Новости Владивосток

Президент-председатель правления банка ВТБ ответил на вопросы журналистов

Андрей КОСТИН, президент-председатель правления банка ВТБ, председатель Делового саммита АТЭС ответил на вопросы журналистов.

АТЭС называют форумом, эксперты называют форумом, который объединяет слишком разные экономики, а потому, по мнению экспертов опять же, этот форум не имеет перспектив для интеграции. Разделяете ли вы это мнение? И что, на ваш взгляд, саммит АТЭС, председательство России в АТЭС может принести России?


Андрей КОСТИН: Ну, я думаю, тот факт, что подобного рода заседания уже проходят около двух десятков лет, говорит о том, что этот форум, этот механизм достаточно устойчивый. Конечно, страны, которые представлены в рамках АТЭС - а это государства, их более 2-х десятков - и их экономический потенциал составляет более 55% ВВП мира и около половины мировой торговли, они, конечно, различные и по своему уровню развития, да и даже по своей географии, своему местонахождению. Но, тем не менее, это на сегодня, повторю, одно из крупнейших объединений. И те элементы, которые там существуют, существуют и подходы такой глобальной интеграции, и более локальной, в том числе есть интеграционные процессы в рамках АСЕАН и ряда других групп. Они, тем не менее, развиваются последние десятилетия. И, более того, я бы сказал, что с учетом нынешней ситуации на мировых рынках те проблемы, которые испытывает сегодня Европа, растущие роли, которые мы наблюдаем со стороны ряда ведущих государств региона АТЭС - они, конечно, показывают, что роль этого региона будет расти. Но с другой стороны это будет порождать и новые проблемы, и новые вызовы, которые в рамках АТЭС придется решать. И в этом плане, конечно, саммит, который проходит в России, он является еще одним важным. Это большая честь, конечно, потому что, я говорю, около двух десятков стран. Россия впервые такое право получила. Россия очень серьезно к этому готовилась. К сожалению, оказалось, что с точки зрения инфраструктуры у нас еще не очень она развита на Дальнем Востоке. Поэтому пришлось все строить, начиная с дорог, мостов, аэропорта и даже здания университета. Все это останется на Дальнем Востоке, все будет способствовать развитию Дальневосточного региона России. Поэтому, мне кажется, решение было правильно о проведении саммита именно там.

Как Россия использует председательство в АТЭС? И какие инициативы предлагает Азиатско-Тихоокеанскому региону?

Андрей КОСТИН: Ну, Россия достаточно активно вела политику в отношении проведения, безусловно, этого форума. И наряду с традиционными темами, которые из года в год переходят с одного саммита на другой - это вопросы, связанные, в частности, с либерализацией внешней торговли, инвестициями. Здесь, в России тоже есть что сказать, потому что Россия сейчас присоединилась к ВТО. Это совершенно другие условия для нас, в том числе участие в интеграционных процессах в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Россия включила в повестку дня такие важные вопросы как развитие логистического обеспечения, транспортная составляющая. Это для нас очень важно. И огромный потенциал имеет, скажем, и Северный морской путь, и Транссибирская железнодорожная магистраль для обеспечения связи между регионами Тихого океана и Европой, например. И также вопрос развития инновационных технологий, инновационных продуктов, инновационной экономики. Поэтому эти вопросы будут в повестке дня обсуждаться как в деловом саммите, также и на деловом консультационном совете, но также и во встречах с лидерами, которых у нас запланировано достаточно много.

Андрей Леонидович, каковы интересы у банка "ВТБ" на азиатском рынке?

Андрей КОСТИН: Вы знаете, банк "ВТБ" уже не первый год позиционирует себя как банк, который развивается на новых рынках. И мы, пожалуй, единственная финансовая структура, которая на сегодня представлена непосредственно своими филиалами, либо дочерними компаниями в таких странах как Китай, Гонконг, Сингапур, Вьетнам, Соединенные Штаты. И поэтому мы, в общем, являемся активными сторонниками развития сотрудничества, в частности, мы, допустим, лидер по торговле рубль - юань, имеем даже специальный диплом за эти успехи Шанхайской биржи. Поэтому мы видим огромный потенциал в том, что касается развития сотрудничества с этим регионом. И мы пытаемся обеспечить для наших клиентов и также для тех иностранных партнеров, которые работают с Россией, необходимую финансовую инфраструктуру, банковскую инфраструктуру для того, чтобы они могли проводить расчеты, привлекать инвестиции и так далее.

Как вы оцениваете перспективы азиатских валют - юаня или йены - стать резервной валютой?

Андрей КОСТИН: Вы знаете, с одной стороны, когда мы говорим о трансформации международной системы, надо признать, что нельзя вводить административно или насильственно. Но мы сегодня переживаем период, когда объективно наметились проблемы, если не кризис, с точки существующих резервных валют. Те последствия, которые имел финансовый кризис для американского доллара, для евро, особенно вы видите, и параллельно вопросы усиления роли в мировой экономике таких государств как Китай, и России тоже, создают предпосылки для того, чтобы количество валют, которые используются как для расчетов, так и в качестве резервной, будь-то, может быть, сначала на региональном уровне, а потом на глобальном, они появляются. Здесь, конечно, надо учитывать и риски, которые существуют. Но, я думаю, что это будет зависеть, вот, или как бы три важные темы. Первая: конечно, те государства, которые претендуют на роль такого рода валюты, должны иметь стабильный рост. Их роль в экономике мировой должна повышаться. Во-вторых, эти государства должны иметь жесткую бюджетную дисциплину, они должны, их бюджеты должны быть как бы стабильными. Ну, и, в-третьих, речь идет, наверно, о том, что нужно создавать механизмы. Это может быть на региональном уровне, скажем, в рамках АТЭС. Но это и роль Международного валютного фонда в возможности поддержания стабильности такого рода валюты. Думаю, что для России, в общем-то, такие предпосылки есть. Во-первых, в России мы имеем стабильную макроэкономическую ситуацию, большие резервы золотовалютные. Во-вторых, в России серьезно снижена инфляция, за последние годы более чем в два раза. В-третьих, мы достаточно широко уже начали использовать валюту на постсоветском пространстве и в рамках тех интеграционных процессов, которые идут у нас, в частности, Таможенный союз и ЕврАзЭС - это тоже предпосылка для этого. Поэтому, я думаю, для того, чтобы рубль стал, и рубль уже достаточно активно используется и в расчетах с Китаем, приграничной торговли и не только, и в расчетах со странами СНГ. Поэтому, я думаю, что рубль должен в ближайшие годы перерасти из российской национальной валюты, в общем-то, валюту такого постсоветского пространства. И постепенно, я думаю, как региональная валюта и на азиатском вполне может претендовать на такую роль. Риски, правда, при увеличении количества валют в качестве резервных тоже возрастают. Но, мне кажется, это достаточно объективный процесс, особенно если посмотреть сегодня, что происходит с госдолгом Соединенных штатов, которые составляют примерно 100% ВВП страны, или то, что происходит с евро в результате тех кризисных моментов, которые происходят в экономике ряда стран Европейского союза.

На правах рекламы

Генеральная лицензия Банка России № 1000

Полная версия сайта