Новости Владивосток

Диджей из Суйфэньхэ Сергей Сандул: «Сунька — это русский город»

Сергей Сандул живет в Суйфэньхэ  восемнадцатый год, работает диджеем  в ресторане «Ира Надя». Уроженец Украины, в прошлом житель Арсеньева, а теперь полноценный китаец, он по-прежнему считает себя патриотом России, и уверяет — ни одна китаянка не смогла тронуть его сердца.

В своем интервью корреспонденту VL.ru Сергей Сандул рассказал о своей  ассимиляции в Китае, о том, как  в худшую сторону изменилась культура русских туристов и в лучшую —  китайских торговцев, как «господа» превратились в «карефанов», а деревня Сунька — во второй по статусу город в провинции.

- Сергей, что заставило  вас переехать в Суйфэньхэ?

- Я работал диджеем в Арсеньеве. 18 лет назад, в 1995 году начал ездить в Китай на чендж - русские везли сюда все подряд - кастрюли, сковородки, ткани и меняли на местные китайские товары. Привозили сковородки, а увозили кроссовки. Я, например, за три метра офицерского сукна выменял 42 пуховика. За один электрический утюг можно было вообще кучу всего выменять. За один рубль давали 1,37 юаня, и когда приезжал чувствовал себя богатым человеком. И отношение к русским было другое — за нами бегали, на нас молились.

- А потом фирма «Интурист» предложила мне провести для них Новый  год. Я согласился и китайцы в первый раз увидели как русский диджей проводит мероприятие. Они предложили мне работу. Сначала на год.

- Тогда и не думал, что задержусь  дольше. Помню, хотел продать свой старенький микроавтобус, купить что-то другое. Здесь по тем временам я  получал 500 долларов — это только зарплата, плюс я еще пою, а за песни туристы платили отдельно. И доходы, будем говорить, получались в пять раз больше, чем зарплата.

- Что тогда из себя представлял город?

- Тогда здесь были деревянные дома и соломенные крыши, не было автопереходов, из России ходило только два вагона. Центральной площади не было, был универмаг, а к нему проложили единственную заасфальтированную дорогу. В 1995 году начали открываться рестораны. Появились первые четыре столика «Максима», а в 1996 открылись маленькие забегаловки - «Лена Саша», «Ира Надя».

- А что за публика была в той Суньке?

- Это были люди, которые ехали из России работать для своих магазинов, они занимались серьезным бизнесом. Помогаек вообще не было до 2002 года. Были только туристы — люди с Сахалина, Приморья, Магадана, Корсакова, Москвы, Санкт-Петербурга.

И они были не жадные, не экономили  деньги. Работали целый день в мыле, потом принимали душ и шли  отдыхать. Вот ресторан и работал  для отдыха туристов. Люди шли расслабится. Пили, но при этом по-настоящему, по-русски гуляли. Такого сейчас нет ни в России, ни в Китае. Уже никогда такого не будет.

- С таким сожалением говорите о тех временах... Сейчас иначе?

- Что вы — земля и небо. Русские  туристы поменялись в корне. Если раньше они шли отдыхать, то сейчас напиться и пожрать. Разница есть. Если раньше приезжали те, кто имеет деньги, то сейчас те, у кого есть деньги. Смысл совсем иной. Люди, которые до сих пор ездят в Китай, тоже с ностальгией вспоминают то время.

Туристы даже друг к другу стали относиться хуже. Раньше это были русские люди, которые пришли отдыхать в китайский ресторан. Все были доброжелательными, не было конфликтов. Сейчас не дай бог кому-то наступить на ногу - неизвестно чем закончится.

- А конфликты с китайцами тогда были?

- Конфликты были всегда. Китайцы плохо  понимали язык. Когда русский повышал  голос: «Че тебе?», - для них это  звучало как мат и китайцы  кидались в драку. Они как дети. Ты его ударил, у него глаза кровью наливаются, он бежит и дает тебе сдачи. Хотя этот принцип и сейчас действует: если ты с ним по-хорошему, он с тобой всегда будет по-хорошему, нагрубил — он кинется в драку, еще и друзей позовет. Менталитет такой. Их три тысячи лет притесняли, и вдруг отпустили на свободу — у них появились деньги, появилась власть. Культуры не хватает. Но они понимают: «У меня есть власть, есть деньги, друзей много, зачем ты мне хамишь?».

- Вы говорили, что русские научили китайцев плохому...

- В 1995 году я, сойдя с поезда, видел  такой случай: русский объяснял китайцу  значения матершинных слов. Я подошел к соотечественнику и сказал: «Родной, тебя же через год-два этими же словами туда же и пошлют».

И слова «карефана» не было. Были «господин» и «друг». Тот, кто тебе помогал  носить сумки по магазинам — а  ты как король шел впереди с кошельком в руках - обращался к тебе «господин». А если ты заходишь в ресторан, к тебе обращались «друг». А в 1997 году появилось слово «карефан». Это русские обращались к китайцам. Китайцы стали спрашивать, что это такое. И русский говорит: «Да так - товарищ, друг». И китайцы стали сами кричать: «Карефана, иди сюда!». И русские стали отзываться. Все, слово-паразит вошло в обиход китайцев.

- Как относились китайцы к вам в первый год работы?

- Мне тогда сказочно повезло  с хозяином ресторана. Это был владелец ресторана «Ванда» Ван Фы. Один из самых порядочных китайцев, которых я знал в жизни. Он человек из китайской мафии, был в авторитете в Суйфэньхэ, но при этом оказался очень человеком. Сам стоял за баром, наливал коктейли, мыл стаканы, включал светомузыку. И когда я говорил, что нужна колонка, он покупал колонку, говорил, что нужен свет, он покупал свет. Говорил, надо поменять ложки, он менял. Говорил о проблемах, которые до меня доносили русские, он их решал.

За 18 лет жизни в  Китае у меня ни разу не было проблем с китайцами. Ко мне они относились хорошо: я жил здесь, работал на мафию, не матерился, никогда не орал, никогда не вступал в конфликты. Я с китайцами со всеми дружу, у меня среди них врагов нет и я надеюсь, что не будет.

- С каким репертуаром приехали в Китай?

Репертуар - «Руки Вверх», Юра Шатунов... Помните, «Тихо светит луна, трое скачут ковбоев...»? Китайского не включал. Даже китайцы не любят, когда играет китайская  музыка в русских ресторанах. Потому что мы не понимаем смысла их песен, а песни эти как правило очень лирические, медленные, тягучие — о жалобах на жизнь, о том, что нечего кушать.

А помните двухкассетные магнитофоны? Я когда приехал в Китай, увидел, на чем работают китайцы: стояло два  двухкассетника и к ним было две  тысячи кассет. На каждой стороне — по две песни, а названия -  на китайском. И я все это переименовал. В течение дня готовил кассеты, а вечером ставил. Потом я увидел в каком-то иностранном фильме минидиски. Я попросил Ван Фы купить их. Потом появились ДВД.

- Есть что-то, что никогда не поставите?

- Да, любую песню с матершинными словами. У меня свои правила: никогда  не говорю слово «пацаны» в микрофон, не матерюсь и не ставлю матерные песни.

- Как обживались в Суйфэньхэ?

- Когда меня пригласили сюда жить, то дали сразу комнату в гостинице при ресторане «Ванда». Там была кровать и холодильник. Китайцы жили по пять человек в таких комнатах, а мне дали отдельную. Я зарабатывал очень приличные деньги, кушал бесплатно в ресторане. Потом купил диван, шкаф. Сейчас у меня трехкомнатная квартира, двуспальная кровать, плазма и все такое - все имущество мое.

- Не тянуло обратно на Родину?

- Не хочется обижать русских  людей... Но мне нравилось в Китае, и сейчас больше нравится жить здесь, чем на Родине. Я считаю себя патриотом России, но за державу обидно. В Китае жить легче, лучше, дешевле. А Сунька вообще - это русский город. Даже китайцы так говорят. Русские не только приезжают туристами, но и работают здесь в заведениях, как я.

- Если человек хочет  переехать в Суйфэньхе, сколько ему понадобится денег?

- Съемные квартиры — от 35 тысяч рублей в год — это двухкомнатная  квартира до 70 квадратов, но без мебели, с мебелью — от 50 тысяч рублей в год. В новом районе дороже.

Что касается покупки, то вот моя  квартира в центре стоит 1,2 млн рублей. В среднем здесь квартиры стоят 15 т.р. за метр. В новых районах - 20 т.р., но китайцы возмущаются, что это слишком дорого и по приказу правительства цены будут сокращать.

Я сегодня платил за коммуналку, у  меня 75 квадратов — отдал 600 рублей за месяц за свет, за воду — 350 рублей за полгода, за мусор в год — столько же.  За отопление — не платишь, все на электричестве.

Питание в Китае очень дешевое. В ресторане не будешь постоянно питаться, а в универсаме - в среднем 180 рублей в день вместе с мясом. Яйца — 20 рублей десяток.

- Сейчас все меньше туристов едет в Суньку за вещами, говорят  — дорого.

- Был период, когда китайское правительство начало бороться с ширпотребом —  ходило 15 полицейских и выгребало  все из магазинов, где товар был низкого качества, а за ними ехал трактор и все собирал и перемалывал. Кто-то из китайцев плакал, кто-то вешался, но это было.

И когда качество товара стало лучше, ценник тоже поднялся, а русские приезжали и торговались по той цене, что был ширпотреб — китайцы  начинали злиться, а русские — материться. Были и избиения в магазинах, русские боялись торговаться, китайцы реагировали на них очень агрессивно... Сейчас этого нет. Китайцы осознали, что в случае конфликтов русского с китайцем, виноват китаец, потому что русский имеет право выбора — где и что купить.

- А что касается поддержки русских в Суйфэньхэ? Вы ее чувствуете?

- Здесь действуют две полиции — одна криминальная, другая — для  русских. В центре стоит автобус, куда могут обращаться русские по любым проблемам. Также в мэрии есть отдел, занимающийся русским туризмом, куда любой человек может прийти и задать любой вопрос. Полиция везде повесила номера телефонов: звоните в случае проблем.

Исчезли рвачи сумок на улицах, меньше стало хулиганов, не так страшно идти ночью гулять, в магазинах стало больше культуры. Китайцы поняли, что на русских нужно работать: нет русских — нет Суньки. Половина магазинов закрылась. Почему? Нет покупателей. Многие теперь ездят в Хуньчунь — там люди вежливее.

- Как за последнее время изменился город?

- Суйфэньхэ как город меняется в  лучшую сторону с каждым годом  — кинотеатр, цирк построили, фонтанов понаставили, озера облагородили. Культура в город приходит потихонечку, очень  медленно. К сожалению, нет городского бассейна. Суйфэньхэ получил статус города, раньше это была деревня. Теперь по статусу в провинции первым идет Харбин, а на втором месте — Суйфэньхэ. Это дает право на получение субсидий из федерального бюджета. До этого город был на самообеспечении.

- А чем будет жить город, если поток туристов сократится еще больше?

- Есть транспортные предприятия. Производство на частном уровне очень развито  — всяческие лесопилки, деревообрабатывающая промышленность, сендвич-панели, ковка  металла, грибы выращивают, сазанов  растят. Много всего. По мелочи, но работают. Малый бизнес поддерживается государством — на два года выдаются деньги без процентов и без налогов. А через два года если ты раскрутился, платишь государству, если нет — извиняешься и берешь деньги под другой бизнес. Вообще не сравнить с Россией

- Есть какие-то интересные фишки, которые удивляли в китайцах?

- Вообще-то культуры у китайцев нет. Пепельницы на столах в заведениях появились буквально два года назад. У них не считается зазорным сорить на пол. Я задал вопрос: «Ну  почему ты лузгаешь семечки на пол, можно же в тарелку, и все будет чисто?». На что мне ответили: «Ты не прав. Я заплатил ресторану, его уборщица получит деньги за свою работу — я дал работу другому китайцу». Даже сейчас на свадьбах принято сорить под столы. Это показатель благополучия. Да, сейчас сигареты они тушат в пепельницу, но по привычке семечку лузгают на пол. Это у них в крови.

- Но менталитет их как-то меняется?

- Да, если раньше они предпочитали вести  бизнес, то теперь массово идут учиться. Вот, например, дочка у моей хозяйки Нади — ей 12 лет, но она обалденно играет на пианино, как в России в консерваториях играют. Она ездила в Пекин на прослушивание, получила высокие оценки, но не прошла по возрасту — ее возьмут только с 14 лет. Вот она выучится и станет преподавателем. А почему? Потому что работать преподавателем — это престижно, она будет получать хорошие деньги. Сейчас уже многие начинают думать о будущем. У многих дети учатся за рубежом — Франция, Германия, Бельгия, Россия.

- А самые престижные профессии  — какие?

- Раньше здесь считалось, что официантка — это престижно, потому что есть зарплата, чаевые, питание  и проживание. Сейчас это уже не котируется. На сегодняшний день самые популярные профессии - учителя и  инженеры — то, что было в СССР в 70-е.

- Какие-то вещи — привычки, еще что-то для себя переняли, может, философию?

- Да, я стал более спокойным, более  уравновешенным. Я не занимаюсь ни цигуном, ни у-шу, но философия их мне очень близка. Я христианин, но по натуре я буддист. Буддизм — это  «внутри тебя Бог», соответствуй этому. Ты сам себя создаешь.

- У вас есть семья?

- В самый первый год со мной приехала жена. Мы здесь год прожили, а потом она уже ждала дочку, ей пришлось уехать. Я остался. Она ждала меня десять лет в  России, а сейчас я в разводе. Теперь у меня есть гражданская жена. Русская. Честно признаюсь - за все время в Китае ни разу не был с китаянкой. Не воспринимаю я их как женщин.

 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru
 — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru  — newsvl.ru

Загружаем комментарии...

Полная версия сайта