Новости Владивосток

«Он всегда знал, как надо поступать» — капитан 1 ранга Виктор Левушкин всю жизнь отдал разведке ТОФ (ФОТО)

Виктор Иванович Левушкин на Тихоокеанском флоте фигура известная. Даже после отставки он до 80 с лишним лет был важнейшим сотрудником в информационном центре разведки ТОФ. Но о службе своей лишний раз не распространялся — тем более ценны материалы, которые собрала его внучка Анастасия. Для нее дедушка стал настоящим примером русского офицера, который всегда поступал правильно — и на службе, и в жизни.

Ко Дню защитника Отечества Анастасия Левушкина рассказывает о Викторе Ивановиче.

«23 февраля – главный праздник моей семьи. В этом году мы будем впервые отмечать его без главного героя – моего деда Виктора Ивановича Левушкина (1932-2015 гг.). В детстве он казался мне какой-то очень значительной фигурой, окутанной тайной, и только после его смерти в конце 2015 года я, наконец, начала собирать воедино фрагменты его жизни.

Когда я была маленькая, то часто спрашивала: «Дедушка, а что ты делаешь на работе?» - «Работаю, внученька». Но ни мама, ни папа, ни бабушка, в отличие от него, не уходили на работу в красивой черной форме с золотыми пуговицами, погонах с тремя звездочками. Капитан 1 ранга – для меня это был набор слов, которым называли моего дедушку, статного мужчину в военной форме с громким голосом, который даже дома говорил отрывисто, как будто раздавая указания. Он всегда знал, как надо поступать, и это безупречное внутреннее мерило должного и недолжного, абсолютное благородство настоящего русского офицера до сих пор вводит меня в священный трепет перед высотой человеческого духа.

Виктор Иванович очень мало рассказывал о своей работе, но много – о том, как он учился в Петродворце в Высшем военно-морском училище связи имени А. С. Попова. Поступил он туда не по велению души, а от нужды – курсанты проживали и питались в училище, а еще им выдавали казенную форму. В голодные послевоенные годы это было подарком судьбы, и Виктор Иванович, тогда еще просто Витя Левушкин, уехал из города Калинин (Тверь), оставив мать с отцом и двух младших братьев. Но вскоре учеба захватила его целиком.

Самыми сложными предметами в курсе подготовки были сопромат, основы кораблестроения, множество видов математики. Кроме военно-морских дисциплин будущих офицеров в то время обучали этикету и бальным танцам, причем танцевать курсанты должны были с палашом – широким длинным клинком, который, по дедушкиным словам, больно бил по ноге и даже мог случайно задеть партнершу. Чтобы избежать такого конфуза, молодые люди нарушали все правила и сдавали оружие в гардероб, привязав палаш за темляк (шнурок на рукояти) к петельке шинели. Потеря палаша была серьезнейшей провинностью, но риск – дело благородное, и в случае чего на помощь в розысках приходили все однокурсники и друзья.

Когда Виктор заканчивал четвертый курс, в училище приехала комиссия из Главного разведывательного управления СССР и Службы разведки ВМФ. Перелистав 130 личных дел курсантов, члены комиссии отобрали его и еще несколько человек для собеседования. Выясняли, как хорошо кандидаты владеют знаниями о разных видах радиосвязи, радиотелефонной, флажной, световой сигнализацией, иностранными языками, проводили тестирование на предрасположенность к разным видам работ – технической, командной, аналитической.

После сдачи выпускных экзаменов на очередном построении был зачитан список из 18 человек, которые должны были остаться в училище для продолжения обучения по другому профилю. Виктор оказался среди них.

Дальше был месяц теоретической подготовки — изучение организационно-руководящих документов, освоение специальной техники. Молодые офицеры должны были владеть азбукой Морзе для разных видов связи – радио-, флажной, световой и т.д. – и уметь принимать и отправлять сигналы со скоростью не менее 110 слов в минуту. После экзаменов по теории Виктор и шестеро его однокурсников отправились еще на месяц в город Зеленоградск для прохождения подготовки в действующей военной части в составе первого морского разведотряда особого назначения (осназ). В завершение учебы каждого кандидата поставили командовать взводом второкурсников.

«Было у меня два отделения, 25 человек, вот с ними и воевал – своевременно ли поднялся, своевременно ли улегся, правильно ли застелена койка, не собирался ли хлам в прикроватной тумбочке, как выглядит его форма одежды – не носит ли он клеши (в те времена были модны клеши революционных советских матросов – их делали, растягивая в ночь перед увольнением влажные суконные форменные брюки на трапециевидном фанерном устройстве, называемом «торпеда»)», - вспоминал Виктор Иванович.

Одной из его коронных комедийных историй был рассказ о том, как его подопечные вернулись из увольнения «веселые» в дым, буквально захватив городской автобус (после кутежа в Ленинграде у них просто не было больше денег на проезд). Один из них не мог идти и полз на четвереньках, но, проползая мимо знамени училища, он не забыл – святое дело! – повернуть к нему голову и отдать честь.

После выпуска из училища в 1954 году Виктор Иванович был назначен служить на Тихоокеанский флот. Начальник разведки ТОФ принял его с распростертыми объятьями – через месяц должен был быть уволен в запас военный переводчик японского языка, и Виктор Иванович, по замыслу начальства, сменил бы его.

«Да какой же я переводчик с японского?» - удивился Виктор Иванович. – «У меня же написано в личном деле: английский!» Начальник разведки не смутился: «Ничего, разберемся. Вы коммунист, товарищ Левушкин?» - «Никак нет, комсомолец». - «А мы коммунисты! Мы вам поможем!» Так Виктор Иванович за месяц выучил катакану и хирагану в виде азбуки Морзе и военные термины на японском языке — причем помнил их до самых последних дней жизни. Его коллеги вспоминают, что он любил говаривать, практически по Стругацким: «Я не хочу слышать, что задачу решить невозможно – я хочу знать, как ее решать».

В первое время Виктор Иванович работал, переводя перехваченные радиосообщения с японского, и передавая информацию оперативному дежурному. Как и все офицеры-холостяки, жил в общаге. К 8 утра на работу, с 12 до 14 обед, в 19.20 часов отправлялся домой. Три-пять раз в месяц Виктор Иванович нес круглосуточное дежурство в штабе — делал оперативные сводки по всем флотам в зоне ответственности ТОФ.

Однажды, приехав к родителям в отпуск – в то время они жили на Урале – он познакомился с бойкой хохотушкой, сельской учительницей Лидой. Не раздумывая долго, он женился на ней и привез на Дальний Восток. Молодые поселились на острове Елена, где Виктор Иванович служил командиром группы радиоразведки в четвертом морском разведотряде осназ. В 1957 году родился сын Олег, мой папа.

Вскоре Виктор Иванович сосредоточился на единственном и важнейшем направлении – американском. Вообще зона ответственности разведки ТОФ начинается у берегов Африки и заканчивается у берегов обеих Америк. Виктор Иванович отслеживал положение каждого корабля в этой зоне и должен был представить прогноз возможных действий иностранных флотов на ближайшие 30-60 дней.

Так как он был не просто офицером-информатором, а командиром подвижной морской разведывательной группы, то он периодически ходил в походы на судах якобы гидрологической службы. И названия у них были соответствующие – «Гидрофон», «Барограф», «Измеритель», «Амперметр» и другие. Виктор Иванович выходил в море под гражданской легендой, и, по документам, на этих кораблях его не было. Впоследствии это сыграло свою роль в том, что ему так и не присвоили звание ветерана боевых действий.

29 апреля 1964 года малый разведывательный корабль «Протрактор», на котором Виктор Иванович возглавил разведывательную группу, вышел на маневренную позицию в Южно-Китайском море у берегов Вьетнама и сорвал провокацию кораблей 7 флота США, которые вторглись в территориальные воды Демократической республики Вьетнам.

Американцы пытались обмануть общественное мнение, оправдав свою агрессию тем, что торпедные катера ДРВ будто бы атаковали американский эсминец «Мэддокс» в территориальных водах. На достоверности этого факта настаивал Объединенный комитет начальников штабов и командование ВМС США (об этом пишет М.В. Федоров в книге «Разведка Тихоокеанского флота в годы «холодной войны»: история и воспоминания»).

Однако «Протрактор» своевременно отправил донесение о вторжении американского флота, и Советское правительство квалифицировало действия американских военных как агрессию. В 1965 году у берегов Вьетнама находилось уже четыре ударных авианосца ВМС США. Практически до конца войны Виктор Иванович бороздил просторы Южно-Китайского моря, добывая оперативную информацию. Это было крайне опасно. Как мне рассказал потом контр-адмирал Юрий Спиридонович Максименко, начальник разведки ТОФ с 1982 по 1991 гг., первыми в бою уничтожают разведчиков.

Только потом в расход идут заправочные танкеры и, наконец, истратившие боезапас военные корабли. Американский флот нередко совершал провокационные действия по отношению к советским разведывательным кораблям – их таранили, зажимали между бортами, обстреливали из пулеметов, надеясь потом списать все на случайность. Но военно-морскую разведку так просто было не напугать. В 1968 году Виктору Ивановичу вручили Орден Красной Звезды «За успешное решение боевых задач» в походах на кораблях ТОФ в район Вьетнама в период американо-вьетнамской войны.

Возвращаясь из боевых походов, Виктор Иванович снова садился за анализ и прогноз. Еще с конца 60-х он прогнозировал американскую агрессию в Персидском заливе, глядя на то, как там разворачиваются гидроакустические системы слежения за советскими подводными лодками. Меня сейчас поражает, как можно удерживать в голове такие массивы информации – он наизусть знал тактико-технические характеристики всех видов кораблей, самолетов, вооружений, которые применяются в морских боях, политико-экономические характеристики каждого порта в зоне ответственности тихоокеанской разведки.

Юрий Спиридонович говорил, что «информация должна быть в крови». Должно быть, кровь моего деда была какой-то особенной, потому что, уволившись в запас по возрасту в 1985 году, он остался на гражданской службе в штабе ТОФ и ушел оттуда только в 2013 году в возрасте 81 года.

Мой младший брат родился в 1986 году, его назвали в честь деда Виктором. Малышу не хватало кальция, и врачи рекомендовали докармливать его творогом. После работы дедушка шел в центральный гастроном за творогом и кефиром, а потом вез гостинцы к родителям домой в район бухты Тихой и, наконец, возвращался через весь город к бабушке в район проспекта 100-летия Владивостока. И все это в общественном транспорте. Он никогда не жаловался на то, что устал, всегда был бодр, мы у него были только «Настенька» и «Витенька». Он часто гулял с нами, читал нам книжки, учил, что такое хорошо и что такое плохо.

Даже когда мы стали взрослыми и сами смогли зарабатывать себе на жизнь, он так и норовил подсунуть нам «материальную помощь», от которой мы всячески пытались отказываться. Он радовался даже малейшим нашим успехам, был самым благодарным слушателем всех рассказов о нашей жизни. Я никогда не видела, чтобы он проявил несправедливость по отношению к кому-то – не только членам семьи, но и к другим людям. Мне казалось в детстве, что все взрослые такие.

Юрий Спиридонович Максименко сказал про него так: «Виктору Ивановичу не нужно было дважды говорить. Он сам знал, что делать. Ехать на учения – значит ехать на учения. Идти в море – значит идти в море. Но и на своем стоять он умел».

Для меня мой дед — герой, который отдал всю жизнь Родине и ни разу не поступился своими принципами. В сегодняшней геополитической обстановке как нельзя более отчетливо понимаешь, что «у России только два союзника – армия и флот». Я преклоняюсь перед всеми нашими защитниками. Спасибо».

СПРАВКА VL.ru.

Левушкин Виктор Иванович (16.10.1932 - 28.12.2015). Ветеран Разведки ТОФ капитан 1 ранга в отставке. Окончил Высшее Военно-Морское училище связи в Ленинграде (1950–1954) по специальности «офицер-связист корабельной службы». 1954-1961 гг. - старший офицер Центра обработки информации 4-го разведотряда. 1959–1960 – высшие офицерские классы при ВВМУС им. А.С. Попова. С 1961 по 1985 годы служил в разведке ТОФ на разных должностях. В 1985 году уволен с действительной военной службы ВС СССР по возрасту. 1985-31.8.2013 - гражданский служащий информационного центра. Среди его наград — Орден Красной Звезды «За успешное решение боевых задач» в походах на кораблях ТОФ в район Вьетнама в период американо-вьетнамской войны (1970 год).

Июль-август 1954-го. На стажировке в городе Зеленоградске — newsvl.ru 1954 год. Начало службы во Владивостоке — newsvl.ru 29.07.1979. День ВМФ, Тихий океан, РЗК "Гидрограф" — newsvl.ru 20.12.1956. Первый год супружеской жизни — newsvl.ru Август 1979-го. На боевой службе в Тихом океане — newsvl.ru 1979 год. Служба в ОУ штаба ТОФ — newsvl.ru Июнь 1979 года. Тихий океан. С сослуживцами на РЗК — newsvl.ru Лето 1956-го. В/ч 097919, 6-й километр — newsvl.ru Октябрь 1979-го. ТАВКР "Минск" на выходе в море — newsvl.ru Сентябрь 1950-го. Курсант 1 курса Высшего Военно-Морского училища связи им. А.С.Попова в г. Ломоносове Витя Левушкин — newsvl.ru 22.02.2001. 491 НЦ РУ ТОФ. В канун Дня Советской армии и ВМФ — newsvl.ru Виктор Иванович Левушкин и его внучка Анастасия — newsvl.ru
Июль-август 1954-го. На стажировке в городе Зеленоградске — newsvl.ru 1954 год. Начало службы во Владивостоке — newsvl.ru 29.07.1979. День ВМФ, Тихий океан, РЗК "Гидрограф" — newsvl.ru 20.12.1956. Первый год супружеской жизни — newsvl.ru Август 1979-го. На боевой службе в Тихом океане — newsvl.ru 1979 год. Служба в ОУ штаба ТОФ — newsvl.ru Июнь 1979 года. Тихий океан. С сослуживцами на РЗК — newsvl.ru Лето 1956-го. В/ч 097919, 6-й километр — newsvl.ru Октябрь 1979-го. ТАВКР "Минск" на выходе в море — newsvl.ru Сентябрь 1950-го. Курсант 1 курса Высшего Военно-Морского училища связи им. А.С.Попова в г. Ломоносове Витя Левушкин — newsvl.ru 22.02.2001. 491 НЦ РУ ТОФ. В канун Дня Советской армии и ВМФ — newsvl.ru Виктор Иванович Левушкин и его внучка Анастасия — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта