Новости Владивосток

«На Чуркине теперь очень гламурно, сплошной постмодернизм» — лидер группы Е-ball Сергей Сим во Владивостоке (ИНТЕРВЬЮ)

«Реальные пацаны с Чуркина» из группы E-ball готовятся выступить перед владивостокской публикой. Для этого лидер коллектива Сергей Сим вернулся из Канады и дал интервью VL.ru. Он рассказал о владивостокском сознании, зарубежной журналистике и постмодернистской действительности.

25 августа во владивостокском пабе «Дублин» состоится первый за четыре года концерт скандальной и уникально-эпатажной группы Е-ball, прославившейся на всю страну такими композициями как «Маасквичи», «Афтапати», «Виски» и «Коэльо». Незадолго до этого события на Родину во Владивосток прилетел лидер команды Сергей Сим. В интервью корреспонденту VL.ru он рассказал о переезде в Канаду, персонажах своих хулиганских песен, свободной журналистике и гламурном Чуркине.

- Сергей, как часто вы приезжали во Владивосток после своего переезда в Канаду?

- Последний раз был тут в 2012 году, когда состоялся концерт в МТ-баре. Но это было всего на два дня и я вообще не понял, куда попал. Встретился с друзьями, дал концерт и улетел. Так что если не считать того раза, я был во Владивостоке девять лет назад.

- Кто вас встречал в аэропорту?

- Старые друзья. Меня провезли по этой дороге, я не узнал город. Город для меня очень изменился в лучшую сторону. Мосты, центр застроен, новые места...

- Он с вами резонирует?

- Я помню Владивосток 1979-го года, 1985-го. И во все периоды времени он был совершенно разный. А сейчас и что-то узнаваемое, и что-то совершенно другое. Люди не изменились, они тут прекрасные по общению. Но что-то изменилось в атмосфере — не могу понять. Вроде стало больше чего-то европейского. Дорогих машин появилось больше.

- Что первым делом сделали во Владивостоке?

- Приехал, сразу поехал на Чуркин. Это же Родина. Я не узнал его. Очень гламурно. Сплошной постмодернизм. Это же районы моего детства, я учился в 27-й школе, рядом Диомид был. Был такой район Вашингтон, где жили бывшие арестанты. Для меня первое, что бросилось в глаза — новые здания, новые дороги. Как ни крути, я все равно из Владивостока. 

- Готовы к концерту? Всю программу помните?

- Ну вот сейчас мы репетируем. Программа приятно удивит людей. Это наши старые вещи в новых интерпретациях. Мы считаем, что это будет интересно. Мне будут помогать музыканты группы «Листья травы», будут приятные сюрпризы, и, я думаю, что мы порадуем людей. Все будет очень знакомо, но немного в другой трактовке.

- Кого вы ждете на концерт?

- Ждем своих старых друзей, которые слушали нас 10 лет назад и им было по 22-23 года. Сейчас им уже за 30. Но если новые люди нас услышали и им интересно, добро пожаловать.

- Как вам кажется, персонажи ваших песен не потеряли актуальность?

- Это вам надо решать. Однако мне кажется, что эти персонажи не исчезли. Может быть, все это немного трансформировалось, но осталось по-прежнему. Все наше творчество на тот момент было веселым и дерзким экспериментом. Никто из нас не хотел быть какими-то рок-звездами. Все мы хотели показать и рассказать какую-то концепцию. Оно могло развиться в какие-то более интеллектуальные вещи, но нам это было не нужно. Можно говорить о каких-то вещах на языке русской литературы XIX века. А можно другим языком. И всем будет понятно. Всегда это в народе отзывалось, когда люди брали на себя какую-то роль и рассказывали какие-то полумаргинальные истории.

- Вы себя не ассоциируете со своими героями?

- Нет, конечно.

- Почему вы вообще популярны?

- Я сам не могу понять. Некоторые песни слушаются до сих пор. Наверное музыкальные критики должны какой-то феномен в нас увидеть. Есть в этих песнях какая-то доля нашего владивостокского характера. Какая-то вещь, которая людям из Владивостока понятна.

- Отношение к «маасквичам» - это ваше личное отношение?

- Это как раз не только владивостокское. Такое же отношение у людей из Екатеринбурга, с Камчатки. Мы просто собрали те мыслеформы, которые формируются, когда вы думаете о москвичах, о том, как они ведут себя здесь. Я же не с потолка это взял.

- Примечательно, что мы с вами находимся в кафе, открытом москвичами...

- Это тоже постмодернизм. Сейчас в российской жизни больше постмодернизма. Ничего нельзя серьезно воспринимать. Вот в стране кризис, а вечером заходишь — все дорогие рестораны заняты. Трудно наших людей сломать, но с другой стороны весь этот абсурд и постмодернизм до добра не доведет.

- Торонто похож на Владивосток?

Оба наши города располагаются у воды. Озеро Онтарио не имеет берегов, но степень влияния пресной воды другая, нежели соленой. Но ветры совершенно одинаковые. И зимы там более мягкие и снежные. Здесь чувствуется родина — люди, атмосфера. А так там есть и японские автомобили, и японские рестораны.

- В Торонто есть свой Чуркин?

- Да, да. Там есть районы, в которых живут в основном чернокожие ребята. Они ничем не отличаются от наших. Там те же проблемы. Там криминал не лезет в те отношения, которые должны регламентироваться властью. Есть официальный мир с властью и полицией, а есть другой, но почти такой же — с другими судами, другой армией.

- Чем вы там занимаетесь?

- Я работаю в сфере медицинского бизнеса. Это очень специфическая область и требует постоянной работы с людьми и она чем-то напоминает журналистику. А до этого у меня был очень большой опыт по осваиванию разных профессий. И рабочих, в том числе.

- Пытались реализовать себя там в своей профессии — в журналистике?

- Журналистикой пытался заниматься, но без отличного знания английского там делать нечего. Я очень хотел пойти работать в агентство Reuters, но со временем поймал себя на мысли, что совершенно к этому занятию охладел. Это как в рок-музыке. Ты должен быть молодым. Журналистика предполагает элементы наглости, вечного поиска чего-то, желания найти ответы на свои вопросы, искреннюю заинтересованность реальностью, молодое хамство. А когда ты что-то увидел и узнал, ты начинаешь пытаться окружающих людей чему-то научить, но это уже не журналистская стезя.

- Когда вы во Владивостоке занимались журналистикой, тут была совсем другая пресса?

- Тогда было очень интересное время в журналистике. Тогда не было «айфонов», соцсетей и информацию нужно было находить по своим каналам. Это была работа с источниками, связи.

- И свободы было больше?

- Да, наверное. Во всяком случае не было вот этой внутренней цензуры. В тот момент, когда я работал в газете «Новости» - мы пытались привнести что-то свежее в кондовый стиль нашей провинциальной прессы. Для нас это была отдушина и мы были молодыми. Как раз персонажи наших песен — это люди с того периода времени, все эти истории.

- Да, хотела спросить — это стилизация или были реальные прототипы?

- Это даже не стилизация. Реальность, к сожалению, намного страшнее и грустнее. Если бы не было журналистского опыта, не было бы таких персонажей, таких историй. Сама профессия дала мне очень много.

- Сейчас следите за владивостокскими новостями?

- Периодически читаю. В какой-то степени это и профессиональный интерес, и желание знать, что происходит в твоем родном городе.

- Знаете о проекте Свободного порта?

- Идея порто-франко не нова. Наш город достоин лучшей участи. Дай бог, чтобы все это произошло и не было профанацией, как это было, например, с особой экономической зоной в Находке. Если это не будет пустым прожектом, а будет планомерная работа, почему бы и нет.

- В Канаде есть свободная пресса?

- Да, пресса там значительно отличается в том, что там нет понятия «джинса» или политическая реклама. Если ты хочешь писать о партии, то это идет «на правах рекламы». А так там достаточно либеральная пресса. Поверьте мне, там достается всем — мэры, чиновники, все попадают под раздачу. Причем раздача такая, что бывают очень показательные ситуации. Был там случай лет шесть назад: женщина мэр маленького городка истратила лишних 200 долларов из бюджета, так она полгода извинялась за это. Наши чиновники будут не то что смеяться над этим, а недоумевать. Вот эти отличия проявляются.

- Как там в последние годы относятся к России, к русским?

- Есть определенное мнение о политических деятелях, а к самой стране и людям — нормальное отношение. Не могу сказать, что есть какие-то антирусские настроения. На самом деле тема России на западе и не поднималась особо. Есть страна Россия, но она настолько далеко и ее внутренние проблемы в принципе никого не волновали. Ну вот дело Ходорковского имело какое-то резонансное значение. Потом снова после некоторых событий появился какой-то интерес, но особого отношения нет. Я в курсе тех настроений, которые здесь нагнетаются. Я видел программы прекрасного Киселева. Трактовка событий с его и других персонажей точки зрения иногда просто ужасает. Я к этому отношусь как к пропаганде. Воспринимать это всерьез не надо. Единственное, что люди из-за недостатка образования, неумения пользоваться источниками информации, попадают под ее влияние.

- Возможно было бы здесь и сейчас так хулиганить, как вы это делали 10 лет назад?

- Вопрос риторический. Если ты чувствуешь себя свободным человеком, ты можешь делать то, что ты задумал... Я понимаю, что улетал из другой страны. Цены на нефть были выше, общество было менее политизировано. Это все еще тогда начиналось, но выстрелило в последнее время. Мы все воспитаны в тоталитарном сознании. Если ты не прав, то ты не прав, если твое мнение отличается от моего... Все это пройдет, это наносное.

- А у вас какое сознание? Западное?

- Владивостокское. Мне 42 года, в 1991-м году я закончил 11 класс, мы были последним выпуском СССР, мы выросли на основе всех этих советских идиом, и я помню, как все смеялись над ними, как все поняли, что то, чему нас учили — это никому не нужные иллюзии. Я ребенком помню уроки политинформации. Советский союз все время боролся за мир. Но для этого не надо было делать что-то светлое. У нас страна, в которой все время нужно бороться за что-то. С помощью этого власть манипулирует людьми. И когда сейчас нам говорят о патриотизме, о том, что надо любить Родину, в 1991-м году эти люди первыми же предали Советский Союз.

- Испытываете там в Канаде тоску по Родине?

- Скучаю по людям. По общению. Когда ты вынужден уехать из родного города, ты долгое время не можешь найти то общение, которое у тебя было. По этим вещам тоскую и скучаю. Первое время было очень тяжело. Потом, когда ты входишь в общество, социализируешься, такая острая потребность в общении проходит. Но сейчас я снова здесь.

- Здесь — это дом?

- Да, здесь — это дом. Это родные люди.

Концерт группы E-Ball состоится в пабе «Дублин» в четверг, 25 августа. Купить билеты можно по адресу Светланская, 78б с 11.00 дня до 03.00, телефон: +7 (423) 280 04 00. Сбор гостей - 20.00.

Маргарита Бабченко (текст), Сергей Орлов (фото).

Лидер группы Е-ball Сергей Сим вернулся из своей Канады и дал интервью VL.ru — newsvl.ru Лидер группы Е-ball Сергей Сим приехал во Владивосток — newsvl.ru Сергей Сим рассказал о переезде в Канаду, персонажах своих хулиганских песен, свободной журналистике и гламурном Чуркине — newsvl.ru Группа Е-ball проведет концерт в пабе «Дублин» в четверг, 25 августа — newsvl.ru
Лидер группы Е-ball Сергей Сим вернулся из своей Канады и дал интервью VL.ru — newsvl.ru Лидер группы Е-ball Сергей Сим приехал во Владивосток — newsvl.ru Сергей Сим рассказал о переезде в Канаду, персонажах своих хулиганских песен, свободной журналистике и гламурном Чуркине — newsvl.ru Группа Е-ball проведет концерт в пабе «Дублин» в четверг, 25 августа — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта