Новости Владивосток

Взлет и падение «манзовского» рынка: как Владивосток стал городом, где нет китайцев

Чуть больше 80 лет назад – в самом конце 1936 года – во Владивостоке силовые структуры провели полную и окончательную «зачистку» Миллионки – китайского квартала. Все уроженцы Поднебесной были выселены из города, и в январь 1937-го Владивосток вошел – впервые в своей истории – городом, где нет китайцев. Анжелика Петрук, заместитель директора музея имени Арсеньева по научной работе, рассказала VL.ru, как жили китайские подданные в нашем городе и как строилась история отношений Владивостока и китайцев.

«Еще до прихода транспорта «Манджур» в бухту Золотого Рога на ее берегах уже жили китайцы, обрабатывающие небольшие огородики и ведущие морской промысел. Селиться на берегах бухты они начали примерно в 40-х годах XIX века, – рассказывает Анжелика Петрук. – Офицеры, служившие на английских фрегатах «Винчестер» и «Барракуда», вспоминали, как покупали у них картошку. Но сразу оговорюсь: это были китайцы-отходники, по сути дела отщепенцы. Они не соблюдали законы китайского государства, мало следовали обычаям, никому не подчинялись. Кроме того, у власти в Поднебесной тогда была маньчжурская династия, и этнические китайцы – хани – на ее родных землях, примыкающих к Приморью, появлялись редко, их здесь не привечали. Так что на берегах бухты Золотого Рога жили китайцы из Маньчжурии».

Появившийся на берегу бухты первый русский пост сразу стал местом притяжения для китайского населения (кроме того, по Айгунскому договору все китайцы, которые уже жили на момент заключения оного на левобережье Амура, имели право оставаться на своем месте). Уже на снимках 70-х годов позапрошлого века (всего через 10 лет после основания поста Владивосток) видно: в районе будущей площади Борцов за власть Советов располагается китайский – тогда его называли «манзовским» – рынок. Здесь же стояли и китайские лодочки-шампуньки, всегда готовые к услугам горожан.

В документах городской Думы того времени полно прошений от китайцев типа «прошу дать разрешение построить фанзу на берегу, по примеру прочих манзов». И разрешения давали, а в 1876 году даже приняли «кондиции» на выдачу земельных участков китайцам – на три года, а затем строения переходят в собственность города. В итоге к концу того же года весь будущий центр был тесно заставлен разномастными фанзами и лавочками китайцев.

«На китайцев вполне рассчитывали как на производственную силу, – говорит Анжелика Петрук. – В тех же документах думы, например, «Об устройстве быта манз», «О китайском населении Владивостока», встречались такие пункты: «Сделать манзов непременным фактором в колонизации Южно-Уссурийского края». В городе катастрофически не хватало рабочих рук, а китайцы соглашались работать за небольшую плату (русские рабочие просили вдвое больше) и трудились как пчелы. Но в большинстве своем китайцы все же занимались торговлей. Для них – и тогда, и сейчас – это по сути способ жизни. Где торговали на «манзовском» рынке, там и жили, и ели, и пили, и справляли естественные нужды. Не зря нынешний Океанский проспект назывался Китайской улицей».

Очень быстро стало ясно, что такое скопление китайцев в одном месте грозит городу большими бедами: там регулярно возникали пожары, которые могли угрожать деревянному тогда Владивостоку; зарождались эпидемии, распространялись болезни… 18 сентября 1876 года в городскую управу поступило письмо от купца 2-й гильдии Г. Альберса. Купец выражал озабоченность тем, что фанзы, примыкающие к его зданию, снабжены печами – безо всяких разрешений. Он извещает власти города о том, что его имущество застраховано в Германии, и он обязан оповестить страховщиков о такой явной угрозе. А это значит, что в случае чего городская управа будет иметь дело с немецкими адвокатами и судебными исками. На письмо наложена резолюция городского головы: запретить китайцам ставить печи в фанзах.

«Вопрос с «манзовским» рынком надо было решать всерьез, – говорит Анжелика Петрук. – Купец Купер предложил построить в районе Семеновского ковша двухэтажные каменные лавки по проекту архитектора Устинова. Китайцев решено было переселить туда. Но это сегодня для нас дойти от площади до стадиона «Динамо» – просто прогуляться, а в те времена Семеновский ковш был ужасными выселками, далью дальней! На улице Западной находилась скотобойня, рядом были тюрьма и выпас. Разумеется, китайцы всячески игнорировали и затягивали процесс «переезда». В 1886 году даже губернатор в Хабаровске озаботился устройством быта китайского населения в городах и потребовал от городских властей создать комиссии, в которые входили бы известные ориенталисты, чтобы лучше понять менталитет китайцев и методы работы с ними». 

Комиссию создали, даже приняли «Правила по благоустройству китайского населения…», но остался вопрос с переездом китайского рынка. И тогда неожиданно случился пожар: 8 апреля 1889 года «манзовский» рынок во Владивостоке фактически сгорел дотла. Через 10 дней городская дума приняла решение убрать все лавки с будущей площади.

Так было положено начало будущей Миллионки.

Продолжение следует...

Китайцев предложили переселить в район Семеновского ковша. Фото wikimedia.org — newsvl.ru Манзами называли уссурийских оседлых китайцев, сезонных отходников из соседней Маньчжурии и трудовых мигрантов, прибывавших морем из Шаньдуна. Фото wikimedia.org — newsvl.ru Начало Миллионке было положено после пожара на "манзовском" рынке. Фото wikimedia.org — newsvl.ru
Китайцев предложили переселить в район Семеновского ковша. Фото wikimedia.org — newsvl.ru Манзами называли уссурийских оседлых китайцев, сезонных отходников из соседней Маньчжурии и трудовых мигрантов, прибывавших морем из Шаньдуна. Фото wikimedia.org — newsvl.ru Начало Миллионке было положено после пожара на "манзовском" рынке. Фото wikimedia.org — newsvl.ru
Полная версия сайта