Новости Владивосток

Виолончелист Сергей Ролдугин во Владивостоке: «Жалко приморцев, считающих театр оперы и балета бесполезным» (ИНТЕРВЬЮ)

В пятницу, 17 января, в краевой столице стартует фестиваль «Мосты культуры: Санкт-Петербург — Владивосток». Худрук фестиваля Народный артист России, виолончелист и дирижер Сергей Ролдугин прибыл во Владивосток в четверг и, едва ступив на приморскую землю, дал интервью VL.ru.

- Какая у вас дорога из аэропорта красивая, мост (низководный - прим.), - говорит Сергей Ролдугин, впервые приехавший в Приморье. - Мы пытались прилететь сюда с Валерием Гергиевым (художественный руководитель Мариинского театра — прим.). Не получалось. А с Антоном Лубченко в Вене встретились, он меня и артистов из Дома музыки позвал. Сказал, что Год культуры, как день, должен начинаться на Востоке. Мы часто отказываемся от проектов в угоду качеству. Если ресурсов не хватает, то мы не делаем. Даже московским руководителям отказываем, бывает! Но к вам приехали.

К сожалению, пианист Сергей Редькин не смог приехать — у него проблема с пальцем, врач запретил играть. Вместо него выступит Николай Саратовский.

Мы приехали вместе с пианистом Андрей Диевым, профессором Московской консерватории, и Еленой Миртовой, она профессор Санкт-Петербургской консерватории по вокалу. Представляем и тех, кто учит, и тех, кого уже научили. Сыграет на приморской сцене скрипач № 1 в России из молодых, лауреат всевозможных международных конкурсов Павел Милюков. Он учился в Московской консерватории, лучший профессор по скрипке в Европе Борис Кушнир, увидев Пашу, пригласил заниматься. Отсюда поедет прямо в Вену...

Больших трудов стоило «выцарапать» ребят. У них распределены концерты на 2014, на 15 годы — но вот приехали. Дом музыки выбирает талантливых молодых музыкантов по всей России. Привозим их, человек по пять, в Царский дворец — мы там базируемся. Создаем все условия, приглашаем лучших профессоров со всего мира, которые дают трех-четырехдневные мастер-классы. Участники ни за что не платят ни копейки. Если профессору понравился музыкант, они могут продолжить заниматься уже без нашего участия. Есть проект «Река талантов», когда консерватории рекомендуют талантливых исполнителей, которые так же приезжают, занимаются с профессорами, а потом выступают в городах на Волге («реке талантов»), где есть оркестры: Астрахане, Волгограде, Ульяновске, Костроме...

Есть у нас и международные проекты. В Швеции - «Русская весна» и в Австрии - «Русские вторники». Сейчас с японцами хотим начать проект — они очень заинтересовались, ведь ребята у нас просто «атомные»! Мы кроме концертов во Владивостоке проведем мастер-классы, по итогам которых, возможно, выберем новых участников наших проектов. В прошлом году у нас уже была пианистка из вашего города.

- Как вы думаете, будут ли, образно выражаясь, обе половинки «Моста культуры» - и западная, и восточная - одинаково прочными?

- Честное слово, летели и в очередной раз понимали, какая страна огромная. Хочется, чтобы люди чувствовали, что они недалеко, что у них есть те же самые возможности, те же исполнители. Мы плотно сотрудничаем с Мариинским театром, с Гергиевым — он всегда работает с регионами. Берет поезд, садит туда труппу театра. Чуть ли не на каждой станции играют концерты. У самого большого московского коллектива — 320-350 концертов в год. У Гергиева — 700! И везде аншлаги. Не достать билетов на «Щелкунчик» по блату! А детей из регионов привозят — и они смотрят этот балет в «Мариинке»…

- В прошлом году в крае проводился опрос. Людей спрашивали, какие из объектов саммита АТЭС они считают самыми бесполезными. На втором после гостиниц Hyatt месте с небольшим отставанием — как раз театр оперы и балета...

- На самом деле, жалко этих людей. Они не понимают, что бизнес, военная мощь, индустрия — всё работает на культуру. Искусство — одна из высших форм человеческой деятельности. У человека, который занимается искусством, развиты образное мышление, воображение, мозг. А кто не видит ничего дальше своего носа, никогда не изобретет самолет. Он бесполезен. А тем более, если ему дают рот открыть, как сейчас!

- Ну, классическая музыка всегда была продуктом элитарным...

- И ничего страшного! Вот вы когда-нибудь видели, чтобы на рынке торговали бриллиантами? А что вы хотите, чтобы на классику ходили толпами, как на стадион? Но я не говорю, что ничего не надо делать. В Японии мы как-то давали концерт. Играли на стадионе, Лена пела. Было 25 тысяч человек! Там другое совсем отношение, менталитет другой... Но я хочу сказать, что искусством надо заниматься обязательно. Творчество — это когда чего-то не было, а ты это заметил. Яблоки-то падали всегда, а закон гравитации открыл Ньютон!

- На «Мостах культуры» обширная программа. Как подбирали произведения?

- Мы хотели выбрать лучшее. Концерт Бетховена — это классика, мировой шедевр. Играют скрипка, виолончель и фортепиано с оркестром. Третий концерт Рахманинова — шедевр. А Пашка будет так играть концерт Хачатуряна ре-минор — закачаешься! Там такой темперамент в первой части, а вторая часть — медленная: это зной, нега... 19 января в камерной программе — знакомые произведения «Рондо-каприччиозо» Сен-Санса, «Размышление для скрипки и фортепиано» Чайковского...

Во втором отделении будет Шостакович. Мы сомневались — привозить или нет. Лена так образно поет. «Семь стихотворений А. Блока для сопрано, скрипки, виолончели и фортепиано» - там тематика немного трагичная, везде образ смерти. А после этого играем трио Шостаковича. В нем еврейская судьба. Не надо себе представлять одетого в черное еврея, которого унижают. Это психологический мир...  Завершается все заканчивается всё еврейской свадьбой, которая трагически заканчивается. Все разрушено, ничего нет, всё пропало — и «росток» из того времени, когда всё было хорошо.

- «Русский оперный дом» находится во Владивостоке, на самой границе России. Рядом такие монстры, как Китай, Южная Корея, Япония. Нет ли смысла ориентироваться на Азию?

- И Япония, и Корея, и Китай музыкальные корни брали в России. Сильное влияние оказала на Китай русская эмиграция. А консерваторию имени Римского-Корсакова даже в шутку называли консерваторией имени «Римского-Корейского», столько там корейцев училось! Они приезжают, снимают на видео, занимаются день и ночь. Так что влияние скорее наше — на них. Хотя сейчас они самостоятельно дают хорошие результаты. Конечно, надо приглашать! И не надо бояться!

В Японии в каждой деревне шикарный концертный зал! Может быть, он не золотом отделан, но там отличная акустика, свой хор, оркестр, ходит работник с пультиком — и сцена по его сигналу меняется. Оборудование шикарное! И маленькие дети еще ничего не понимают, но уже слушают. Чайковского японцы страшно любят. Они вообще довольно сентиментальные ребята...

Да и в России множество богатых людей сейчас повели детей учиться музыке. Девочек вокалу учат! Причем именно классическому... Любой оперный исполнитель споет песню и Ваенги, и Стаса Михайлова. Но ни один лучший эстрадный певец не споет самой простой арии. Они пытались — тот же Киркоров. Это смешно выглядело, никто же к этому серьезно не относится. Я и сам люблю даже блатные песни, если они со смыслом! Но это развлечение. В чем разница между легкой эстрадной музыкой и, скажем, симфонией?

Ну, во-первых, в песне слова есть, и сразу понятно: «ты мой тазик, я твой...» - что там? А симфонию нужно слушать, проецируя переживания на себя. Есть определенное состояние, потом оно изменяется, наступает конфликт, чем-то заканчивается — это сложный внутренний мир. А тот же Лепс. Песня у него есть, «Вьюга». Четыре ноты в припеве! Можно три раза в день писать такие песни! Да ни в одной симфонии даже близко такого нет: на четырех нотах сделать мелодию! Вот и есть сравнение: или ты развлекаешься и у тебя одно настроение, или есть развитие...

Люди тратят бешеные деньги на живопись, на музыкальные инструменты! В царское время в Мариинском театре была богатейшая коллекция музыкальных инструментов в Европе — и Гергиев хочет ее возродить, огромные деньги тратит на покупку инструментов. Нефть, золото то повышаются, то понижаются в цене — а музыкальные инструменты и живопись только дорожают!

Музыканты, конечно, не могут купить коллекционный инструмент за два, три, а то и десять-двадцать миллионов долларов. Павел Милюков, например, играет на скрипке из коллекции. Один из наших спонсоров купил инструмент за 2,5 миллионов евро и дает его играть Паше. Казалось бы – килограмм дерева! Так и на западе делают все.

- У вас виолончель на концертах будет необычная?

- У меня есть дорогой инструмент, на котором я играю в отдельных случаях. Тоже не мой лично. Старинные инструменты очень чувствительны к перемене климата, разнице температур - нельзя с собой возить инструмент такого уровня... С собой у меня виолончель российского мастера, очень хорошая. Я на ней играю и за границей, и везде в России.

В пятницу, 17 января, в краевой столице стартует фестиваль «Мосты культуры: Санкт-Петербург — Владивосток». Худрук фестиваля Народный артист России, виолончелист и дирижер Сергей Ролдугин прибыл во Владивосток в четверг и, едва ступив на приморскую землю, дал интервью VL.ru — newsvl.ru Сергей Ролдугин — виолончелист, дирижер, руководитель Дома музыки в Санкт-Петербурге — newsvl.ru
В пятницу, 17 января, в краевой столице стартует фестиваль «Мосты культуры: Санкт-Петербург — Владивосток». Худрук фестиваля Народный артист России, виолончелист и дирижер Сергей Ролдугин прибыл во Владивосток в четверг и, едва ступив на приморскую землю, дал интервью VL.ru — newsvl.ru Сергей Ролдугин — виолончелист, дирижер, руководитель Дома музыки в Санкт-Петербурге — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта