Новости Владивосток

«Я не работаю с оппозицией, я не работаю с позицией» —­ глава политотдела посольства США Энтони Годфри во Владивостоке (ИНТЕРВЬЮ, ФОТО)

Энтони Годфри называют куратором внесистемной оппозиции в посольстве США в Москве, сам же он утверждает, что не принимает ни одну из сторон. Два дня глава политического отдела посольства США пробыл в Приморье: встречался с лидерами общественного мнения, политическими партиями. Перед отлетом из Владивостока гость дал VL.ru эксклюзивное интервью.

Это второй визит высокого гостя во Владивосток — впервые он побывал здесь 16 лет назад. «Город так сильно изменился, - Энтони Годфри начинает с комплиментов. - И я рад видеть эти изменения. Это, конечно, впечатляет».

Многие местные журналисты пытались в буквальном смысле «выловить» дипломата — в аэропорту, около жилья американских дипсотрудников во Владивостоке, у отеля. Вот и во время встречи корреспондентов VL.ru в коридоре кафе дежурят «профессиональные журналисты» с одного краевого телеканала. Утверждают, что им отказали в интервью (в консульстве говорят, что к ним никто даже не обращался). И неприятно удивлены, что мы против превращения нашего общения с дипломатом в нелепую пресс-конференцию о «печеньках», «расшатывании лодки» и «шакалинге у иностранных посольств». Сотрудники одного силового ведомства тоже постоянно и почти незаметно сопровождают Энтони Годфри.

Беседа идет на русском языке: Годфри им отлично владеет. Первым делом благодарит наших корреспондентов за то, что попросили об интервью. «Я всегда готов встречаться с профессиональными журналистами. В наших интересах, чтобы отношения между странами были транспарентными, чтобы мы друг друга хорошо понимали. В этом смысле я готов отвечать на любые вопросы», - говорит он.

- Сейчас один из главных волнующих россиян вопрос — санкции. Когда они будут сняты?

- Причины хорошо известны: Европейский союз и Соединенные Штаты Америки ввели санкционный режим в связи со вторжением в Крым и Восточную Украину. Сейчас существует Нормандский процесс, который ведут Германия, Франция, Россия и Украина. США не включены прямо в эти переговоры, но мы со стороны стараемся помогать. Как вам известно, недавно прошли переговоры в Москве, Калининграде, в других местах — мы стараемся вместе с российскими партнерами brainstorming (устраивать мозговой штурм — прим. VL.ru). Но я думаю, что к завершению санкций дорога открыта. Особенно по вопросу Донбасса. Надеюсь, со стороны Москвы будет оказано давление на сепаратистских лидеров, чтобы они согласились искать выход из этого процесса. С нашей стороны, со стороны Вашингтона, очень хотят закрыть этот вопрос. Чтобы Минские соглашения были полностью исполнены до конца работы администрации президента Обамы.

- Так это уже совсем скоро.

- Времени мало. Надеюсь, мы найдем совместный путь.

- Всем хочется, чтобы Киев наконец-то начал исполнять Минские соглашения. Мы-то исполняем.

- Но есть две стороны этой проблемы. Я думаю, что многие россияне слушают одну сторону. О том, что Киев не может выполнять свои политические обязательства. Это на самом деле так. Со стороны Вашингтона и европейских столиц существует сильное давление. Но ведь и проблемы безопасности остро стоят: именно они, по мнению всех политических экспертов, сдерживают политические шаги, которые должен делать Киев. Это извечная проблема: что главнее — безопасность, контроль границы или политические шаги. В том числе и изменения, которые должны иметь место по Минским соглашениям. Наш подход таков: мы стараемся договариваться с партнерами, чтобы решать все сообща. Вопрос сложный, и мы надеемся найти какой-то путь.

- Вы известны как человек, который работает с оппозицией в России и других странах...

- Знаете, я не работаю с оппозицией, я не работаю с позицией. Моя работа как дипломата — понимать политическую ситуацию в стране, где я нахожусь, и объяснять ее Вашингтону. И передавать политику Вашингтона Москве. Вот и связь. Я не работаю с оппозицией. Я встречаюсь с политическими фигурами. Со всех сторон.

- В Приморском крае с кем успели встретиться? Как прошел диалог?

- Я, повторюсь, рад быть в Приморском крае. Давно здесь не был. Должен сказать, приветствие не такое теплое, как я ожидал. И, к большому сожалению, многие встречи в последнюю минуту отменили. Я всегда стараюсь понимать полную картину политической сцены, где бываю. Но здесь не смог получить такую полную картину, к сожалению. Но все-таки будем стараться продолжать этот разговор. Надеюсь, что вернусь в Приморский край, что еще будет возможность.

- На Восточный экономический форум? (В прошлом году делегация США проигнорировала ВЭФ — прим. VL.ru.)

- Сомневаюсь. Во-первых, я возглавляю политический отдел посольства. А у нас есть экономический отдел и Торговое представительство. Но я рад видеть улучшения в инфраструктуре.

- Посольство США, Госдеп обвиняют в том, что вы даете денег российской оппозиции, чтобы она намеренно разваливала строй изнутри. Есть происки, скажите честно?

- Конечно, конечно, нет! Подумайте, пожалуйста, сами: Россия — огромная страна. Россия — в себе уверенная страна. Как можно извне влиять на политическую систему здесь? Нельзя. Давление, которое сейчас идет на неправительственные организации, не помогает России. Его не должно быть. Даже правозащитные и негосударственные организации, которые борются со СПИДом или загрязнением окружающей среды и получают при этом помощь извне, не могут работать, находить ресурсы, которыми могут бороться с этими серьезными проблемами.

- Мне интересна ваша позиция. Как вы разделяете: что такое системная оппозиция в России, внесистемная? Вот коммунисты — оппозиция или нет? Или вот партия «Яблоко», с представителями которой вы встречались.

- Я встречался не только с представителями партии «Яблоко», но и с председателем КПРФ в Москве. И со всеми, с кем могу встречаться. Это не мое решение — говорить, кто оппозиция или не оппозиция. Я стараюсь понимать политическую систему. И моя работа — объяснять ее Вашингтону.

- Как вы лично, как человек и как дипломат, реагируете на все митинги, пикеты, высказывания активистов, которые заявляют, чтобы вы убирались из России?

- Во-первых, я очень рад, что имею возможность встречаться со многими людьми, кто не боится того, что мы здесь. И мне немного печально видеть, что некоторые люди или боятся, или выполняют заказы, или сами недопонимают ситуацию и мою роль. Когда профессиональные журналисты обращаются и стараются открыто и честно рассказывать, что мы делаем здесь, - ради бога, мы готовы. Но так называемый ambush journalism (буквально - «журналистика из засады») - это уже слишком. И это должно обижать и профессиональных журналистов.

- Сейчас США выдвигает определенные санкции и против нашего ближайшего соседа КНДР. Но видно, что отношения это не нормализует и Северную Корею только злит, Пхеньян проводит ядерные испытания... Вы как сами оцениваете поведение этого государства и планируете ли использовать другие инструменты политического и экономического влияния кроме санкций?

- Отношение с КНДР — одна из тех тем, по которой мы с Россией хорошо сотрудничаем. Мы работаем вместе в Совбезе, стараемся найти как можно больше хороших, новых путей к решению этого вопроса. Но поведение КНДР, скажем честно, угрожает не только Соединенным Штатам, но и другим соседям в районе. И вот почему Россия, Китай, США согласились в Совете Безопасности на новые меры. Это важный шаг, я надеюсь, что мы будем продолжать хорошую совместную работу. Но я тоже понимаю: много говорят о том, что надо искать дополнительные инструменты влияния, другие способы. Из моих разговоров здесь я понял, как в Приморском крае смотрят на этот вопрос. Может быть, немного с иной точки зрения. Для Приморского края это вопрос не далекий, он под боком. Ядерная программа вне контроля, так близко к родному краю, должна волновать. Я надеюсь, что мы совместно с представителями российского правительства найдем общее решение.

- Какое? Что, на ваш взгляд, можно еще предпринять? Поговорить?

- Я думаю, что разговоры должны быть. Как дойти до них? Мы стараемся найти хороший путь, работая с партнерами в этом регионе. Мы должны видеть шаги и со стороны КНДР — о том, что они готовы быть участниками нормального разговора. Пока этого, к сожалению, не видно.

- Но вернемся к санкциям. По опыту многих лет, десятилетий и даже столетий никогда экономические санкции отношения между странами не нормализовали...

- Извините, есть одно большое исключение. Процесс с Ираном. Мы работали вместе с Россией и другими странами. Ввели серьезные и длительные санкции. И путем открытого диалога пришли к нормальному решению этого очень серьезного вопроса. Давайте не забывать, что это — достижение не со стороны США, а совместное, со стороны Ирана, России, Евросоюза, Соединенных Штатов...

- Ладно, Иран — это, простите за выражение, диковатый Ближний Восток. А Россия — демократическое государство. Как считаете?

- Я считаю, должны быть ответы на те шаги, которые были приняты.

- В субботу в Приморье прошли праймериз. Слышали ли вы про их итоги? Как оцениваете процесс?

- В США праймериз — другое дело. Там члены той или иной партии решают, кто будет их кандидатом. Это дело внутреннее...

- А у нас это народное голосование.

- Да, это ваши правила. Если я правильно понял, уже были высказывания представителей партии о том, что они готовы отменить результаты, если будут доказательства нарушений. Думаю, это правильно. Результаты должны совпадать с высказыванием голосующего народа.

- Приморский край иногда называют одним из самых протестных регионов...

- Протестных? Я не заметил.

- А как вы воспринимаете Приморье?

- Я воспринимаю его, думаю, так же, как и вы. Очень динамичным регионом с большими перспективами. Думаю, Приморский край будет иметь более тесные отношения с государствами в этом регионе, чем считает Москва. Столица от вас далеко — как Вашингтон от Гавайских островов. Если бы у нас не было гавайца в Белом Доме (Барак Обама родился в Гонолулу — прим. VL.ru), мы бы тоже недопонимали их проблемы.

- Про ваш визит сюда уже вышло множество материалов в СМИ. Были митинги, протесты. Даже яблоки гнилые под дверь местной партии «Яблоко» подкладывают.

- Да, некрасиво...

- Будете все смотреть, читать?

- Я уже посмотрел. Слава богу, я имел возможность встречаться не только с такими людьми, но и с нормальными. У меня все же хорошее впечатление от визита. Немного не повезло с погодой. Хотелось увидеть море — и это я успел. Я рад здесь быть. Обязательно вернусь.

Валерия Федоренко (текст), Сергей Орлов (фото)

Корреспондент VL.ru Валерия Федоренко и глава политического отдела США Энтони Годфри — newsvl.ru Энтони Годфри во Владивостоке пробыл два дня — newsvl.ru Это второй визит Энтони Годфри во Владивосток. Первый был 16 лет назад. — newsvl.ru Дипломат в Приморье не встретился с первыми лицами. Говорит, что много встреч перенеслось в последний момент. Но надеется вернуться, чтобы наверстать упущенное — newsvl.ru Беседа шла на русском языке - дипломат прекрасно говорит на великом и могучем. От вопросов о санкциях, Минских договоренностях и "проплаченной оппозиции" не уходил — newsvl.ru
Корреспондент VL.ru Валерия Федоренко и глава политического отдела США Энтони Годфри — newsvl.ru Энтони Годфри во Владивостоке пробыл два дня — newsvl.ru Это второй визит Энтони Годфри во Владивосток. Первый был 16 лет назад. — newsvl.ru Дипломат в Приморье не встретился с первыми лицами. Говорит, что много встреч перенеслось в последний момент. Но надеется вернуться, чтобы наверстать упущенное — newsvl.ru Беседа шла на русском языке - дипломат прекрасно говорит на великом и могучем. От вопросов о санкциях, Минских договоренностях и "проплаченной оппозиции" не уходил — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта