Новости Владивосток

«Мы сами просились на фронт!» — участник Курской битвы Исаак Ланцман о сражении, ранении и жизни после войны (ИНТЕРВЬЮ; ФОТО)

Проживающий во Владивостоке полковник в отставке Исаак Семенович Ланцман в годы Великой Отечественной войны был радистом, участвовал в Курской битве. После войны Исаак Семенович работал врачом, стал рентгенологом высшей категории. В честь 72-летней годовщины Победы в Великой Отечественной войне редакция VL.ru подготовила интервью с участником одной из главных битв Коренного перелома ВОВ.

– 1941 год, ничто не предвещало войны. Я учился в средней школе в 10 классе. Был членом комитета комсомола, отвечал за военно-спортивный сектор, так что все школьные соревнования организовывал и сам принимал в них участие. Прошел cпецкурсы, после которых меня назначили вожатым в пионерлагерь в селе Берды под Оренбургом. Но потом началась война, и туда, где был расположен лагерь, стали прибывать эвакуированные учреждения. Сперва я организовывал помощь по приему раненых и занимался самодеятельностью: с товарищами пел песни для тех, кто еще не окреп для возвращения на фронт. Таким образом мы помогали солдатам cкоротать время.

– Расскажите, как вас призвали на фронт?

– Это был сентябрь 1941-го. Была тяжелая обстановка, с фронта сообщали, что наши сдают позиции, постоянно привозили раненных с передовой. И вот меня как-то пригласили в райком , где сказали: «Исаак сейчас идет мобилизация в Советскую армию, в парашютно-десантные войска и лыжный батальон требуются добровольцы. Ты здоров?». Я ответил, что да. У меня же возраст был подходящий для службы — 18 лет, да и самому хотелось на фронт. Тогда написал заявление и пошел на медкомиссию, где меня признали годным и собирались отправить в парашютно-десантные войска. Но я не хотел туда, ведь не быть же мне простой мишенью в небе. Я желал побывать в бою, поэтому сказал, что лучше пусть отправят в лыжный батальон, так я хоть как-то смог бы сопротивляться врагу, а не быть легкой добычей для немца. В итоге меня как активиста и добровольца уважили!

– Вас сразу же отправили на фронт или вы проходили спецподготовку?

– Конечно, нужно сначала было обучиться. Помню, как уезжал из дома, прихватив с собой свои лыжи. Нас посадили в вагоны и довезли до Самары, оттуда мы отправились на пристань и на пароходе добрались до Казани. За городом в лесу нас разместили с запасными бригадами – рабочими батальонами, состоящими преимущественно из прибалтов, – они для наc сооружали землянки. В них стояли трехэтажные нары, на которых мы ночевали, а днем в лесу неподалеку занимались лыжной подготовкой. Обучали нас тогда опытные спортсмены из Казани.

Но продлилось это обучение лыжному делу недолго, вскоре приехал к нам офицер, который искал людей с образованием 9-10 классов. В итоге меня и еще несколько человек отобрали для продолжения службы в другом подразделении и увезли нас в Марийскую АССР (с 1993 года Республика Марий Эл — прим. VL.ru).

– На какую должность вас перевели?

– Меня отправили обучаться радиоделу в поселок Суслонгер. Мы жили в глуши до января 1942 года, там собственно и учились всему. А после обучения нас переодели в новую форму и отправили на запад страны – ближе к фронту. Моим позывным cтал «Лис». Меня как радиста первое время возили по московской кольцевой железной дороге, я держал связь с разными войсковыми соединениями, при этом постоянно меняли место нашей дислокации. Это делалось, чтобы избежать удара немецкой авиации. Когда останавливались, то выпадала возможность помыться и поесть...

– Расскажите об условиях в годы войны: как кормили, каким был быт?

– Кормили хорошо – пшенной кашей с салом. Мне нравилось. Очень вкусно! А мылись, когда получится. Помню как-то на одной из ж/д станций в районе Москвы нас отвели в баню. Одежду мы сдавали на прожарку, а нас самих отправляли в душевую. Против вшей нам выдавали специальное мыло. Еще помню, забегаешь толпой 50 человек в помещение, намыливаешься, а вода из кранов не идет, но потом вдруг как польется то ледяная вода, то кипяток... Вот так мылись! Попариться вдоволь во время войны нельзя было.

– Вам было страшно на войне?

– Испытывал страх в основном ночью, когда стоял в карауле. Помимо смерти мы боялись переохладиться: стоишь по два часа, а на тебе только шинель (тулупов ведь тогда еще не было), буденовка, ботинки с обмотками. Уже потом нам выдали более теплую форму и английские ботинки. Но и зарубежная обувь, которая сначала казалась качественной, в условиях войны быстро приходила в негодность от сырости и разваливалась...

– Какое чувство вами двигало прежде всего в то тяжелое время?

– Когда я был молодым, во мне был некий задор. Я хотел на передовую, ведь был уверенным в своих силах. Поэтому, когда мы с моими товарищами были в запасном полку, каждый день писали рапорта, чтобы нас отправили на фронт. Мы ведь внимательно следили за сводками с фронта. Каждый раз, когда я узнавал о том, что наши сдают села и города, казалось, если бы мы были там, то cмогли бы переломить ситуацию в нашу пользу. Вот такой был настрой и воспитание! Никто из нас не халтурил, мы сами просились на фронт!

– Как стали участником Курской битвы?

– Моя 250-я дивизия освободила Калинин, и меня туда перебросили в составе пополнения. Мы пробирались к линии фронта, участвуя в окружении 16-й немецкой армии на стыке Калининской, Псковской и Ленинградской областей по лесам и болотам. Опасно было, ведь нас – радистов – часто отправляли ближе к окруженным немцам, чтобы вовремя передать информацию командованию о месте их нахождении и численности. Во время таких вылазок, когда мы сжимали врага в кольцо, немцы не раз «влезали» в нашу связь, чтобы дезориентировать, но мы их сразу распознавали. Оказывалось, что порой они и позывные наши знали: у нас командир взвода радистов был с фамилией Прекрасный, так фашисты знали, что он радист, выходили на связь и внятно по-русски кричали: «Прекрасный, переходи к нам!». В итоге через полмесяца мы взяли врага в окружение в 1943-м и после нас привезли в район Западного фронта в район Орла, Белгорода и Курска.

– Расскажите о Курской битве?

– Сражение происходило в степи. 4 июля 1943 года мы заняли позиции. Расположились в балке – овраге, поросшем кустарником. Через день после нашего прибытия началось сражение, все это было очень масштабно: тысячи танков выступали с обоих сторон.

На горизонте все было в дыму. За нашей спиной стояла артиллерия – наши минометы гремели, обстреливая тылы фашистов, но ведь то же самое делали и они. В итоге мы все время находились в зоне обстрела. 11 июля один из немецких снарядов разорвался за моей спиной. Я почувствовал, что у меня нога нагрелась, взглянул и увидел, что сапог наполняется кровью, снял брючный ремень и наложил жгут. Кстати, ранило меня за два дня до моего дня рождения.

– Что происходило дальше?

– Товарищи вытащили меня из оврага, я сильно истекал кровью. Меня уложили на двуколку – телегу, запряженную двумя лошадьми, и отправили в госпиталь. У меня была повреждена кость, поэтому, когда везли, из-за тряски я ощущал адскую боль. Эти минуты дикой боли я никогда не забуду. После меня с другими раненными везли в кузове грузовика... Если сейчас говорят, что у нас дороги плохие, то тогда они были еще хуже, прифронтовые так вообще... Нас, раненных, буквально на каждой кочке подбрасывало, и мы, как дрова, летали в кузове, матом ругали этого водителя. Когда привезли в город Ефремов, я наконец-то оказался в госпитале. Мне промыли рану, привязали перед операцией, чтобы не дергался, врач приготовился к операции, как вдруг начался налет немецких самолетов. Медики стали разбегаться в укрытие, а меня оставили привязанным... Но повезло. Бомбы не упали в тот раз на здание госпиталя.

– Как вы налаживали жизнь после ранения?

– Лечение я проходил в Кисловодске. В 1944-м я, наконец, вернулся домой. На работу не брали, специальности не было - я же школьник бывший, да еще и до конца не отучившийся. Но вскоре мне удалось поступить в медицинский, и в 1949-м я успешно выпустился. В итоге с медициной я и связал свою дальнейшую жизнь.

Когда настало время распределения, я попросился в Алтайский край. Его называли Советской Швейцарией, так я попал Барнаул, где меня взяли хирургом в медсанчасть завода «Алтайсельмаш» города Рубцовск.

Работать приходилось и днем, и ночью. Я жил прям в хирургическом кабинете: принимал пациентов и спал в одном помещении. Из одежды было только пальто и старые ботинки... Там я намучился – 24 часа в сутки работал, ведь к нашему городу было прикреплено 17 сельских районов, и все жители шли ко мне. Бывает ночью спишь, в окошко стучат и надо открывать, лечить больных.

Голодал во время работы в Рубцовке я здорово, но потом мне выдалась возможность уехать во Владивосток. Здесь моя жизнь стала налаживаться.

– Сколько в общей сложности вы проработали врачом?

– С 1949 года проработал врачом по 1985 год. Я рентгенолог высшей категории.

– Какая из медалей представляет для вас наибольшую ценность?

– Самая дорогая – «За отвагу»!

– Как, на ваш взгляд, в наше время относятся к ветеранам?

– Я жаловаться не хочу, обо мне с любовью заботятся дети и внуки. Но вот об обществе... Хочу сказать, что в наше время стало заметно, что народ как-то озлобился. Надо быть добрее...

– Как именно озлобился?

– Видно, что я старый? Мне в автобусе место не уступают, а я уже и не прошу... Зайдешь, бывает, в общественный транспорт, молодые сидят и отворачиваются, закрывают глаза. Нет уважения к старикам, поэтому, если нет свободного места в автобусе, я не зайду в него... Хотел бы, чтобы молодые люди по-иному относились к старшему поколению.

А властям скажу, что нужно больше уделять внимания ветеранам. Многие из нас замыкаются в себе и не хотят ничего больше, надо помогать таким людям, огонек в нас еще есть, нужно его поддерживать. Сладко ведь никто не жил, по крайней мере, я не знаю, кто во время войны и после нее жил сладко...

Максим Тихонов (текст), Антон Балашов (фото)

Исаак Ланцман вместе с сослуживцем  — newsvl.ru Исаак Ланцман призвался в состав вооруженных сил в сентябре 1941 года — newsvl.ru Ветеран ВОВ Исаак Ланцман показывает фотографию встречи с ещё одним участником Курской битвы  — newsvl.ru Ланцман до войны был членом комитета комсомола, любил футбол, организовывал соревнования для учащихся  — newsvl.ru После окончания войны и выписки из госпиталя Исаак Ланцман поступил в медицинский, а затем работал хирургом в медсанчасти завода «Алтайсельмаш» города Рубцовск — newsvl.ru Самая дорогая награда, говорит Исаак Ланцман, медаль "За отвагу" — newsvl.ru Исаак Ланцман вспоминает: "Когда я был молодым, во мне был некий задор. Я хотел на передовую, ведь был уверенным в своих силах. Поэтому, когда мы с моими товарищами были в запасном полку, каждый день писали рапорта, чтобы нас отправили на фронт..." — newsvl.ru Проживающий во Владивостоке полковник в отставке Исаак Семенович Ланцман в годы Великой Отечественной войны был радистом, участвовал в Курской битве. После войны Исаак Семенович работал врачом, стал рентгенологом высшей категории — newsvl.ru Исаак Ланцман: "Нет уважения к старикам, поэтому, если нет свободного места в автобусе, я не зайду в него... Хотел бы, чтобы молодые люди по-иному относились к старшему поколению..." — newsvl.ru "Каждый раз, когда я узнавал о том, что наши сдают села и города, казалось, если бы мы были там, то cмогли бы переломить ситуацию в нашу пользу", - вспоминает Исаак Ланцман — newsvl.ru Исаак Ланцман служил радистом, его позывной - "Лис" — newsvl.ru Подарочная тарелка для участников сражения под Прохоровкой — newsvl.ru
Исаак Ланцман вместе с сослуживцем  — newsvl.ru Исаак Ланцман призвался в состав вооруженных сил в сентябре 1941 года — newsvl.ru Ветеран ВОВ Исаак Ланцман показывает фотографию встречи с ещё одним участником Курской битвы  — newsvl.ru Ланцман до войны был членом комитета комсомола, любил футбол, организовывал соревнования для учащихся  — newsvl.ru После окончания войны и выписки из госпиталя Исаак Ланцман поступил в медицинский, а затем работал хирургом в медсанчасти завода «Алтайсельмаш» города Рубцовск — newsvl.ru Самая дорогая награда, говорит Исаак Ланцман, медаль "За отвагу" — newsvl.ru Исаак Ланцман вспоминает: "Когда я был молодым, во мне был некий задор. Я хотел на передовую, ведь был уверенным в своих силах. Поэтому, когда мы с моими товарищами были в запасном полку, каждый день писали рапорта, чтобы нас отправили на фронт..." — newsvl.ru Проживающий во Владивостоке полковник в отставке Исаак Семенович Ланцман в годы Великой Отечественной войны был радистом, участвовал в Курской битве. После войны Исаак Семенович работал врачом, стал рентгенологом высшей категории — newsvl.ru Исаак Ланцман: "Нет уважения к старикам, поэтому, если нет свободного места в автобусе, я не зайду в него... Хотел бы, чтобы молодые люди по-иному относились к старшему поколению..." — newsvl.ru "Каждый раз, когда я узнавал о том, что наши сдают села и города, казалось, если бы мы были там, то cмогли бы переломить ситуацию в нашу пользу", - вспоминает Исаак Ланцман — newsvl.ru Исаак Ланцман служил радистом, его позывной - "Лис" — newsvl.ru Подарочная тарелка для участников сражения под Прохоровкой — newsvl.ru
Полная версия сайта