Новости Владивосток

«Мы знали, что обязаны служить!»: артисты, священник и депутат во Владивостоке рассказали о молодости в армии (ИНТЕРВЬЮ; ФОТО)

День защитника Отечества отмечает в четверг, 23 февраля, Владивосток вместе со всей страной. Редакция VL.ru подготовила праздничное интервью. Его герои — люди различных профессий: священник, фотокорреспондент, депутат, доктор биологических наук и музыканты. Но всех их объединяет одно — в молодости все они служили в рядах Вооруженных сил.

Cвященнослужитель

Ключарь Свято-Никольского кафедрального собора протоиерей Виктор Жильцов — капитан I ранга в отставке. Служил на Тихоокеанском флоте на эскадренных миноносцах «Дальневосточный комсомолец» и «Вдохновенный» проекта 56, а также на ракетном крейсере «Адмирал Фокин». Получил медаль «За боевые заслуги» за службу в водах Индийского океана, награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени.

Служить Виктор Борисович пошел не потому, что хотел командовать, а для того, чтобы внести свой вклад в недопущение войны. Его отец был тяжело ранен, сражаясь на фронтах Великой Отечественной, и в послевоенный период страдал от полученных травм. На этом примере Жильцов для себя осознал, что война ничего, кроме зла, не несет.

 

— В 1970-м я поступил в Ленинградское высшее Военно-морское инженерное училище имени В.И. Ленина на факультет Инженерной эксплуатации судовых энергетических паросиловых установок, окончил через пять лет и по распределению попал на Тихоокеанский флот.

 С какими трудностями вы столкнулись на флоте?

— Прежде, чем меня распределили на корабль, я уже успел ощутить все сложности во время учебы в училище, в основном, душевные. В первую очередь тяготила среда, в которую я попал, так как был тайным противником всякого насилия над личностью. Я воспитывал в себе достойные качества, которыми должен обладать настоящий воин.

 Где вы служили после учебы?

— На эскадренном миноносце «Дальневосточный комсомолец» я был командиром электромеханической боевой группы. Затем на эсминце «Вдохновенный», где стал уже командиром электромеханической боевой части. Потом попал на крейсер «Адмирал Фокин». Последний был более крупной единицей в плане материальной ответственности. На пенсию я ушел в звании капитана I ранга.

 Вы считаете 23 февраля своим праздником?

— Я думаю, что 23 февраля — это один из тех праздников, которыми мы пытались заместить истинные нравственные и духовные ценности своего Отечества. 23 февраля — дата, которая близка и тепла, наверное, людям, продолжающим жить иллюзией того государства, которому мы служили. У нас в обществе есть разные болезненные метаморфозы: например, мы можем праздновать более 300 лет с момента создания Военно-морского флота, при этом некоторые могут считать, что нашей армии каких-то 70-90 лет (улыбается). Днем защитника Отечества могла стать любая дата, необязательно 23 февраля.

 Что приобретает для себя молодой человек в армии? Стоит ли вообще идти служить?

— Не думаю, что молодым людям следует пытаться уклоняться от призыва. Всякий уход от испытаний, которые неизбежно выпадут на долю молодого человека, станет своего рода оттяжкой того, с чем неизбежно придется столкнуться рано или поздно. Тем, кто пойдет служить Отечеству, год армии запомнится, человек станет более конструктивным в последующей жизни. Кстати, армия - это и шанс избавиться от пагубных зависимостей — курения и пьянства, там это не поощряется. Это сложная школа, но необходимая.

 Были ли неуставные отношения в ваше время?

— Я видел много несправедливостей по отношению одних к другим. Конфликты часто возникали из-за того, что кто-то отслужил дольше другого, или же просто один физически крепче второго.

 Как приходилось служить в таких условиях?

— Вы знаете, всегда доминировал именно человеческий фактор. Если человек, приходивший на службу, имел твердый характер и убеждения, то его эта система никогда не ломала.

— В чем причины «дедовщины»?

— Это все продукт человеческих свойств и качеств. Даже Федор Михайлович Достоевский в книге «Братья Карамазовы» писал о том, что жизнь человеческая — это своего рода борьба дьявола с Богом, а поле брани — сердца человеческие. В то время, когда я служил, Бог был поругаем. Тогда многие, попадая в жесткий мужской коллектив, забывали про ценности и срывались, что приводило к бесчеловечности.

— Что бы вы пожелали тем ребятам, которым скоро служить?

— Мира, прежде всего, потому что только при нем мы сможем пожить при благочестии и чистоте. Ну и, конечно, здоровья!

Фотокорреспондент

Следующий герой нашего интервью — собственный фотокорреспондент Международного информационного агентства (МИА) «Россия сегодня» во Владивостоке полковник в отставке Виталий Аньков. Бывший военный журналист является лауреатом премии Союза журналистов СССР, награжден орденами Мужества, «За военные заслуги», медалями.

 

По словам Виталия Евгеньевича, школьником он мечтал не о военной карьере, а об операторском факультете ВГИКа. Однако из-за того, что заболел отец, про ВГИК пришлось забыть и поступить в Новосибирское политическое училище. Позднее он понял, что эта специальность не для него, и решил через год поступать во Львовское высшее военно-политическое училище на факультет военной журналистики. Возвратился в родной Благовещенск, поработал полтора месяца в газете «Амурский комсомолец», после чего был призван на Тихоокеанский флот. 

С самого начала он хотел попасть именно на Тихоокеанский флот, так как его отец, участник Великой Отечественной войны, служил здесь матросом пять лет, а будущий тесть, с которым уже был тогда знаком, - семь лет на Балтике. Война для тестя продолжалась до 1949 года. Однажды он даже спас родной тральщик от неминуемой гибели, перепрыгнув на огромную рогатую мину и отталкиваясь руками от борта, за что был награжден медалью Ушакова. Конечно, интересные рассказы о флотской службе не могли не подействовать на молодого человека. Его хотели отправить в артиллерию, но все-таки ему пошли навстречу, и после лишних суток на сборном пункте в составе веселой компании призывников он поехал во Владивосток. 

 В какую воинскую часть вас распределили? Какими были первые впечатления?

— Во флотском экипаже на меня обратил внимание «покупатель» из спортивной роты ТОФ. Несколько лет я серьезно занимался баскетболом, и офицер пообещал забрать меня к себе. Однако неожиданно ночью меня вызвали к другому «покупателю» - капитану I ранга Литвинову, заместителю командира соединения по специзмерениям, как я потом узнал. «У тебя, я смотрю, пятерки по алгебре и геометрии, - сказал он, глядя в какие-то бумаги, - хочешь служить в экспедиции?». Слово «экспедиция» меня так заинтриговало (представились джунгли, острова, экзотические животные), что о спортроте я сразу забыл. Следующим вечером меня и еще несколько призывников привезли на пирс «Дальзавода», возле которого стоял корабль «гражданской наружности». Первым делом нас накормили, как сейчас помню, супом с мясом, в котором ложка стояла.

 Что это был за корабль?

— Корабль измерительного комплекса (КИК) с названием «Спасск». Экипаж — примерно 180 человек. Задачи Тихоокеанской океанографической экспедиции из шести кораблей — участие в испытаниях на дальность межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и работа по обеспечению полетов космических аппаратов. Корабли находились в точках падения головных частей МБР в центре Тихого океана. Перед каждым таким испытанием газета «Правда» публиковала короткое сообщение ТАСС с просьбой к иностранным судам в означенный район не заходить.

— Сложно было в начале службы?

— Тогда времена были другие. В наши дни информации о ситуации в армии и на флоте столько, что она порой даже вредит юноше призывного возраста. Я же представлял будущую службу только по фильмам и рассказам отца, чаще забавным. В общем, о морской романтике, когда начались суровые будни, сразу пришлось забыть. Корабль находился в ремонте, физические и психологические нагрузки были очень большие.

И все-таки я понимал, что мне повезло. Без учебки на острове Русском (о которой, кстати, замечательно рассказал в своем спектакле «Как я съел собаку» Евгений Гришковец) попал на уникальный корабль с жестким отбором личного состава. В моем радиотехническом дивизионе не меньше половины ребят имели среднетехническое образование. В общем, это была корабельная интеллигенция. Соответствующей была и атмосфера в коллективе. Никогда не перестану с благодарностью вспоминать своего старшину Владимира Сайковского. Вот только один пример: 1 ноября 1973 года я был призван на службу, 9-го уже был на корабле, а вот где я оказался вечером 19-го числа, ни за что не догадаетесь… Мне и самому до сих пор не верится: на спектакле в театре имени Горького! Старшина, отправляя меня в культпоход, и денег дал на мороженое, и «не заметил», когда я лихорадочно ушивал себе брюки, выданные на размер больше…

 Какая у вас была должность? Какие выполняли обязанности?

— Я был вычислителем. Если честно, даже сегодня не понимаю, что именно вычислял. Мне давали цифры, с которыми должен был произвести примерно 20 математических операций. Для этого на корабле имелись специальные громоздкие металлические аппараты. По сути это были калькуляторы. Они часто ломалиcь, их приходилось ремонтировать. Но я, как человек нетехнический, был готов лишний раз приборку сделать на нашем огромном боевом посту, лишь бы не прикасаться к аппаратуре.

— Говорят, на корабле четыре раза в день делают приборку?

— Именно так. Моим основным объектом приборки была вертолетная палуба. Когда корабль стоял у пирса, особенно на заводе, работы хватало, как говорится, выше крыши. А вот в море на палубу, на которой стоял вертолет Ка-25, никого не пускали, поэтому она оставалась идеально чистой. Я выходил, веником гонял по палубе морскую соль и дышал свежим воздухом. Честно сказать, мне было тогда немного стыдно перед друзьями, которые в это время драили палубу в коридорах корабля. Но так продолжалось недолго: командир группы старший лейтенант Иванов, от которого, кстати, я не услышал за девять месяцев службы на корабле ни одного матерного слова, определил мне другое место приборки - офицерскую каюту. Но здесь мне опять повезло: в ней жили два гражданских специалиста. Одни раз в день я наводил в каюте лоск, после чего они разрешали мне просто сидеть на койке и даже курить. Найдите еще такого матроса, который курил в офицерской каюте! (Смеется.)

— В море выходили?

— Участвовал в переходах из Владивостока на Камчатку и обратно, а главное — довелось побывать в двух дальних походах в условиях практически непрекращающейся качки. Однажды собственными глазами наблюдал падение в океан учебной боеголовки МБР. Всплеск был, как от хорошего артиллерийского снаряда. Рядом с нами постоянно находились американские корабли, кружили патрульные самолеты «Орион».

 Как вы и ваши товарищи реагировали на американцев?

— Не махали им точно! За это можно было и по шапке получить…

 Кормили на вашем корабле нормально?

— Очень хорошо. У меня даже живот появился. Тем более что вахту я нес рабочим по камбузу, через двое суток на третьи. Готовили макароны по-флотски, котлеты, борщи, а по праздничным дням, не поверите, даже шашлычки умудрялись делать. То есть никаких проблем с едой не было. Кстати, у рабочих по камбузу была не нами установленная традиция: две банки сгущенки из двадцати мы бросали в котел, где готовился компот, и потом ели вареную сгущенку сами и угощали сослуживцев.

 Старослужащие отдавали масло «молодым»?

— Масло на порции у нас не делилось. Но хватало всем. Тем более вы правы, старослужащие, которых на флоте называли «годками», к общему куску масла, как правило, тянулись в последнюю очередь. Им уже стыдно было налегать на еду, как нам, «молодым».

Кстати, в отличие от нынешних правил приема пищи на кораблях, у нас была «бачковая» система питания. Один из матросов (очередной «бачковой») получал на камбузе первое, второе, хлеб, компот и нес все это в кубрик, где устанавливался стол.

Эта система, возможно, не так современна, не так гигиенична, но нам она нравилась. Обеденные два часа были для нас отдушиной, когда не спеша мы кушали, душевно общались за столом. Дежурный по кораблю и офицеры, заглядывавшие в кубрик для контроля и пожелания приятного аппетита, долго не задерживались. Потом можно было выйти на верхнюю палубу, спокойно покурить и поглазеть на американский «Орион», прилетавший ровно в это время.

— «Дедовщина» уже была в те годы?

— На флоте использовали другое слово: «годковщина». Проблема уже существовала, но на нашем корабле крайних ее проявлений я не припомню. Меня за девять месяцев службы пальцем никто не тронул. И причина не только в особом отборе личного состава, но и в жестком контроле со стороны командиров. А по поводу обыденной «годковщины» у меня, моих ровесников и мыслей не возникало возмущаться. Казалось вполне естественным, что прослужившие два года не «бачковали» и формально относились к приборке. Зато когда начиналась серьезная, профессиональная работа, «молодых» отодвигали в сторону, и «годки» приобретали в наших глазах невообразимый авторитет.

— Общеизвестно, что служба в армии играет особую роль в процессе становления молодых людей. Как относитесь к тем, кто старается «откосить» от нее?

— Я не из тех, кто призывает всех без исключения молодых людей стремиться на срочную службу. У каждого – свое предназначение в жизни. Кто, например, прошел через военную кафедру в институте, не должен испытывать никаких комплексов. Но если уж судьбой уготовано испытание срочной службой, то она точно не будет лишней. И не надо воспринимать ее как конец всем мечтам. Время летит незаметно, и все тяготы потом будут восприниматься с юмором…

— Что бы вы пожелали тем, кому скоро предстоит надеть военную форму?

— Пожелал бы интересной службы: ездить на полигоны, стрелять, выходить в море. А чтобы в этом смысле повезло, можно и лишние сутки на сборном пункте посидеть.

Депутат Законодательного собрания

Не обошла армия стороной и некоторых политиков Владивостока. Депутат Законодательного cобрания Галуст Цолакович Ахоян служил два года в рядах Вооруженных сил СССР. Осенью 1974 года его призвали из Армении, города Кировакан (с 1993 года называется Ванадзор).

 

 Вы хотели служить? Думали ли вы о том, чтобы «откосить»?

— В то время мы все с детства готовились и ждали, когда нам придет повестка. Со школьной скамьи мы знали, что обязаны служить. Поэтому у меня и мыслей не было о том, чтобы как-то «косить» от службы. Тем более я был здоров, занимался спортом - тогда был кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе. Еще до того, как пришла повестка, я сам себе сказал, что готов служить в любой точке Советского Союза.

— В какую воинскую часть вас распределили, где она находилась?

— Волею судьбы меня перебросило в Приморский край. Я попал в танковый полк, который в те времена располагался в селе Троицкое Ханкайского района. Это было одно из соединений пятой армии.

— Какие у вас были первые впечатления, когда попали в часть?

— Когда я попал в часть, еще до принятия присяги, обратил внимание на ребят с подразделения, которые готовились к армейским соревнованиям по вольной борьбе. Как-то я подошел к ним и сказал: «Я тоже борец, могу бороться!». Они положительно восприняли мои слова, и я в этот же день попал на соревнования дивизии по вольной борьбе.

 Как выступили?

— Успешно. После я попал уже на армейские соревнования. Выиграл и только после этого уже вернулся в часть, чтобы принять присягу. Затем меня откомандировали в спортроту.

— Какое было у вас звание и должность?

— Как таковой должности у меня в спортроте не было. По званию был рядовым.

— Было ли тяжело в ходе службы?

— Все тяготы солдатской жизни я не прочувствовал, потому что был в спортроте. Однако у нас в подразделении был достаточно жесткий режим: по три тренировки в день, они не шли ни в какое сравнение с теми нагрузками, которые были у остальных солдат.

— Как кормили в воинской части?

— Кормили нас хорошо. Давали дополнительные пайки, мы получали талоны и питались в офицерской столовой, поэтому мне в армии было достаточно комфортно.

— Вспоминаете своих сослуживцев?

— У меня остались только самые светлые воспоминания о моей службе, армейских друзьях и о команде, за которую выступал. Это команда пятой армии.

— Как повлияла армия на вашу жизнь?

— Мне понравилось в Приморье во время службы, поэтому решил остаться здесь. После демобилизации я приехал из Уссурийска во Владивосток и поступил в медицинский институт.

— Как обстояли дела с неуставными отношениями во время вашей службы?

— Они были. Но я на себе их не прочувствовал. Как спортсмен я был намного сильней, чем некоторые старослужащие, поэтому со мной считались (улыбается). Я против того, чтобы были неуставные отношения, но это уже вопрос к командирам. Они обязаны искоренять эту проблему. Именно руководящему составу надо бороться с ней, а также готовить настоящих и грамотных воинов.

— Что вы посоветуете тем ребятам, которым скоро служить?

— Рекомендую будущим призывникам чаще заниматься спортом и хорошо учиться в школе, чтобы они понимали, чего они хотят в жизни. Тогда легче будет сама воинская служба. Также посоветовал бы покончить с вредными привычками — алкоголизмом и курением.

Сейчас служить нужно всего год, и я думаю, что каждый молодой человек должен принимать эту обязанность с достоинством и честью. Cлужба меняет полностью все представление о мире. В армии молодые беззаботные парни становятся самостоятельными и готовыми к дальнейшей жизни. Я считаю, что нормальная армия и подготовка дают путевку в жизнь!

Доктор биологических наук

Доктор биологических наук, директор Ботанического сада-института ДВО РАН, член-корреспондент РАН Павел Крестов тоже служил. Долг Родине он отдавал в подразделении химвойск в Приморском крае.

 

— Меня призвали служить в 1985 году с первого курса Дальневосточного государственного университета. Сперва всех призывников направляли в «учебки», я попал в ту, которая находилась недалеко от поселка Сибирцево.

 Куда направили после «учебки»?

 Я получил звание младшего сержанта и был направлен в Камень-Рыболов, где и прошла вся оставшаяся служба. Я попал в роту химической разведки и дозиметрического контроля. Это было хоть и небольшое, но особое подразделение в нашей дивизии.

В наши задачи входило обеспечение радиационной и химической безопасности войск в случае военных действий. Нас учили определять различные типы отравляющих веществ и избавлять технику и людей от их воздействия. Еще одной задачей было постоянное дежурство и наблюдение радиационного фона в той зоне, которая нам была отведена, — окрестности Камня-Рыболова. Для этого в части была специальная техника и машины химической разведки. В нашем БРДМе находилась аппаратура для определения степени заражения местности.

 Было ли вам интересно в армии?

— Треть времени всей моей службы прошла в учениях по всему Приморскому краю, поэтому да.

— Поддерживаете ли вы связь с сослуживцами?

— Мои сослуживцы были призваны со всего Советского Союза. Рота была небольшой по численности, но в ней служили представители около 20 национальностей. Поэтому по прошествии времени связи, конечно, теряются. С теми, с кем я учился до армии, контакты поддерживаю, но скорей уже не по причине совместной службы, а как с университетскими однокашниками, а с некоторыми даже по работе.

— Что вы извлекли для себя как человек после службы в армии?

— Когда мужчина служит, у него есть возможность почувствовать то, на что он способен. Уверен, что люди, не служившие в армии, не знают, на что они способны. В армии ценность человеческой жизни немного иная, чем на «гражданке». Ты начинаешь больше ценить ее и справляешься с трудностями, которые ранее казались бы непреодолимыми. Приобретается масса элементарных навыков, таких как подшить подворотничок, подбить сапоги, отстирать масляное пятно на одежде без порошка, развести костер, спать на 20-градусном морозе, быть чистым в тотальной грязи и еще многое другое.

— Что вы пожелаете ребятам, которым скоро предстоит служить?

— Cейчас в обществе улучшается отношение к службе в Вооруженных силах, и это очень хорошо. В конце 1980-х общественное отношение к армии было негативным, многие старались избегать службы, что, на мой взгляд, неправильно. Ведь армия – это своего рода «спусковой механизм», делающий из пацана «грозное оружие» – мужчину.

В армию стоит идти даже только ради того, чтобы почувствовать, как меняется отношение общества к человеку, имеющему опыт армейской службы. В глазах общества он приобретает репутацию ответственного человека, которому можно доверить решать сложные задачи. Я считаю, что служить надо.

Музыканты группы «9-й район»

Финал нашего сюжета мы приберегли для участников советской и российской рок-группы «9-й район», которая накануне приехала во Владивосток с концертом. Гитарист Алексей Бурин и Олег Стариков (ударные) тоже служили в армии.

 

 Хотели ли вы в армию в молодости?

Алексей Бурин: Служить не хотел, все, что касается дисциплины, – не мое. Но я родился в то время, когда отдавать долг Родине было обязательным и почетным делом. Хотя я поступил в училище с военным уклоном – авиационное, все равно забрали на срочную службу. Служил с 1984-го по 1986-й в Казахстане, а родился я на Байкале. Далековато от дома, конечно...

Олег Стариков: Я попал в Красноярское военное училище, в военный оркестр, в 1981 году. Сначала срочная служба, потом предложили остаться барабанщиком. Так отслужил 28 лет. 

 Какое у вас было звание? 

Алексей Бурин: Я был рядовым и к большему не стремился!

Олег Стариков: Я возглавлял ударную группу музыкантов, был старшиной.

— Какие тяготы армейской жизни вы испытывали?

Алексей Бурин: Мне повезло, дедовщины особенной не было. Я попал служить на закрытую точку, авиационную, жил на границе. Конечно, в начале в наряды ходили часто, потом меньше. Сильно не гоняли, но посуду мыли. Первые полгода «учебки» были самыми сложными, мне эти сжатые рамки уставных отношений претили, долго привыкал. В самоволки бегали, наряды получали, да и по морде получали (смеется). Но беспредела не было.

Олег Стариков: Военный оркестр можно было назвать демократией в армии. Все было спокойно, тихо и мирно. Дедовщины не было. Приходит даже если молодой мальчишка и играет лучше «деда», то его уважают больше. Напрягала дисциплина, дирижер и построение.

— Чем вас кормили в части?

Алексей Бурин: Каша, суп. Мы готовили сами. Выдавались продукты на месяц, и повар готовил. Нормально.

Олег Стариков: На срочной службе кормежка была не очень. На первое - вода с капустой, на второе - капуста с водой. Утрирую, конечно, но времена были тяжелые.

— Что извлекли для себя на службе?

Алексей Бурин: Армия дисциплинирует, закаляет характер, проявляются волевые качества. Становится понятно, кто есть кто. О том, что пошел служить, не жалею.

— Расскажите о каком-либо запоминающемся случае.

Алексей Бурин: Нас не отпускали в увольнительные, так как точка была секретная, все-таки военный аэродром. Через год дали первое увольнение на меня и товарища. Мы напились, как черти. Потом неделю бегали от дембелей, которые нас били сапогами. После увольнительные запретили вообще всем и назначили месяц исправительных работ. Мы за этот месяц перебортировали вручную 28 кранов (меняли резину на колесах).

Олег Стариков: У меня увольнение дембелей совпало с днем рождения, исполнялось 18 лет. Всех арестовали, всех посадили в казарму. Хотя можно было встретить праздник дома.

— Жалеете ли вы, что пошли служить?

Алексей Бурин: В принципе нет. Может быть, не то образование получил, пошел учиться не в то время, но не критично. Армия все-таки нужна.

Олег Стариков: Мне со службой повезло!

— Что бы пожелали тем, кто собирается служить?

Алексей Бурин: Сейчас служба год всего. Им и телефоны разрешают. Спортлагерь, а не армия. Но молодежи служить надо.

Олег Стариков: Cлужить надо. Год пролетит незаметно.

Максим Тихонов (текст), Антон Балашов (фото)

Ключарь Свято-Никольского кафедрального собора протоиерей Виктор Жильцов, в прошлом капитан I ранга — newsvl.ru Виктор Жильцов служил на эскадренных миноносцах «Дальневосточный комсомолец», «Вдохновенный» и на ракетном крейсере «Адмирал Фокин» — newsvl.ru Виктор Жильцов имеет медаль «За боевые заслуги», также награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени — newsvl.ru По словам протоиерея, служить он пошел не потому, что хотел командовать, а для того, чтобы внести свой вклад в недопущение войны — newsvl.ru «Защита Отечества, нравственных, духовных ценностей — святая обязанность любого гражданина», - говорит священник — newsvl.ru Память о службе в армии — newsvl.ru Сейчас настоятель храма тесно работает с военнослужащими — newsvl.ru В 2016 году Военное духовенство России отметило 300-летие — newsvl.ru Фотокорреспондент Международного информагентства (МИА) «Россия сегодня» во Владивостоке полковник в отставке Виталий Аньков — newsvl.ru Матрос Виталий Аньков принимает военную присягу — newsvl.ru Депутат Законодательного cобрания Галуст Ахоян служил два года в рядах Вооруженных Сил СССР — newsvl.ru Галуст Ахоян служил в пятой армии, дислоцированной в Приморском крае — newsvl.ru Директор Ботанического сада-института ДВО РАН Павел Крестов служил в роте химической разведки и дозиметрического контроля — newsvl.ru Доктор биологических наук, директор Ботанического сада-института ДВО РАН, член-корреспондент РАН Павел Крестов служил в химвойсках — newsvl.ru Гитарист группы «9-й район» Алексей Бурин cлужил с 1984-го по 1986-й в Казахстане — newsvl.ru Олег Стариков сначала отслужил «срочку», а после решил остаться в военном оркестре — newsvl.ru
Ключарь Свято-Никольского кафедрального собора протоиерей Виктор Жильцов, в прошлом капитан I ранга — newsvl.ru Виктор Жильцов служил на эскадренных миноносцах «Дальневосточный комсомолец», «Вдохновенный» и на ракетном крейсере «Адмирал Фокин» — newsvl.ru Виктор Жильцов имеет медаль «За боевые заслуги», также награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени — newsvl.ru По словам протоиерея, служить он пошел не потому, что хотел командовать, а для того, чтобы внести свой вклад в недопущение войны — newsvl.ru «Защита Отечества, нравственных, духовных ценностей — святая обязанность любого гражданина», - говорит священник — newsvl.ru Память о службе в армии — newsvl.ru Сейчас настоятель храма тесно работает с военнослужащими — newsvl.ru В 2016 году Военное духовенство России отметило 300-летие — newsvl.ru Фотокорреспондент Международного информагентства (МИА) «Россия сегодня» во Владивостоке полковник в отставке Виталий Аньков — newsvl.ru Матрос Виталий Аньков принимает военную присягу — newsvl.ru Депутат Законодательного cобрания Галуст Ахоян служил два года в рядах Вооруженных Сил СССР — newsvl.ru Галуст Ахоян служил в пятой армии, дислоцированной в Приморском крае — newsvl.ru Директор Ботанического сада-института ДВО РАН Павел Крестов служил в роте химической разведки и дозиметрического контроля — newsvl.ru Доктор биологических наук, директор Ботанического сада-института ДВО РАН, член-корреспондент РАН Павел Крестов служил в химвойсках — newsvl.ru Гитарист группы «9-й район» Алексей Бурин cлужил с 1984-го по 1986-й в Казахстане — newsvl.ru Олег Стариков сначала отслужил «срочку», а после решил остаться в военном оркестре — newsvl.ru
Полная версия сайта