Новости Владивосток

«Меня задержали по показаниям Эдуарда Сандлера» — директор владивостокского ХК «Адмирал» Илья Спокойнов

Гендиректор ХК «Адмирал» Илья Спокойнов (Митькин) прокомментировал свой арест и расследование уголовного дела о хищении бюджетных средств. Адвокаты Спокойнова передали Znak.сom интервью, в котором он рассказал, что основанием для ареста стали показания бывшего тренера приморского баскетбольного клуба «Спартак-Приморье» Эдуарда Сандлера.

Две недели назад в Москве был задержан политтехнолог из окружения приморского губернатора Владимира Миклушевского, директор ХК «Адмирал» Илья Спокойнов (Митькин). Ранее была задержана его супруга Марина Свиридова и друг — глава союза горнопромышленников Приморья Алексей Авершин. Они сейчас находятся под арестом в СИЗО во Владивостоке и подозреваются в махинациях с бюджетными деньгами. Самого же Спокойнова-Митькина в Приморье считают кем-то вроде серого кардинала, имеющего большое влияние на региональную политику.

— Почему у вас двойная фамилия? Вы Митькин или Спокойнов?

— В 90-е годы мы с командой успешно занимались бизнесом, рекламой и решили попробовать свои силы в избирательных кампаниях и политических проектах. У меня к тому времени уже был творческий псевдоним Митькин, который я использовал для собственных, не связанных с основным бизнесом, проектов. Так случилось, что политтехнологии стали моей профессией, а псевдоним — узнаваемым брендом. Последние годы в других проектах я пользуюсь своей настоящей фамилией — Спокойнов. Поэтому отвечаю на вопрос: я Илья Евгеньевич Спокойнов.

— Вас называют главным политтехнологом Приморья. Это так?

— На самом деле в Приморье много самостоятельных, активных и профессиональных политтехнологов, менеджеров и электоральных юристов. Многие из них состоят в профессиональных ассоциациях, признаны на уровне страны. Например, коллеги, сопровождающие избирательную кампанию «Партии пенсионеров», получили одну из профессиональных премий в прошлом году. Разные кандидаты и партии (КПРФ, СР и ЛДПР) ведут активные собственные кампании со своими командами. Поэтому называть меня главным политтехнологом, мягко говоря, преувеличение.

— Расскажите о ваших отношениях с губернатором Владимиром Миклушевским.

— Наша команда работала на территории Приморья с 2000 года. У нас были успешные как политические, так и бизнес-проекты. К 2012 году у меня также уже был уникальный опыт работы в нескольких регионах, в разных ситуациях и с очень разными людьми и политиками. После своего назначения Владимир Владимирович Миклушевский увидел, что мой управленческий опыт может быть полезен в регионе. В это время шла активная подготовка к саммиту АТЭС, выборам в владивостокскую городскую Думу (учитывая, что в 2011 году партия «Единая Россия» проиграла на территории города). Мой опыт антикризисного менеджера оказался востребован в это время. Опыт моей работы на выборах, где победа — необходимое условие подтверждения собственного профессионализма, пригодился, когда понадобилось возглавить хоккейный клуб «Адмирал», который переживал опыт становления. Под моим руководством команда клуба дважды вышла в плей-офф.

Любое дело, которым я начинаю заниматься, поглощает меня с головой. Я ни к чему и никогда не подходил формально, получая должность ради должности. Два года я был поглощен хоккеем, и у меня были задумки о возможностях дальнейшего развития в этой сфере.

— Вас просили дать показания на губернатора в обмен на свободу?

— Подобные намеки в разных формах получаю и я, и моя жена, и мой друг Алексей Авершин.

— Вы понимали до ареста жены, что у вас назревают проблемы с силовиками? Когда была пройдена точка невозврата?

— Я понял это, когда в прошлом году начались бесконечные проверки моей работы в ХК «Адмирал», которые не приносили результата проверяющим. За два года работы прошло более сорока различных проверок, а у моего предшественника — всего три. Периодически начали появляться статьи в СМИ, что я сбежал из Приморья. Я понимал, что меня «выдавливают» с региона. В течение года почти по каждому делу, связанному с каким-либо чиновником краевой администрации, меня допрашивали. Но арест жены, еще и за неделю до Нового года, стал для меня неожиданным.

— В Приморье сидит огромное количество мэров, есть проблемы у вице-губернаторов. Как сложилась такая ситуация?

— Владимир Владимирович Миклушевский ставил задачу на декриминализацию региона, на активную борьбу с коррупцией. И многое для этого было сделано. Но, как иногда это бывает, с водой выплеснули ребенка. Под видом борьбы с коррупцией начинают сводить счеты между собой, решать дополнительные задачи.

— В чем вас обвиняют?

— Следствие хочет представить меня организатором некой схемы хищения бюджетных средств, к которым я ни в каком виде не имел отношения. Я никогда не был чиновником, руководителем или учредителем какой-либо из компаний, упомянутых в деле. При предъявлении мне обвинения не было представлено ни одного факта моей причастности к совершению преступления. Организатором меня называют, потому что на протяжении двух месяцев, с момента, как была задержана моя жена, я общался с адвокатами, обсуждал ход дела. Изъятые в ходе обысков консультации адвокатов и документы, являющиеся адвокатской тайной, следствие называет «инструкциями» и т.д.

Основанием для моего задержания стали показания бывшего тренера баскетбольного клуба «Спартак-Приморье» Эдуарда Сандлера, который осужден и находится в колонии общего режима и имя которого упоминается в связи с возможным новым уголовным делом. Я видел его дважды в жизни. Поэтому мне не так просто ответить на вопрос, в чем же именно меня обвиняют.

— Как вы считаете, есть ли в деле сторонние интересанты?

— За последние пару лет в регионе появилось много новых экономических субъектов, каждый из которых преследует свои цели. Но говорить о ком-то конкретно было бы голословно.

— Ваш прогноз по развитию ситуации в регионе?

— В этом году муниципальные выборы пройдут в непростых условиях, так как в основном это города, где усиливаются протестные настроения. Во Владивостоке высока вероятность высококонкурентной избирательной кампании. К каким результатам это приводит, можно вспомнить по итогам выборов 2011 года.

— С вами нормально обращаются в СИЗО?

— Трудно так сказать. Я до сих пор в одиночной камере, нахожусь в так называемом карантине уже одиннадцать дней. Это сырая и холодная комната, где постоянно течет батарея и повсюду распространен грибок. У Марины и Алексея ситуация не лучше, но они в этих условиях еще и на два месяца дольше.

— Почему вас называют «серым кардиналом» Приморья?

— Иногда журналисты любят придумывать громкие названия, это позволяет привлечь внимание, сделать историю интересней. Политика, по большей части, — это скучно, я понимаю, что СМИ стремятся к броским заголовкам. Также журналисты любят додумывать мне какие-то имена или должности, которых никогда не было. Сам я никогда себя таковым не ощущал, да и не был.

— Ваши проблемы как-то связаны с грядущей президентской кампанией и организацией штабов?

— Конечно, меня удивило, когда СМИ писали об аресте моей жены в первую очередь как о супруге известного политтехнолога. Такие же заголовки были и о моем задержании, но, например, не как о директоре ХК «Адмирал». Упор делается именно на то, что я связан с политикой. Я известный политтехнолог — удобная мишень для задержания, чтобы продемонстрировать свою работу и красиво отчитаться. А это сигнал для всех представителей профессии, которые никак не защищены, если идет атака на их начальника-политика.  

Полная версия сайта