщики спорят и утверждают, что Антонов вводит суд в заблуждение. Кипарисовую, 26 должны были сдать как десятиэтажный дом в 2008 году. Потом этажность и сроки менялись: 14 этажей должны были появиться в 2012 году, потом 17 этажей к 2015 году. В итоге он оказался 20-этажным. Коммуникации, как утверждают дольщики, тоже выбивали сами люди – после обращения к вице-губернатору Ежову. Но Антонов говорит, что это «Дальстройконтракт» убеждал покупателей метров «пинать» все администрации.

В последнем слове Андрей Антонов еще раз подчеркнул, что никакого преступного умысла не имел, а лишь хотел достроить дом. Смена этажности обуславливалась и финансовым кризисом 2008 года – чтобы дом оказался рентабельным, его нужно было «нарастить» вдвое.

Обвинения, как считает подсудимый, не соответствуют фактическим материалам дела. Вина в совершении преступления не доказана и опровергается показаниями свидетелей. Все обвинение построено на вторичных показаниях обвиняемого и субъективном мнении некоторых потерпевших. Наличие преступного умысла на причинение имущественного ущерба не нашло подтверждения в судебном заседании.

«Умысла не было, у меня реально существовала возможность исполнить свои обязательства в соответствии с условиями договора, – сказал в последнем слове руководитель «Дальстройконтракта». – Заключение под стражу помешало мне довести свои обязательства перед дольщиками до конца. Весь период строительства, начиная с инвестиционного контракта, управление муниципальной собственности нарушало условия контракта, создавало препятствия, делая невозможным исполнить обязательства компании перед дольщиками. Мы были вынуждены регулярно переносить сроки сдачи объекта из-за бездействия управления и контролирующих органов. А переносы этих сроков воспринимались дольщиками как умышленные действия, направленные на получение какой-то мифической сверхприбыли компанией и лично директором.

Свою вину я вижу в том, что, не имея полного пакета разрешительной документации, преждевременно продолжил строительство двадцатиэтажного жилого дома. Тем самым я совершил самоуправство. Я перед дольщиками хочу извиниться. Данное нарушение в условиях кризиса строительной отрасли и недобросовестных действий органов власти использовал как рискованную экономическую модель, надеясь на взаимопонимание с представителями власти. Считаю, что для восстановления принципа социальной справедливости и обеспечения законности интересов дольщиков необходимо обязать застройщика достроить этот дом. Тогда не будет причинения ущерба дольщикам.

Подытоживая, прошу суд учесть, что эпизоды с пятью потерпевшими подлежат исключению из материалов дела в связи с истечением срока давности. Квалификацию также прошу изменить. Прошу суд обратить внимание на то, что я уже 16 месяцев и 10 дней заключен под стражу в помещении камерного типа, что приравнивается к особому режиму. Еще раз приношу глубокие извинения всем дольщикам за свои неправомерные действия, которые привели к возникновению такой ситуации. Но мой умысел был направлен на достройку жилого дома».

Оглашение приговора Андрею Антонову назначено на 7 февраля.

Подписаться на канал VL.ru в Telegram

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта