Новости Владивосток

«Владивосток — город нашенский!» — конкурс эссе от VL.ru набирает обороты

VL.ru продолжает конкурс эссе, приуроченный к 156-летию Владивостока. Во второй день приема работ в редакцию поступило более десяти писем от жителей и гостей приморской столицы. В четверг, 30 июня, мы предлагаем вниманию читателей шесть эссе, присланных на конкурс.

Столица Приморья настолько динамичная и неописуемо красивая, что оставит яркие впечатления на всю жизнь как у жителей города, так и у его гостей. В своих эссе авторы пишут о своей сильной душевной привязанности к Владивостоку, описывают, каким ярким город стал сейчас, и вспоминают, каким серым и обычным он был раньше.

Евгений Шумал - Владивосток — город нашенский
Анастасия Плахутина - Мусор создает красоту!
Ксения - Мой родной город — Владивосток
Александр Бондарик - Кот без сапог, Крабы Камчатские
Олег Кириллов - Незабываемый Владивосток…


Владивосток — город нашенский

Эссе – это собственное Я, рвущееся наружу и навязанное случайно проходящему читателю, или это все же нечто, что может быть искренне интересно этому самому читателю? Попробую написать несколько абзацев, прежде всего думая о том, кто это будет читать.

Я родился во Владивостоке в далеком 1978 году, в отделении роддома № 7. Подозреваю, что моя мама могла выбрать и иную точку начала моего знакомства с городом, но, вероятно, счастливая цифра семь ей очень нравилась. Меня хлопнули по пятой точке, я заорал, задышал самостоятельно и спустя какое-то время увидел этот город. Он пах морскими туманами, вошедшими в мою жизнь странным названием «Эгершельд».

Когда я научился самостоятельно держать голову, потом ходить, затем самостоятельно есть и доказывать, что прав именно я, родители познакомили меня с другим проявлением города – системой дошкольного образования. Система по-прежнему пахла морским туманом.

Вот именно там я и полюбил море. Дело было в том, что исторически сложилось так, что во всех воспитательных учреждениях процветал (и сейчас процветает) жесточайший матриархат. И в то время, как на неокрепшую детскую психику падали уроки вышивания цветочков, рисования цветочков, я упорно рисовал кораблики, танчики и самолетики, извергающие огненные залпы, чем вызывал раздражение многоопытных воспитательниц, привыкших шлифовать детские мозги исключительно вышиванием цветочков. Как следствие такого непослушания, был многократно ставлен в угол, из которого, впрочем, виднелся кусочек моря, в котором были затоплены старые корабли, напоминающие о себе ржавыми остовами. Сейчас, наверное, только в бухте Труда на Русском нечто подобное есть. Конечно, детская фантазия набрасывалась на такую картинку реальности со всем остервенением, вооружившись самыми яркими красками, тайно оберегаемыми от вездесущих воспитательских цветочков. Тут уже были и одноглазые пираты, далекие Карибские острова и «бутылка рома», смуглые рабыни, по-прежнему пахнувшие морским туманом.

И хотя с тех пор минул уже не один десяток лет, тяга к морю так никуда и не пропала. Наверное, Владивосток течет в жилах каждого здесь родившегося. Иначе и быть не может, когда у тебя оба родителя моряки, и таких, как я, в этом городе очень много.

Без моря невозможно, я пробовал. Тяга к морю вновь привела меня в этот город. А потом были эти бесконечные стройки века, вечно тающий весной асфальт, мэры – один лучше другого, «Хаятты», которые уже стали тождественны советским долгостроям, постоянные предвыборные обещания, рассказываемые людям, которые видели и помнят развал Советского Союза со всеми еще теми обещаниями. В общем, обычный город, если смотреть на него глазами обычного человека, но если подняться на любую сопку Владивостока и оглянуться, то ты видишь, что на Эгершельде туман, на Второй Речке светит солнце, а на Русском идет дождь, а это уже уникально, и не осознавать это так же глупо, как заставлять всех рисовать цветочки.

Во многих городах есть Фрунзенский район, но только в одном городе на этой планете есть этот район, в который входит остров Русский, находящийся в Японском море, грозно посматривающий в сторону Японии пушками Ворошиловской батареи, да мало ли чем еще он там посматривает - штаб Тихоокеанского флота РФ тоже во Владивостоке.

Могу еще про самую уникальную своими фортификационными укреплениями крепость в мире рассказать (да, я добрался до самой большой крепости в Карибском бассейне – у нас больше), про появляющийся сегмент высокой кухни (где понимают, что рыба должна быть свежей) с местным колоритом, местной гастрономической спецификой, про уникальные морепродукты, про дикий отдых, про дикие цены на не дикий отдых, про ежегодное паломничество людей, осознавших, что самое протяженное морское побережье Северного Ледовитого океана не в лучшую сторону отличается от маленьких и уютных бухт Приморского края, про крики из моря: «Смотри, еж в море!», но это уже будет не эссе, а длиннющее чтиво, мягко говоря, не востребованное в современном «твитнутом» социуме.

За сим желаю всем хоть изредка находить в себе желание и силы подняться на любую из сопок Владивостока, чтобы понять, что второго такого города просто нет.

Евгений Шумал


Мой родной город - Владивосток

На свете много разных городов. Они находятся в пустынях, в горах, в лесах, на равнинах. Но я хочу рассказать о моем родном городе — Владивостоке, который стоит на берегу моря.

Владивостоку 2 июля исполнится 156 лет. В нем много памятников и музеев, есть и военная крепость - форт. Мой город - морской порт. В бухте Золотой Рог стоят возле причалов военные корабли, а также торговые и пассажирские суда. От военной базы - 33-го причала - регулярно отправляются в дальнее плавание противолодочные корабли «Адмирал Виноградов» и «Адмирал Трибуц», ракетный крейсер «Варяг» и другие.

Владивосток построен на сопках. Ночью, если посмотреть из окна, он очень красивый. Переливается тысячами огней телевизионная башня. На Орлиной сопке расположен фуникулер. Если подняться на верхнюю остановку, то можно побывать на смотровой площадке, откуда видна бухта Золотой Рог.

Летом мне нравится гулять по Спортивной набережной, любоваться морем, бродить по океанариуму. Во Владивостоке много мест, где можно отдохнуть, подышать морским воздухом. Можно поехать в бухту Шамора. Это, наверное, самый известный пляж в городе. Здесь можно покупаться и позагорать. Пожарить шашлыки и получить море удовольствия от хорошего отдыха.

Также у нас есть Ботанический сад. Там очень красиво! Много разных цветов и деревьев, много лекарственных растений, которые растут в нашей тайге.

Зимой, когда выпадает снег, я люблю кататься с наших сопок на санках, на коньках можно с удовольствием покататься на стадионах «Строитель» и «Авангард», а также отдыхать на «Комете», где можно покататься с больших гор на тюбенке.

В городе всегда много спортивных мероприятий, так, совсем недавно я участвовала в забеге добрых дел, который состоялся 29 мая на центральной площади, а 4 июня - в «Зеленом марафоне», где я пробежала 4 км 200 метров.  

Владивосток красивый в любое время года. Это самый замечательный город на земле. Шагая в ногу со временем, наш город с каждым годом становится все уютнее и краше. Мне нравится, что мой Владивосток растет, преображается, облагораживается, становится таким красивым и современным. Его улицы стали просторнее и чище, тротуары украшает мозаика из разноцветной плитки, а вдоль них тянутся аккуратные зеленые газоны с чудесными цветниками. Я люблю свой город не только потому, что это моя малая Родина, которой можно и нужно гордиться, любоваться, восхищаться. Достойны этого его история, облик и, в первую очередь, люди, которые создали всю эту красоту!

Ксения


Мусор создает красоту!

А вы бывали на побережье бухты Стеклянной? Кто видел неописуемой красоты берег из разноцветных осколков, отполированных Тихим океаном? Многие жители нашего города ни разу там не были, а есть и те, кто даже не слышал об этом месте.

Находится «Стекляшка» между бухтами Шамора и Горностай. Здесь несколько десятков лет назад перевернулись два грузовика, которые везли разноцветные бутылки. Естественно, вся тара перебилась, а убирать последствия никто не спешил, так стекла попали на пляж.

Пляж просто усыпан камешками-стекляшками разных размеров, форм и цветов. Стекляшки занимают около 80% пляжного песка, в основном они белого и зеленого цвета, но есть и эксклюзивы - коричневые, синие и даже розовые.

Впервые увидев это место, я заметила кучи леденцов-монпансье. Ведь правда - на леденцы похоже? Если на обычном пляже красивые, разноцветные камни - редкость, то здесь проблем с этим нет, и даже наоборот, нужно потрудиться, чтоб найти обычный камушек.

Подобный пляж есть в Калифорнии в парке МакКерричер, а у нас своя Калифорния в 10 минутах езды от центра города!

Анастасия Плахутина


Кот без сапог

Эту историю я услышал от участника огненных рейсов по доставке оборудования и снабжения из портов Америки во Владивосток во время Отечественной войны. Не сохранились в памяти ни имя, ни фамилия рассказчика.

В 1942 году попал он юнгой на грузовой пароход в машинную команду. В те времена труд в машине был тяжек. Кочегары непрерывно бросали в топки уголь, чтобы поддерживать необходимое давление пара в котлах. Работа тяжелая, а кормили во время войны слабо – все для армии, все для победы.

Пароход обычно возил военное оборудование и продукты питания. Чаще всего продукты были в ящиках и банках. В один из рейсов палубная команда заметила, что у машинной команды стали лица довольные и округленные. Стали за ними следить.

В этот рейс в верхнем твиндеке везли копченую колбасу. Грузовые люки были закрыты деревянными лючинами и обтянуты брезентом. Лючки схода были закрыты на замки и опломбированы, не пройти, не проползти.

Однако в каждом трюме была вентиляция, на палубе стояли воздуховоды с раструбом. У машинной команды был кот по кличке Антрацит, весь черный с желтыми большими глазами.

Кочегары привязывали к коту веревку и опускали в канал воздуховода. Операция всегда проводилась ночью. Кота опускали на открытые ящики с колбасой. Кот хватал ее когтями, и его с колбасой поднимали наверх. Конечно, коту доставались только обрезки.

Экипаж во время рейса не объедался, конечно, колбасой, все ели в меру. Претензий от получателя не было.

Александр Бондарик


Крабы камчатские

Дальний Восток осваивали и обживали люди европейские, из Приуралья. В Приморский край приезжали большей частью с Украины. Большая часть мужского населения сформировалась из демобилизованных воинов.

Эта история произошла во Владивостоке в шестидесятые годы XX века. Мне ее рассказал участник событий.

Три молодых парня из Татарии служили на точке среди отрогов Сихотэ-Алиня. По окончании службы завербовались на обработку рыбы на плавбазе. Поселили татарчат во Владивостоке в общежитие, выделили по койке, тумбочке, спальным принадлежностям. Отправки на судно надо было неделю ожидать. В субботний день, после обеда, отправились они посмотреть город.

Надо сказать, что в те далекие годы рыбы и морепродуктов во Владивостоке было достаточно. Суббота была рабочим коротким днем, и парням навстречу попадались местные жители с авоськами с рыбой или крабами.

Рыбу парни и в Татарии ели, а вот крабов они увидели впервые. Минутное обдумывание, и краб куплен. Заодно узнали, что его надо варить и он очень вкусен.

С покупкой вернулись в общежитие, соседи одолжили плитку и ведро. Вода закипела, кинули краба, проварили 10 минут, вытащили краба.

Извечный русский вопрос «Что делать?» и как есть краба привел к следующему:

- лапы оторваны и выкинуты в мусорное ведро;

- панцирь вскрыт и при отсутствии съедобного отправлен тоже в ведро;

- на троих выпита оставшаяся юшка с последующим поносом.

Александр Бондарик


Незабываемый Владивосток...

Впервые я посетил Владивосток весной. Помню, как, прикрываясь ладонью от слепящих лучей солнца, тщетно пытался разглядеть в иллюминаторе море среди однообразия рыже-белых полузимних сопок. Так и не увидев его, но успокоенный бодрым голосом командира, известившим о температуре за бортом и пригласившим проследовать в аэровокзал, ступил на приморскую землю.

Скажу сразу, что здание аэропорта ничем особенным тогда не поразило - аэропорт и аэропорт - небольшая рабочая станция. Это сейчас можно увидеть эскалаторы, дисплеи, терминалы, аэроэкспрессы, огромную площадь, стиснутую множеством автомобилей, а тогда было серое здание в серый мартовский день.

Уставший после многочасового перелета, я тем не менее с интересом всматривался в пейзажи, «пролетавшие» за окном авто - все так же буднично и совсем не похоже на приморскую столицу — такой, какой я представлял ее себе. И, лишь увидев силуэт истребителя, уходящего на взлет с постамента, я осознал, что это не просто местность.

Последующие знакомства с городом происходили не совсем по плану, а точнее - совсем не по плану. Деловые маршруты пересекались с праздными, бытовыми, с гидами была напряженка, да я и особо не доверял экскурсоводам, потому что для них это прежде всего работа, ежедневная и рутинная (при всем уважении к ним), а я хотел узнать правду о городе, правду, о которой предпочитают молчать с приезжими, правду закоулков, правду стен, улиц и камней, затертых историей.

Приезжая на площадь перед железнодорожным вокзалом и осторожно ступая по булыжной мостовой, я пытался представить себе людей, ходивших по этой странице города и оставивших на них невидимые следы, смотрел на памятник Ильичу напротив вокзала, около которого любят фотографироваться туристы из Китая. По виадуку через железнодорожные пути я проходил к Морскому вокзалу, наполненному сувенирами, людьми с чемоданами и духом морских путешествий. И это запомнилось навсегда - огромный 17-палубный круизный лайнер Diamond Princess, финансово-неприступно возвышающийся над бухтой Золотой Рог, обоими вокзалами, и толпа любопытных гастарбайтеров из Узбекистана, которым повезло увидеть это океанское чудо!

Насладившись зрелищем и справившись с комплексом неполноценности в связи с невозможностью присутствия в круизе, по узкому железнодорожному мостику направился я на площадь Борцов за власть Советов на Дальнем Востоке - монументальному 30-метровому сооружению, по сей день являющемуся визитной карточкой Владивостока. Ранее на этом месте был китайский рынок, впрочем, и сейчас по соседству с бронзово-грозными красноармейцами и партизанами по выходным дням мирно соседствуют фермеры, торгующие сельхозпродукцией (возможно и китайской), а по большим праздникам проходят концерты местных и вселенских звезд, на Новый год устанавливают елку, а по будням здесь дышат воздухом истории горожане и гости города, посещающие многочисленные торговые заведения.

Спустившись по лестнице, которых в связи с рельефом в городе великое множество, я попадал на знаменитую Корабельную набережную, с которой и начинался город… Вечный огонь, подводная лодка С-56 - музей на суше, корабли Тихоокеанского флота - все это вселяло уверенность в завтрашнем дне, который приходил и увозил меня обратно в аэропорт. Поэтому ни один намеченный маршрут не заканчивался, и это оставляло какую-то недосказанность, незавершенность, какой-то рубец на душе, который ныл и саднил, когда я был вдалеке...

И мне приходилось возвращаться по зову приморских рассветов, по зову волн бухты Лазурной, по зову колоколов этого прекрасного приморского города, и я возвращался. Вернулся сюда и сейчас. И, наверное, расскажу еще много интересного о нем...

Олег Кириллов


Поучаствовать в конкурсе может каждый. Мы не ограничиваем список тем: интересные уголочки городских улиц, меняющийся облик района, море - да хоть погода и закаты. Не стесняйтесь, если ваша любовь к Владивостоку рвется наружу - пишите!

Таланты не останутся без наград. Сервис «Базы отдыха» подготовил для победителя главный приз - двухдневную путевку на базу отдыха «Берег Грина» в одном из самых живописных морских уголков Приморья — бухте Триозерье. Автора лучшего эссе будет ждать четырехместный домик на песчаном пляже. Кроме того, участников конкурса ждут и другие приятные сюрпризы и подарки.

Сообщения с фотографиями и историями можно присылать до 00.00 8 июля на номер WhatsApp +7 (924) 242-77-33 и на редакционную почту lenta@vl.ru. Телефон редакции: 241-49-26. В теме сообщения просьба указать название акции «Владивосток — город нашенский!» и имя автора послания.

Эссе авторов Voitceh Kalinsky, Sergey Stern и Людмилы Ломакиной читайте в первом выпуске

Панорамный снимок Владивостока. Фото Евгения Шумала — newsvl.ru Берег бухты Стеклянной. Фото предоставила Анастасия Плахутина — newsvl.ru Берег бухты Стеклянной. Фото предоставила Анастасия Плахутина — newsvl.ru Ракетный крейсер "Варяг". Фото предоставила жительница города Ксения — newsvl.ru Телевизионная башня на Орлиной сопке переливается тысячами огней. Фото предоставила жительница города Ксения — newsvl.ru
Панорамный снимок Владивостока. Фото Евгения Шумала — newsvl.ru Берег бухты Стеклянной. Фото предоставила Анастасия Плахутина — newsvl.ru Берег бухты Стеклянной. Фото предоставила Анастасия Плахутина — newsvl.ru Ракетный крейсер "Варяг". Фото предоставила жительница города Ксения — newsvl.ru Телевизионная башня на Орлиной сопке переливается тысячами огней. Фото предоставила жительница города Ксения — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта